Олег Сильванович: фамилия директора «Беларусьфильма» не имеет значения

Глава студии рассказал, как будет переводить студию на самоокупаемость, зачем киноиндустрии нужны льготы и почему фамилия директора не имеет значения…

 

 На киностудии «Беларусьфильм» вот уже три месяца как новое начальство. 30 июня на должность гендиректора студии был назначен Олег Сильванович, руководивший до этого департаментом по кинематографии Министерства культуры. Новый глава киностудии пришел фактически на пустое место — после непродления в конце 2010 года контракта с Владимиром Заметалиным место руководителя «Беларусьфильма» оставалось вакантным полгода.

В интервью интернет-газете Naviny.by Олег Сильванович рассказал, как будет переводить студию на самоокупаемость, зачем киноиндустрии нужны льготы и почему фамилия директора киностудии не имеет значения.

— Бытует такое мнение, что человек, приходящий на руководящую должность крупной организации — самоубийца. Потому что работы и критики окружающих много, а вот «плюшек» — почти и нет. А в вашем случае никто и не скрывал, что первое время вы будете исполнять роль антикризисного управляющего…

— Работа руководителя действительно всегда и везде была непростой. Тут больше ответственности и обязанностей, чем каких-то привилегий и бонусов. Потому, естественно, когда я соглашался на должность, то понимал, что работы будет много. Так все и произошло. Работы очень много — и в первую очередь потому, что нужен системный подход по отношению к киностудии, где была реанимирована советская модель со 100% бюджетным финансированием. И она практически нежизнеспособна в условиях хозяйствования, которое рассчитано на получение прибыли, на рентабельность и возвратность.

Что касается отношения людей к власти, то это обычная позиция сытого человека, который находится в комфорте с окружающей средой — быть недовольным начальством. Но как только у человека начинаются какие-то проблемы, он тут же обращается к властным структурам, чтобы они помогли вернуть ему состояние комфорта. Однако я — не государственная власть, я — не чиновник, я — руководитель хозяйственного субъекта. «Беларусьфильм» — не бюджетная организация, мы работаем на полном хозрасчете. И я пришел, чтобы показать, что хозрасчет — нормальное слагаемое для работы современной киностудии.

— Как вас восприняли сотрудники киностудии?

— Задачи подружиться с коллективом передо мной не стояло. Хотя я знаю многих здешних людей по 30 лет, и отношения у нас нормальные. Такие и должны быть отношения у руководителя с коллективом — нормальные, деловые. Хотя, честно говоря, я думаю, что директор киностудии вряд ли сильно нравится сотрудникам. Потому что приходящий навести порядок человек изначально приходит в устоявшуюся среду, где он — внешний раздражитель. Он раздражает тем, что не дает вести дела по-старому, тем, что говорит о необходимости экономической целесообразности. И мои идеи часть сотрудников поддерживает, а часть — нет. Им удобнее продолжать свое прежнее существование. В этом основная сложность.

Однако, приходя на киностудию, я рассчитывал на людей, которые пришли в кино из идеалистичных побуждений, которые хотят добиться качественного результата, которые хотят прикоснуться к кинематографу, делающему их немного вечными. И я уже их вижу, такие люди здесь есть. И думаю, в течение трех месяцев мы урегулируем все вопросы, связанные и с оплатой труда, и с организационно-штатной структурой, завершим все кадровые перестановки, оптимизацию численности, полностью завершим реструктуризацию и санацию.

— Кстати, об оплате труда. На каком этапе находится конфликт с аниматорами?

— Аниматоры написали мне, как гендиректору, обращение о необходимости повышения заработной платы. На самом деле, мы уже около месяца над этим работаем, и в прессу информация попала уже тогда, когда были обозначены определенные шаги, предпринятые для решения проблемы. А она делится на несколько составляющих.

Есть вопросы оплаты труда штатным работникам, связанные с повышением тарифной ставки первого разряда. И в этой части было решено часть прибыли предприятия определить на повышение зарплат штатным работникам. К сожалению, не в два-три раза, но в соответствии с нашими возможностями и необходимостью. Есть вопрос и с повышением минимальных ставок авторского вознаграждения, который относится к творческим специальностям. Четыре недели готовились изменения, которые в 2,5 раза повышают эти ставки. Полагаю, они будут внесены в соответствующее постановление Совмина. Есть также проблема с оплатой труда фрилансерам. Потому что одно дело существовать на правах работника, получающего зарплату по договору, а другое — работать на киностудию как ИП. И так было бы проще: потому что повышение стоимости услуг третьей стороной (ИП) — основание для повышения сметы проекта, а увеличение сметной стоимости из-за роста заработной платы штатных работников может быть мотивировкой только при официальном увеличении тарифной ставки первого разряда.

