Белорусский стрит-арт окунется в городские проблемы

Стрит-арт должен приносить пользу, считают белорусские уличные художники и предлагают не засорять городские стены никчемной «мазней»...

 

Стрит-арт должен приносить пользу, считают белорусские уличные художники и предлагают не засорять городские стены никчемной «мазней», а отправлять населению конкретные месседжи.

Белорусское стрит-арт-сообщество Signal объявило о проведении конкурса городскую проблему!», в рамках которого художники могут предлагать свои идеи уличных рисунков, способных привлечь внимание общества и властей к проблемам белорусских городов. На реализацию достойных идей организаторы обещают предоставить баллончики с краской или другие необходимые материалы (клей, бумага в ценовом эквиваленте 10 баллончиков).

Зондируя почву, организаторы конкурса уже провели экспериментальную акцию и оказались удивлены количеством желающих в ней поучаствовать. В результате конкурс решено продлить и немного модернизировать, рассказал Naviny.by координатор проекта Signal Олег Ларичев.

Эксперимент длился меньше месяца, и за это время к организаторам обратились около полутора десятков человек, что для белорусского стрит-арта является немаленькой цифрой. Правда, настоящих уличных художников среди них оказалось всего четверо, остальные же предлагали только идеи, не имея ни малейшего понятия о способах их реализации, рассказал Олег Ларичев.

В результате было решено организовать тренинги для людей, у которых есть хорошие идеи, но нет навыков в уличном рисовании. Как говорит координатор Signal, не обязательно уметь рисовать, чтобы отправить свой «посыл» обществу — теперь это можно делать в компьютерных программах.

В будущем конкурс планируется проводить каждые две недели, но участникам будут предлагать уже конкретную тему, например, проблему уплотнения городской застройки. Авторы лучших идей будут приглашаться на семинары, где смогут обсудить свои проекты с художниками-практиками.

В ходе первой, экспериментальной акции были отобраны семь стоящих идей, авторы которых тоже смогут посетить семинар и впоследствии реализовать свои задумки. Например, художники предлагают обратить внимание на образ Минска, для которого маркетологи сейчас активно создают собственный бренд. В разных районах города предлагается оставлять подписи, соответствующие характеру этого места. К примеру: «В этом районе грустно» и т.п.

Другие участники акцентируют внимание на проблемах социальной инфраструктур в некоторых районах, из-за чего часто можно наблюдать очереди в банках или на почте.

«Мы увидели, что людям есть что сказать и молодежь волнует не только вопрос легализации марихуаны», — отмечает Олег Ларичев.

Социализированное творчество

Однако не всякая настенная живопись является стрит-артом. Обычные граффитчики, рисующие на стенах малопонятные надписи, или бомберы, промышляющие экстремальным рисованием на городских высотках и поездах, не создают остросоциальных работ и рисуют, в основном, для себя и себе подобных. Стрит-арт же считается формой городского протеста и призван не просто «разрисовывать» город, а нести обществу вполне конкретное послание от художника.

«В Беларуси довольно много людей занимается граффити, но не так много увлекаются стрит-артом, — говорит Олег Ларичев. — Те же, кто, вдохновившись Бэнкси и другими художниками, пробуют себя в стрит-арте, обычно копируют западные картинки и западные проблемы, не вкладывая в свои работы белорусский смысл».

«Мы хотим, чтобы те, кто занимается граффити, пробовали себя в более осмысленном творчестве, а те, кто хочет заниматься стрит-артом, обратили внимание на белорусскую действительность, чтобы работы были не только красивыми, а еще и считывались прохожими, несли в себе смысл», — добавил он.

Главное отличие стрит-арта от граффити заключается в цели. Изначально граффити считалось лишь техникой в стрит-арте (спрей-арт), которая существовала параллельно с трафаретом, наклейками и другими изобразительными средствами. Сейчас, по словам Олега Ларичева, культурологи все чаще называют граффити субкультурой, направленной на саму себя. Надписи, оставленные граффитчиками, как правило, понятны только представителям этой субкультуры, а для остальных являются лишь красивым пятном. Такие надписи обычно используются граффитчиками для пометки «своей» территории.

«В стрит-арте художник что-то говорит прохожим, его мысли читаются в рисунке», — пояснил координатор «Сигнала».

Помимо социального, существует еще декоративный стрит-арт, у которого есть своя цель — обыграть, изменить городское пространство. Среди представителей такого искусства можно назвать уличных художников Yra (Витебск) и MUTUS (Пинск).


Фото Signal

Настоящих уличных художников в Беларуси — единицы

По мнению Олега Ларичева, сейчас в Беларуси созданы наиболее благоприятные условия для развития социального стрит-арта. «СМИ навязывают мнение, что в Беларуси нет серьезных проблем, обычные граждане тоже не задумываются о проблемах. Стрит-арт — это агрессивное вторжение в городскую среду, хочешь не хочешь, но ты будешь на это смотреть», — объяснил он.

По словам координатора стрит-арт-сообщества, рейтеров, которые в своих работах поднимают социальные проблемы, «можно пересчитать по пальцам одной руки» — например, Mrrr, Dream, Anonce и Бусел. «В их работах считывается месседж, и их работы цепляют», — считает Ларичев.


Работа Mrrr. Фото Signal

Например, белоозерские художники сделали социальный трафарет напротив бара — портрет Гитлера с бутылкой и надписью «Выпей за победу!».


Фото Signal

Иногда стрит-арт может быть довольно резким. У Dream’а, например, этим летом появились новые трафаретные лозунги: «Мусоришь — ты что п*др?», «Бухаешь на улице — ты что п*др?». Олег Ларичев, например, считает, что такой стрит-арт, несмотря на благородную идею, уподобляет автора тем людям, к которым он обращается.

Легальный стрит-арт превращается в малярную работу

Еще одним из стандартов стрит-арта является медийность — работы должны иметь вирусный эффект, и фотографии с их изображением должны распространяться по соцсетям, даже если рисунок замажут через полчаса.


Фото iPinsk.by

«Но замазывают в основном традиционные граффити. Часто, если работы не похожи на обычные граффити, их не трогают», — рассказывает Олег Ларичев. К примеру, работы Бусла — постеры с изображением дам эпохи Ренессанса — уже несколько лет висят во дворе на проспекте Независимости.

Тем не менее, организаторы конкурса рекомендуют участникам согласовывать свои проекты с властями, если им это, конечно, удастся, ведь с чиновниками нужно согласовывать и сам рисунок. Для сравнения, в Германии для создания уличного «полотна» любого размера главное — согласовать его с собственником здания, в то время как у нас необходимо получить разрешение городских властей, отмечает Ларичев.

Хотя в некоторых белорусских городах (Гомель, Пинск) стены разрисовываются даже по заказу местной администрации или рекламных агентств. Однако, по мнению Олега Ларичева, подобная легализация приводит к коммерциализации уличного искусства.

«Граффити сейчас — это малярная работа, городское оформление, а стрит-арт — это протест», — отмечает он.