Белорусский бомонд выступление «3+2» на «Евровидении» проигнорировал

Только Светлана Стаценко написала — «молодцы» — и прибавила к этому слову 17 восклицательных знаков...

 

Белорусская группа «3+2», занявшая в финале «Евровидения» 24-е место, на следующий день после возвращения из Осло дала пресс-конференцию, на которой ответила на волнующий всех вопрос: так кто же прицепил участникам группы «эти жуткие костюмы с дешевыми крыльями»?

Гневное письмо Макса Фадеева, разосланное им сразу же после финала конкурса по редакциям белорусских и российских СМИ, волновало журналистов гораздо больше, нежели предпоследнее место на «Евровидении».

«С Максимом Александровичем группа «3+2» общалась в последний раз после первого полуфинала, — пояснил первый зампредседателя правления телеканала ОНТ Сергей Хомич. — До полуфинала он звонил нам и был настроен весьма позитивно. Даже странно, почему он вдруг решил изменить свое мнение. Ему понравился номер, понравилось исполнение, постановка и даже крылья... Мне трудно комментировать это письмо. Может, в России несколько Максимов Александровичей?».

По словам Хомича, телеканал заказал у Фадеева песню, клип, сценические образы и костюмы. И «жуткие дешевые крылья», которые так возмутили российского продюсера, тоже обсуждались. Более того — Фадеев идею с крыльями одобрил. После того, как ОНТ полностью оплатило готовый продукт, телеканал, согласно подписанным контрактам, имел полное право распоряжаться им по своему усмотрению. В том числе вносить в номер любые изменения.

«А реакция на крылья, которую мы видели в зале во время выступлений в Осло — она была очень положительная», — подытожил Хомич.

«Да и песня Butterflies была популярна в Осло, ее все-все пели, — горячится Артем Михаленко. — Нам все говорили: «Увидимся в десятке или пятерке!» А когда открывались крылья, это всегда сопровождалось бурей эмоций. Вообще внимания к нам было не меньше, чем к лидерам конкурса — Азербайджану или Израилю».

«Самая обсуждаемая тема в Осло была — как открываются крылья бабочек, — улыбается директор дирекции спецпроектов ОНТ Анжелина Микульская. — Греки прибегали, пытали нас: «Скажите, ну как вы это делаете?!».

От наболевшей темы «жутких» крыльев перешли непосредственно к «Евровидению». «Мы довольны тем, что вышли в финал», — заявили участники группы «3+2». Что касается финала — во время голосования не сработал принцип добрососедства.

«Думаю, в этом конкурсе есть важная закономерность, — рассуждает Сергей Хомич. — На каждом конкурсе всегда есть только 2-3 песни-победительницы. И может пройти очень много лет, прежде чем страна «выстрелит».

«А следующего белорусского участника «Евровидения» тоже ОНТ будет готовить?», — поинтересовались журналисты. «Дайте выспаться!», — шутливо возмутился Хомич.

В этом году участие Беларуси в «Евровидении» впервые финансировалась не государством, а телеканалом ОНТ. Однако сумму, в которую обошлось это участие, ОНТ упорно скрывает.

«Когда свадьба?», — пресса переключилась на Артема Михаленко, намекая на его помолвку в Осло с одной из сестер-близняшек. И тот вдруг… растерялся: «Мы еще молодые, рано пока думать об этом…». На выручку пришел Сергей Хомич: «Телеканал ОНТ еще не решил!».

В Осло группа «3+2» подружились с представителями России, Украины и Молдовы. Александр Рыбак постоянно навещал ребят; его мама во время голосования отправляла SMS-ки за белорусов. Однако белорусские исполнители выступление «3+2» проигнорировали — после выхода в финал наша делегация не получила от них ни одной поздравительной SMS-ки. Только худрук и дирижер Президентского оркестра, в котором работают ребята, Виктор Бабарикин прислал короткое «урассимо!», да Светлана Стаценко написала — «молодцы». И прибавила к слову 17 восклицательных знаков!

«Я, когда в Беларусь вернулся, даже машину поцеловал — от счастья, — признался Артем Михаленко. — У меня вообще мечта была в Осло: вернуться домой, позвонить маме и съесть огромную тарелку борща…».