Анна Фокина: у меня — бешеный ритм жизни

Балерина Анна Фокина — прима Большого театра оперы и балета, преподает мастерство в хореографическом колледже...

Балерина Анна Фокина — прима Большого театра оперы и балета, преподает мастерство в хореографическом колледже. И снимаем мы Анну в стенах этого же колледжа. В выходной день тут очень тихо…

Анна Фокина. Фото Тани ВельтАнна Фокина. Прима белорусского балета. Окончила Белорусский государственный хореографический колледж, кафедру режиссуры балета Петербургской консерватории им. Римского-Корсакова (мастерская Н.А.Долгушина). В 1996-2002 годах — солистка государственного театра оперы и балета Петербургской консерватории, в 2002-2008 — Академического театра оперы и балета им. Мусорского в Петербурге (Михайловский театр). С 2008-го — солистка Национального академического Большого театра балета Беларуси. В ее репертуаре: «Баядерка» (Гамзатти), «Бахчисарайский фонтан» (Мария), «Страсти (Рогнеда)» (Анна Багрянородная), «Спящая красавица» (Принцесса Флорина) и другие спектакле.

 Фотогалерея «Анна Фокина. Зазеркалье» 

— Мы думали сначала пойти проторенным нами путем, и снять в какой-нибудь непривычной обстановке, как и других, — рассказывает автор проекта, фотохудожник Таня Вельт. — Но ведь балерина — это и образ, и стиль, из которых так просто не выпрыгнешь! Мы думали даже о съемках в театре, но потом Анна подумала об этой школе: она тут и сама училась, и теперь преподает — вдвойне родные стены!

Готовимся ко съемкам в гримировочной: пространство вокруг заполнено пачками, пуантами, фотографиями, косметичками и даже пледами. «А как вы думали, даже спать здесь иногда приходится!» — говорит Анна, улыбаясь нам в зеркало, у которого над ее образом работает визажист.

В клетке ждет начала фотосессии очаровательный кролик Макс. Съемочная группа, одолжившая живой реквизит на денек, то и дело волнуется: не замерз ли, не хочет ли пить-есть? Макс демонстрирует дружелюбие и желание фотографироваться, но, как выясняется, с испугу сильно царапается. 

— Платье! Берегите платье! — волнуется стилист, и мы разрабатываем методу безопасного удерживания кролика на руках.

Анна позирует в танцевальном зале, в холле и вестибюле, меняя платья от белорусских дизайнеров, которые все, как одно, — легкие и невесомые.

После переодевания в гримерной Анна предлагает мне конфетку из своей сумочки.

— Балерины едят конфеты? — от души изумляюсь я.

— Балерины едят все! При таких физических нагрузках, которые мы испытываем, попробуй-ка не есть! Но, вообще, это правда, что нормы веса существуют: партнеру-то делать поддержки тяжело, нужно думать и об этом.

— На что купить билетик, чтобы посмотреть на Анну Фокину в деле?

— Сейчас готовится премьера, балет «Сильфида», я танцевала в этой постановке в Михайловском театре в Санкт-Петербурге. Надеюсь, белорусскому зрителю тоже будет интересен этот спектакль. Помимо премьеры есть текущий репертуар: в ближайшее время у меня будет партия в «Бахчисарайском фонтане», «Чиполлино», «Золушке»…

— Есть стереотип, что все ученицы балетных школ мечтают станцевать лебедя. Это так?

— Мне кажется, что станцевать лебедя мечтают, когда поступают. Дальше вкусы уже меняются. Есть великое множество ролей, которые могут раскрыть темперамент, характер самой балерины. Конечно, случается так, что выпускница хочет станцевать какую-то партию, но это совсем не значит, что она сможет это сделать.

— Существует ли понятие моды в балете?

— Конечно, сегодня «Лебединое озеро» существует в классическом варианте на сценах академических театров. Но существуют также постановки этого балета на музыку Чайковского в интерпретации современных мастеров, где используется современная пластика, современные формы балета. Это интересно и здорово. Я, например, видела постановку, где партию главного лебедя и всех остальных лебедей исполняют мужчины. И это очень красиво!

— Белорусский балет не отстает от современности?

— У нас огромный классический репертуар. Я считаю, что это очень важно, потому что классику танцевать сложнее всего и сложно держать ее на должном уровне. Поэтому мы нацелены на то, чтобы сохранить это и передать в классическом же виде будущему поколению.

— Как у преподавателя у Вас есть амбиции?

— Амбиций как таковых нет. Но иногда приходят студенты, которые не то что забыты или не востребованы, но к которым требуется индивидуальный подход. Я вижу, что многие из них способны на гораздо большее, чем показывают в этот момент. И моя задача — помочь им раскрыться. Наша работа связана с колоссальной физической нагрузкой. Поэтому иногда нужно просто перешагнуть барьер усталости и работать дальше. Это сложно, кто спорит…

— Сколько часов в день Вы обычно танцуете?

— Бывает по-разному. Бывают репетиции по несколько часов подряд с небольшими перерывами, а вечером — спектакль. Каждый артист балета ежедневно обязан провести тренаж, самостоятельный урок, который занимает около часа. И бывает так, что, кроме урока, в этот день больше ничего… Но это так редко!

— То есть, сегодняшняя съемка не была утомительной?

— Ой, ну что вы! Это приятно: нарядили, накрасили, причесали… Наряды, кстати, совсем не в моем обычном стиле — у меня бешеный ритм жизни, и я просто не могу себе позволить такие летящие платья, высоченные каблуки… Но тем интересней примерить на себя новый образ!

— Анна, говорят, что балерины не могут позволить себе детей, а Вы — мама…

— Это — неправда! Есть успешные балерины, у которых по трое детей, и я считаю, что это здорово. Потому что, во-первых, я — мама, а потом уже — все остальное.


Видеорепортаж со съемочной площадки

Партнер проекта — РУП «Белтелеком»





Оставьте комментарий (0)