Диана Арбенина экранизирует мысли в песни

Лидер группы «Ночные снайперы» рассказала студентам БГУ о том, что делает ее счастливой…

 

10 декабря лидер популярной группы «Ночные снайперы» Диана Арбенина изменила свой привычный маршрут Москва — минский вокзал — папа — площадка — вокзал — Москва и сразу после приземления самолета на полтора часа приехала на истфак БГУ, чтобы пообщаться со студентами и журналистами.

«Очень кайфово, что я приняла предложение пообщаться с вами. Вы такие классные, открытые ребята, с вами так легко! Я могу быть такой, какая есть на самом деле, не закрываться перед вами. Это очень важно», — призналась Диана, когда время встречи подходило к концу.

«Сегодня я разговорчивая, между прочим», — заметила известная исполнительница и рассказала много интересного: о детях, о любви, о новой программе и даже о футболе.

О родине

Сегодняшняя наша встреча — это очень неожиданное мероприятие для меня. Я согласилась на нее только потому, что очень редко бываю на своей родине. Завтра у меня неожиданно свободный день, буду весь день шататься по Минску, может, с кем-то из вас еще встретимся… Мне захотелось вас увидеть ни для чего. Просто так, чтобы побыть в этой атмосфере, среди прекрасного белорусского студенчества. Я родилась в Воложине. Но там мы прожили недолго. Переехали в Борисов, где я выросла. Детство проходило в переулке Саперный города Борисова.

У меня здесь живет отец. Когда приезжаю в Минск, сразу с поезда к папе, потом на площадку, потом на поезд — и в Москву. Помню, когда я училась в восьмом классе, мы тусовались хорошей компанией в Серебрянке… Троицкое предместье, проспект я очень любила. Однажды шла по проспекту босиком. Меня увидел милиционер, ему это не понравилось, и я получила дубиной. Не знаю, так ли у вас сейчас…

Родина — это там, где ты чувствуешь, что ты — дома. Это с возрастом приходит. Мне уже 38 лет. Когда вы дорастете — поймете, о чем я.

О детях

Моим детям 4 февраля исполнится три года — у меня двойняшки. Первыми словами из уст моих детей были «конь» и «огонь». Мы летели на трех самолетах, и, видимо, Тёма прозрел и заговорил… Благодаря детям я научилась терпимости и терпению. Когда дочь надевает по двадцать минуть трусы и колготки, сложно ждать… Воспитывать сразу двоих детей — это большой урок. После рождения детей я поняла, что ничего еще не сделала. Все переворачивается, когда появляются дети. Это новая, иная жизнь. Но она стоит того, чтобы практически бросить музыку, а потом в нее вернуться. Я поняла, что не могу не заниматься музыкой. Поэтому я вынуждена иногда оставлять детей одних...

Вижу своих детей свободными. Не буду их пихать насильно в музыку. Если это в них проклюнется само, если они будут талантливыми и способными — помогу, а если нет — найду в себе силы признать это.

О скромности

Раньше у меня было такое, что я могла выйти и начать говорить: вот, я не умею читать стихи, как-то странно пою… Алла Демидова сказала мне однажды: «Если ты вышел на сцену, не надо прибедняться. Нужно делать то, что делаете».

О белорусской музыке

Я не очень хорошо знаю белорусскую рок-музыку. Знакома с творчеством группы «J:Moрс». Вообще же мне нравится белорусская фольклорная музыка. Славяне остались славянами. Я думаю, что музыка и в России, и в Беларуси развивается в равной степени. Для нас, стран бывшего Советского Союза, фольклорная музыка естественнее, чем рок-н-ролл.

О себе 18-летней

Я двадцать лет назад — это ужас! Сейчас я представляю собой очень гармоничное существо. Не приведи господь вам встретиться со мной тогда… Моя мама до сих пор в шоке, что я не учу иностранцев русскому языку, а пою песни, как кто-то сказал сегодня, «под пиво».

 

О книгах, которые сформировали

Я просто перечислю. Это «Пеппи Длинныйчулок», «Карлсон, который живет на крыше», потом Хемингуэй, Ремарк, русская классика, особенно Тургенев, Достоевский. Потом я влюбилась в современную зарубежную литературу. Сейчас читаю роман «Мистер Гвин» Алессандро Барикко. Еще очень люблю Бродского и Мандельштама.

