Рокер и тенор оценивают финалистов «Еврофеста»

Рокер Олег Джаггер и тенор Григорий Полищук прослушали, оценили и прокомментировали композиции белорусских претендентов на поездку в евровизийный Баку…

Финал «Еврофеста» — национального отбора для «Евровидения-2012» — переносился уже дважды. Сначала представителя Беларуси на конкурсе в Баку должны были назвать 28 января, затем — 31 января, теперь финальные разборки отодвинули еще на две недели — на 14 февраля. Организаторы «Еврофеста» говорят, что переносы связаны исключительно с объективными причинами, одна из которых — желание конкурсантов получше подготовиться. Что ж, пусть готовятся. Возможно, стремящиеся попасть на «Евровидение» музыканты учтут и достаточно критичные и где-то даже резкие замечания наших экспертов, которых Naviny.by попросили прослушать, оценить и прокомментировать конкурсные композиции.

Итак...

Олег Джаггер Минаков Олег Джаггер Минаков — лидер некогда популярнейшей группы Roublezone, уже 15 лет живет в Бельгии — пишет музыку, исполняет песни, живо интересуется «Евровидением», на «Радиус FМ» ведет музыкальную передачу «Частная коллекция».
Григорий Полищук Григорий Полищук — начинал карьеру как солист Белоруской оперы, но уже 13 лет выступает в Европе по контракту с Венским концертным агентством, преподает вокал в Белорусском университете культуры. В репертуаре тенора — классика и эстрада. Проводя примерно по полгода за границей, артист, тем не менее, прекрасно осведомлен о положении дел в белорусской музыке.

— Каково общее впечатление от прослушанных песен?

Олег Джаггер: — Надо отметить, что в этом году песни более адекватные, нежели в прошлом. Но все же в Беларуси есть какой то странный стереотип в вопросе, какой же должна быть песня для «Евровидения»? Больше говорят не о песне, а о том, сколько потрачено денег на аранжировку, костюмы, прически… Такой подход в выборе песни и исполнителя практикуют, как правило, в странах с нецивилизованным шоу-бизнесом.

А в странах, где бизнес состоялся, закон отбора прост: его диктует рынок, и деньги, как правило, зарабатываются, а не тратятся…

Я с трудом себе представляю европейского тинейджера, у которого из айфона играла бы одна из представленных на «Еврофесте» песен. А вот Maroon 5 с песней Moves Like Jagger звучит изо всех утюгов! Балладные песни также есть, например, Adele — Someone like you. Ну, где такие песни? Почему никто не ориентируется на сегодняшний хит-парад?

Песня для «Евровидения» должна отражать существующую моду и настроение, либо задавать его. А все представленные на «Еврофесте» песни — за рамками современной европейской музыкальной моды и, к сожалению, не являются чем-то совершенно новым.

Григорий Полищук: — Песни чаще всего звучали сами по себе, исполнители были на сцене сами по себе. «Евровидение» к музыке, вокалу, искусству никакого отношения не имеет. Поэтому так ли важно обсуждать песни в контексте этого конкурса? На «Евровидении» имеет шанс на успех тот, за кого будет отдано больше голосов, причем абсолютно не за вокал, а по геополитическим и разным другим причинам. С этой точки зрения больше всего шансов у Гюнешь и, может быть, у Юзари.

— Будь вы в жюри, какая песня не попала бы в финал?

Олег Джаггер: — Выступление Виктории Алешко, как говорится, совершенно из другой оперы. Это типичный мюзикл — совершенно неприемлемый жанр на «Евровидении». Такие песни пролетают сразу, они совершенно не вписываются в фестиваль. На этом конкурсе не надо никакого гротеска! Английское произношение — даже не обсуждается. Виктория поет на языке, отдаленно напоминающем английский.

Авторы этого произведения абсолютно не думают о коммерческой жизни песни. Ведь главная задача «Евровидения» — выбрать хит. Песню, которая взорвет радиоэфиры Европы, как это было с группой АВВА, Александром Рыбаком. Даже песня Русланы звучала по всем каналам.

