Юрий Хащеватский: пока не успеваю сделать то, что хотел бы

Белорусскому режиссеру присудили российскую премию за вклад в кинолетопись…

 

Белорусскому режиссеру Юрию Хащеватскому присудили престижную российскую кинопремию. Примечательно, что в прошлом году такой же награды был удостоен Александр Сокуров.

Национальная премия «Лавровая ветвь» в области неигрового кино и телевидения за вклад в кинолетопись будет вручена белорусскому документалисту 15 декабря в Москве. А с 12 декабря в кинотеатре «Художественный» пройдет ретроспектива фильмов Хащеватского.

Сам режиссер замечает, что факт награждения его российское премией — поступок со стороны жюри «Лавровой ветви». Напомним, одна из последних работ Хащеватского — фильм о российско-грузинской войне «Лоботомия», в котором критикуется российская власть.

«Мне кажется, мои российские коллеги, которые принимали решение о моем награждении, уже поняли, что Россию пытаются столкнуть на тот путь, которым пошла Беларусь, — предположил Юрий Хащеватский в интервью Naviny.by. — По видимому, они согласны со мной в этом смысле, они поняли, что другого пути, кроме как бороться с этим явлением, просто нет. Лукашенко ведь — не случайность, это явление. И, к сожалению, это характерно вообще для всего постсоветского пространства — слишком уж искореженная ментальность у наших людей за тысячелетия».

В России сейчас, по словам режиссера, происходят очень серьезные сдвиги «в представлении интеллигенции о том, что и как должно быть».

«А в Беларуси, — говорит Юрий Хащеватский, — к сожалению, нет такого большого сконцентрированного слоя, который бы этого хотел. У нас большое количество адекватных и осознающих ситуацию людей, но этого пока недостаточно».

У белорусского режиссера много самых различных премий и наград. Но самой дорогой он называет премию имени Сахарова российского союза писателей «Апрель».

«Я ее получил в 1997 году за фильм «Обыкновенный президент», — рассказал Хащеватский. — Она мне очень дорога, потому что я оказался в очень хорошей компании — вместе со мной ее получал блистательный писатель Борис Васильев. А до меня в разные годы ее были удостоены Булат Окуджава, Фазиль Искандер. Вручали мне ее Анатолий Приставкин и Егор Гайдар, которых я безмерно уважаю. В общем, это было почетно и вообще невероятно… Также за «Обыкновенного президента» получил еще превосходный приз — премию Human Rights Watch, которую в «Линкольн-центре» Нью-Йорка мне вручала Изабелла Росселлини».

Вообще, дорогих призов много, потому что ни один не может быть проходным, рассуждает режиссер: «Все они — результат каких-то процессов, творческой деятельности. Вот, например, мне дорог «случайный» приз на фестивале «КиноЛев» во Львове. Это «уличный» фестиваль, на котором кино показывают прямо на улицах. И кто-то из белорусских ребят привез туда «Плошчу», причем привезли поздно, и фильм в программу фестиваля не вошел. Его просто показали на улице. Как мне потом рассказали, его посмотрело 10 тысяч человек, и это был такой оглушительный успех, что организаторам не оставалось ничего, кроме как включить его быстренько в программу и дать ему главный приз. Так что любой приз ценен, особенно тот, что идет от людей».

Юрий Хащеватский уже задумывается над новым проектом.

«Есть такой замысел — фильм «Совращение Европы», названный по аналогии с «Похищением Европы», в котором я бы хотел проанализировать, каким образом коррупция и диктатура из России и Беларуси проникает на Запад, — рассказал документалист. — Ведь диктатура и тоталитаризм, на самом деле, очень привлекательны для любого чиновника. Уверяю вас, в мозгах очень многих тамошних чиновников есть мысль, что пресса ему мешает работать. И многие из них, мне кажется, с внутренней симпатией, пониманием и даже завистью смотрят на наш режим».

А это опасно, считает режиссер: «Особенно сейчас, когда Европа поредела, когда в Европе появилось огромное количество люмпенизированных людей, которые не работают, а живут на пособие. И появление в такое время популистов особенно вероятно. А кто такие популисты? Те, кто дает простые ответы на очень сложные вопросы. А вот эти простые ответы — самое страшное, что было в истории цивилизации. Ведь простой ответ был дан в царской России в 1917 году, простой ответ был дан в 1933 году в Германии…».

Хащеватский отмечает, что все это пока лишь затеи, потому что для такого проекта необходимо довольно много средств: «Тут надо исследовать деятельность многих западных фирм, потому нужна большая юридическая точность, и, соответственно, в проекте должны работать очень серьезные следователи и юристы, добывающие безукоризненные факты и обрабатывающие их. Потому, пока я не найду материального обеспечения от заинтересованного юридического лица, это все будет только прожектами».

Также режиссер хотел бы организовать в Беларуси школу документалистов.

«Но здесь я не могу это сделать, — поделился он. — Также не могу реализовать несколько своих игровых фильмов, очень сильных, потому что наша администрация вычеркнула из славного племени кинематографистов. Для меня закрыты двери абсолютно всех организаций в Беларуси, причем не только государственных, но и частных тоже. Потому что они боятся, вечно оглядываются, ведут себя, как те пограничники белорусские, которые потихоньку, пока никто не видит, мне жмут руку и благодарят за фильм, но не более того…».

Юрий Хащеватский, по его словам, не может сказать, что в Беларуси он реализовался в профессии полностью.

«Даже не могу сказать, что я в состоянии реализовать себя здесь хотя бы на 40%, — признался он. — Благо, сейчас, благодаря развитию техники, у меня появилась возможность делать кино самостоятельно. Есть прекрасного качества недорогие камеры, монтаж можно сделать на любом компьютере. Сегодня очень распространено хоум-видео, это недорогое удовольствие. А чем хоум-видео отличается от профессионального? Только профессионализмом того, кто это делает!.. В то же время, к сожалению, оценивая свою программу, которая есть у каждого человека, и которая во второй половине жизни уже достаточно ясно нарисована, могу сказать, что есть проблемы — пока я не успеваю сделать то, что хотел бы».