Это обычная бухгалтерско-экономическая проблема, к творческим вопросам она не имеет отношения. В связи с экономической ситуацией мы находимся в таком же положении, как и все. До какого-то периода зарплата средняя по киностудии была 500 долларов. И думаю, рано или поздно мы к этому придем. И в новом году, думаю, сметная стоимость проектов возрастет.

— За счет чего?

— За счет реализации идеи государственно-частного партнерства: привлечения внебюджетных источников финансирования — то есть, совместных проектов с иной природой капитала, которые позволят увеличить сметную стоимость; за счет увеличения сметной стоимости в проектах, которые будут делаться по заказу; за счет собственных средств киностудии и за счет кредитных средств.

— С 1 июля вступил в силу указ № 145,  фактически освобождающий кинопроизводство от налогов…

— Не только «Беларусьфильм», а всю кинематографию. Есть еще и вторая составляющая стимулирования развития киноотрасли — мы ожидаем, что скоро выйдет еще один указ президента, где будут определены все условия и механизмы оказания государственной поддержки кинопроектам, в частности, прописаны условия получения льготных кредитов на кинопроизводство. Это такой дуальный законопроект, который создаст условия, чтобы отрасль получила свой ренессанс. Все это делается, чтобы привлечь в киноиндустрию финансовые зарубежные потоки и инвестиции, частный капитал независимо от страны происхождения. Многие страны мира дают финансовые и налоговые льготы кинопроизводителям. Потому что помимо коммерческой выгоды тут речь идет и о престиже государства. И на сегодня Беларусь в законодательном плане по предоставлению льгот для киноотрасли опережает даже Европу.

— Однако не все от этого в восторге. Во-первых, на белорусское кино после этой новости обрушилась очередная волна критики. Мол, Латушко сказал, что и так «только 7% бюджетных средств, которые вкладываются в проекты «Беларусьфильма», возвращаются обратно государству», а теперь белорусских кинопроизводителей еще и от налогов освободили. А во-вторых, вы и сами ратуете за самоокупаемость киностудии. Не идут ли такие послабления в разрез с вашими же заявлениями?

— Экономика, которая является базисом киноиндустрии, и художественный кинопроцесс резко конфликтуют между собой. Поэтому государство и предлагает ряд преференций и бонусов для кинематографии — чтобы сделать более целесообразными такие проекты, чтобы мы могли получить какую-то плюшку и экономию на налогах, и у нас в результате появилось бы больше денег, которые мы могли бы реинвестировать в кинопроизводство, чтобы киноотрасль развивалась. Государство — не рантье, оно не дает тебе деньги, чтобы ты их прокрутил и вернул назад с процентами. Оно дает деньги, чтобы ты снял достойный фильм, чтобы его увидели граждане страны, чтобы национальная киностудия что-то заработала, и часть денег вернулась в оборот — и чтобы они были определены на следующее кинопроизводство. У государства много задач и целей — есть экономика, но не менее значима и культура!

— Еще на представлении сотрудникам киностудии Вас в качестве директора Вы пообещали, что «реконструкция и модернизация Национальной киностудии «Беларусьфильм» поможет ей вернуть былую славу и великолепие». Каким образом возвращать их будете?

— За счет инициатив и инноваций. Например, переработка самой структуры киностудии. Для этого мы изучали исторический опыт, получили научную модель белорусской киностудии, провели анализ предложений изнутри киностудии, провели анализ структур частных киностудий, новых на постсоветском пространстве.

Одним из первых моих шагов было сокращение должности одного из своих замов, чтобы завязать все финансово-экономические вопросы на себя. Это позволит руководителю ясно осознать, где есть упущенная выгода. И это нормально, когда прежде всего руководитель все эти вопросы понимает. Далее нужно определить источники и резервы по решению кадровых проблем. Необходимость в кадровых изменениях есть всегда и везде. И для меня в этом главное — приход молодых кадров.

Следующая задача — выйти на целесообразность и окупаемость наших проектов. Для этого нужно объединять финансовые потоки: бюджетное финансирование с собственными средствами, заемными (банковский кредит, например), внебюджетными источниками финансирования (привлечение соинвесторов или партнеров на совместные постановки).

Важно также исключить тотальную безадресность кинопродукта. Так, мы создали фокус-группы из молодых людей, которые не являются апологетами киностудии, но которые заинтересованы в качественном белорусском кинематографе. И они дают много интересных замечаний, которые мы учитываем. Параллельно создан общественный Совет мэтров.  Это 12 человек, киноспециалистов высокого уровня, которые готовы работать за идею и на энтузиазме.