Ну, представьте себе эту песню на радио… Я лично не могу это сделать.

Григорий Полищук: — Виктория Алешко — душевная, теплая исполнительница. Но в этой песне она больше говорит, чем поет. На белорусской сцене Виктория уже считается опытной певицей, но западные артисты до пенсии занимаются с педагогами, поэтому они профессионалы, а наши — самодеятельность. На белорусской и российской сцене мастеров — единицы, всем остальным надо учиться, учиться и учиться.

— С моей обывательской точки зрения, лучшие — Litesound и Юзари. А как вы их оцениваете?

Олег Джаггер: — Litesound — очень приличная песня! И с произношением довольно неплохо. Есть коммерческий потенциал. Обращает внимание то, что ребята поют очень неуверенно… Думаю, что у них будет время подучить свои партии, а вокалисту не надо срываться на крик — это ему не идет. И в конце эту верхнюю нотку лучше не брать.

У Юзари более-менее что-то близкое к формату сегодняшних музыкальных тенденций. У меня есть только вопрос по аранжировке, звучит слегка пустовато, нет плотности: где-то перебор в инструментах, где-то недобор. Я бы назвал эту аранжировку слегка разбалансированной.

Но если бы это был конкурс на лучшую песню к новому фильму о Джеймсе Бонде — она без сомнения была бы в лидерах!

Григорий Полищук: — Litesound достаточно однообразно выступают. Я назвал бы это не пением, а мелодекламацией. Наши артисты, конечно, смотрят выступления западных звезд, замечают какие-то приемы и стараются их применить. Причем применить абсолютно бездумно, чтобы показать: мы тоже так умеем. Но это механическое копирование ничего не дает. Мое впечатление: Litesound не сумели передать голосом смысл песни. Но ребята имеют очень хорошие данные, им надо учиться, развиваться, потому что, повторюсь, потенциал есть.

К Юзари с точки зрения вокала у меня много претензий, особенно что касается интонации. Но артист обладает энергетикой и вполне может быть симпатичен публике.

— Гюнешь называют «опытным бойцом» в борьбе за победу в «Еврофесте». Каковы ее шансы, на ваш взгляд?

Олег Джаггер: — У Гюнешь очень хорошая песня, но не для «Евровидения», а вот как заглавную песню для фильма или мультфильма, типа «Король Лев», на титрах — просто супер! Но опять же, английский — просто ужасный. Если бы у меня была возможность, я бы поработал с ней над правильным произношением. А исполнительница действительно красавица! Улыбка очаровательная, жаль, что этого недостаточно для победы!

Григорий Полищук: — Из всех финалистов Гюнешь наиболее вокально сильна. Но беда с ее нарядом. Я понимаю, она смотрит журналы, следует модным тенденциям, но то, что отлично смотрится на странице журнала, совсем иначе выглядит в жизни.

Мне нравятся теплые певицы, Гюнешь же холодна… Но объективно у нее есть шансы на какое-то призовое место, потому что за нее проголосуют восточные страны.

Примечание Naviny.by. Гюнешь приняла решение в финале «Еврофеста» исполнять другую композицию. Наши же эксперты оценивали песню And morning will come, с которой Гюнешь выступала в полуфинале. Новую композицию Гюнешь пока держит в секрете.

— Ну и Алена Ланская осталась, которая с шестой попытки попала на фестиваль «Славянский базар», зато очень успешно.

Олег Джаггер: — Как сказала в интервью Ланская, «она следила за конкурсами прошлых лет, анализировала и в итоге представила песню в формате «Евровидения». Маленький совет Алене: анализировать надо не конкурс, а победителей, а точнее говоря — успех! И здесь невооруженным ухом слышно, что стандартные «в формате Евровидения» песни никогда не побеждали, во всяком случае, последние 10-15 лет. Каждый год с подобными песнями приезжает Мальта. И всякий раз пролетает.

И вообще, анализ прошлых сезонов — это малопродуктивное предприятие. В сегодняшней ситуации гораздо важнее попробовать предугадать тенденцию моды, а в лучшем случае — стать ее законодателем.

Соглашусь с Ланской — это типичная песня в формате «Евровидения», но такой подход, извините, минимум 15-летней давности.

«В этой композиции можно показать вокал». Цитата Ланской. На этом конкурсе нужна песня. Никого не интересует ваш, Аленушка, вокальный потенциал. Это не конкурс диапазонов и голосовых возможностей. Нужен хит! Современный, соответствующий сегодняшнему музыкальному рынку. А ваша песня слишком гротескная для простого народного фестиваля, каковым является «Евровидение».

Не понимаю, почему у всех восточноевропейских стран такая тяга к гитарному соло в стиле Гари Мура. Такое чувство, что проваливаешься во времени.

Молодая, красивая с очень хорошими вокальными данными девушка поет песню образца минимум 88-го года. Белорусские композиторы страдают академизмом, а песня должна быть простой и понятной, которая смогла бы подчеркнуть молодость, легкость и красоту исполнительницы.

Григорий Полищук: — Ланская на три ступени ниже всех остальных финалистов. У нее самый стертый голос. На сцене видим молодую девушку, а голос — как у 50-летней. По-настоящему у нее звучат три ноты, остальные — отсутствуют. Если Алена Ланская поедет на «Евровидение» — это априори такой же результат, как у Анастасии Винниковой.

— Вы знаете рецепт успеха на «Евровидении»?

Олег Джаггер: — Послушав песни финалистов «Еврофеста», я еще раз убедился: для того чтобы уловить настроение европейской публики, тенденцию развития музыкальных стилей и написать по-настоящему всеевропейский хит, нужно жить в Европе или, как минимум, слушать европейскую музыку, бывать на концертах.

Если вы обратите внимание на выступления западноевропейских артистов, то никакого кордебалета у них нет. У Алены особенно примитивно выглядит постановка танца, предлагаю ей не париться с танцорами — они не играют большой роли. Повторюсь, самое главное в конкурсе «Евровидение» — это песня, которая заживет своей жизнью после конкурса. Это хорошо получилось у того же Саши Рыбака и у позапрошлогодней победительницы из Германии Лены.

Их песни были практически год после победы в ротациях европейских радиостанций. А некоторые остаются в эфирах на долгие годы. А вот Димы Билана не было. Песня оказалась не нужной западному слушателю.

Маленький совет на будущее — на «Евровидении» надо уметь удивлять! И не дорогими шоу, а простотой и красотой! Не выходить на сцену со стандартными, вычисленными композиторами-профессионалами песнями, а с искренними простыми и добрыми, написанными от души. Как было у Александра Рыбака. А он смог завоевать сердца именно нестандартностью, искренностью и добротой!

Деньги и костюмы также не впечатляют жюри, вспомните Агурбаш, наверное, это было самое «богатое» выступление за всю историю конкурса, и сравните с бельгийским парнем с гитарой в 2010 году Томом Дайсом, а он между прочим вошел в пятерку лидеров. Или прошлогоднего итальянца. Где танцы? Где костюмы? А у человека — второе место! Доброта и искренность плюс модные тенденции европейского рынка — вот ключ к успеху.

Григорий Полищук: — Чтобы занять хотя бы 6-е место на «Евровидении», надо быть как минимум узнаваемым на немалой территории. Как это было с Димой Колдуном. После «Фабрики звезд» конкурсанта знали в СНГ, поэтому за него активно голосовали. Но Дима к тому же имеет голос, и он пел.

На мой взгляд, последние 5-6 лет на «Евровидении» побеждали слабейшие, особенно в смысле вокальных данных. Я вообще считаю, что этот конкурс портит вкус публики.