— Как решается вопрос ремонта здания киностудии? Сотрудники ведь давно жалуются то на падающую побелку, то на обветшалость своих кабинетов и, извините, даже санузлов…

— Принята мощная инвестиционная президентская программа по реконструкции киностудии «Беларусьфильм», под которую выделены достаточно серьезные деньги. В рамках этой программы предусмотрено следующее: строительство нового корпуса киностудии за нашим главным зданием, строительство новой автобазы, строительство нового здания Театра-студии киноактера, а также полная реконструкция главного корпуса киностудии, являющегося к тому же историко-культурным памятником. Одно крыло в основном корпусе у нас уже реконструируется, и новое здание, и автобаза уже в процессе строительства. Срок окончания инвестиционной программы — конец 2012 года. А конец 2015 года определен как срок завершения технической модернизации киностудии.

— Министр культуры Павел Латушко, когда Вас назначили, сказал, что Вам «предстоит реализовать национальный кинопроект, основанный на истории и культуре Беларуси». Что это будет за проект?

—Сейчас у нас есть в рассмотрении три кинопроекта, которые мы планируем заявить как национальный. Как только станет известно, что из этого получится, мы проинформируем. А раньше времени не хочется рассказывать — чтобы не навредить делу.

— Незадолго до Вашего появления на «Беларусьфильме» студия осталась без главного редактора.  Есть ли у Вас планы по назначению человека на эту должность? Есть ли в планах другие кадровые изменения? Ведь, как часто бывает, новое начальство приводит новых сотрудников…

— Вообще на данном этапе должность главреда упразднена. Поработаем так ближайший год, накопим интересные к реализации проекты и посмотрим, оправдана ли такая стратегия. Редактор в моем понимании в новой структуре киностудии — это уже креативный продюсер, который работает над художественной составляющей проекта от сценарной заявки и до появления окончательной версии на экране. В том понимании, в котором он был в советские времена — технический специалист, который сидит и только вычитывает текст — не нужен.

Что касается других назначений, то, конечно, придет кто-то новый. Но конкретно я никогда не приведу — люди придут ко мне. Потому что я не трудоустраиваю родственников и друзей, я подбираю кадры, чтобы киностудия стала лучше.

— На одной из пресс-конференций вы затронули тему художественного качества фильмов отечественного производства, отметив, что пока «с этим есть проблемы». А не могли бы Вы конкретно назвать удачные и неудачные, на ваш взгляд, фильмы белорусского производства?

— Я ведь киновед, и понятие «нравится» или «не нравится» для меня — не основные. Если я вижу, что работа сильная, то мне все равно, получает она где-то призы или нет. Потому что приз — всего лишь отчетность. Главное — сам продукт. Поэтому в какой-то части белорусский кинематограф имеет очень яркий потенциал. Многое демонстрируют студенческие работы. Мы сейчас запускаем дипломные работы мастерской Ефремова — и там есть ну очень яркие ребята. Однако последние годы — кризис белорусского кинематографа.

Хотя есть работы, которые мне нравятся. Так, смотрю фильм «Масакра» Кудиненко и понимаю, что режиссер демонстрирует, что он может реализоваться, и с явно недостаточным бюджетом выдает яркие и интересные художественные решения, но в то же время этот фильм не станет вершиной в его творчестве. Хотя там есть и ряд блистательных эпизодов, но он не цельный, не весь такой. Картину Павлова «Все, что нам нужно» нахожу очень изящной. Смотрю картину «Волки» Колбышева и понимаю, что у него очень пластичное ощущение стиля и формы, умение создать атмосферу.

Что касается фильмов, которые мне не нравятся, то они не нравятся не только мне, они не нравятся всему обществу. Моя задача — сделать так, чтобы мы гордились своими кинофильмами. Как, например, фильмом Климова «Иди и смотри». Когда Спилберг снимал «Список Шиндлера», то показывал «Иди и смотри» своей съемочной группе, чтобы люди, никогда этого не видевшие, поняли, что такое война. Или же, например, «В августе 44-го» Пташука — есть свои шероховатости, но есть нерв, драйв и дыхание — есть чем гордиться.

— А чем за время своей работы на посту гендиректора киностудии лично вы гордитесь?

— Процесс завершенности — полтора-два года. Потому за три месяца гордиться каким-то конкретным проектом — смешно. Но я горжусь тем, что мне удается привлечь на киностудию ряд крупных игроков на рынке кинопроизводства. Это российские и немецкие продюсеры. Например, Влад Ряшин или Хайно Деккерт. Появление таких людей — определенный кредит доверия, который продюсеры выделяют киностудии. Не директору лично, а киностудии «Беларусьфильм». И фамилия директора не имеет значения, важно, чтобы киностудия жила, развивалась и крепла.