О любимой музыке

Это в первую очередь «Времена года» Чайковского. Эту пластинку мне родители ставили с роддома. Я ее до такой степени переслушала в свое время, что лет до семнадцати ненавидела классическую музыку. Но потом все вернулось. Потом была итальянская эстрада. Потом барды — Галич, Окуджава. Затем я начала слушать Цоя, «Аквариум». Потом меня кинуло в хеви метал… Затем были «Крематорий», «Наутилус», Queen. Самое любимое, что есть сейчас — это группа Muse. Я живу сейчас их музыкой. Когда ездила на гастроли на машине, слушая в дороге музыку этой команды, то привозила очень много штрафов. Ну невозможно слушать их и не втапливать!

О друзьях

Сейчас мое общение — это очень узкий круг. Я общаюсь с минимальным количеством людей. Особенно после рождения детей людей становится все меньше и меньше. С каждым годом они отсеиваются. Одиночество встает большими стенами. Но ничего не поделаешь, такова жизнь.

О личности в искусстве

Если мне нравится личность, то мне все равно, в каком жанре человек что-либо создает. Мне интересна в первую очередь сама личность создателя. Если я перестану доверять человеку, то и интерес к его творчеству пропадет.

 

О Шевчуке

Нет, у меня нет ощущения, что Юрий Шевчук списался. Шевчук — один из самых больших наших поэтов. Мне очень не хватает Башлачева. Это большая утрата для тех, кто говорит по-русски.

Об автобиографиях

Современники знаете, чем грешат? Они пишут автобиографии. Кому-то исполнилось сорок лет, и он начинает описывать свою жизнь. Мне всегда интересно: что он придумал, а что помнит?.. Я считаю, что нужно жить и реагировать на то, что происходит с тобой. Писать автобиографию я не собираюсь, нет.

О формате

То, что звучит сейчас по радио, нельзя слушать вообще. Сложно наплевать на формат и делать то, что ты хочешь. Тем более мне, довольно порывистой и стремительной. Чем больше вы любите то, чем занимаетесь, тем больше вы любите людей. Чем более вы востребованы, тем счастливее вы в семье. Это мое призвание и мне придется с этим жить.

О журналистах

С журналистами у меня прекрасные взаимоотношения. У меня в роду пять журналистов. Я и сама хотела стать журналисткой… Я знаю эту профессию изнутри. Помню, когда я была маленькая и мама писала дома материалы на печатной машинке, все ходили дома на цыпочках: мама думает. Журналистика — это очень сложная профессия. Главное, чтобы молодая поросль журналистов была грамотная, чтобы молодые люди знали язык, на котором пишут. Для того чтобы не вылезали «ослиные уши», нужно быть подкованными. Как говорил Цой, «следи за собой, будь осторожен».

Об ответственности

Во всем вини саму себя — этому меня научила мама. Если ты пришел на пресс-конференцию пьяный, а потом винишь журналистов в том, что они написали, как все было, то ты сам дурак. Будь готов к встречам.

О белорусском языке

Я не знаю белорусского языка. В 1978 году, вроде, родители решили, что нам нужно пожить на севере. Поэтому у меня не было возможности его выучить. А сейчас нет времени. Мой отец классно знает белорусский. Он вообще очень образованный человек. Я на него ровняюсь.

 

О счастье и несчастье

Человек счастлив, когда он гармоничен с собой, когда он перестал бояться себя, своих убеждений, своих мыслей, и когда он любим. Когда есть эти три составляющие — то ты в раю. А ад наступает тогда, когда ты не в ладу со своей совестью. Когда остаешься один на один с собой, ты же понимаешь, чего ты стоишь на самом деле. Совесть не прощает подлости, предательства, лживости. Если вы не поняли, что такое любовь и не отдали это чувство никому, кроме себя — вы нищие духом.

О футболе

Мало побед, больше пафоса. Мне так нравится наблюдать за терпением народа... Ну не выиграли сейчас — но в следующий раз точно повезет. А вдруг повезет?.. Но стоит признаться, я одна из тех, кто верит в победу наших футболистов.

Об альбоме «4»

Это не последний, а крайний альбом. Его название пришло ко мне во сне. Во сне я услышала и аранжировки. Так получилось, что они пришли ко мне, когда я спала… Сейчас мы с группой с головой погружены в новую программу. Мы не просто так приглашаем вас на наш концерт. В нашей новой программе есть свет, звук, мысли, хорда. Это намного интереснее, чем просто какой-то концерт. Программа «4» — это не просто рок-концерт, это мысли, которые экранизированы в песни.

О «черных списках» музыкантов

Как можно относиться к тоталитаризму?.. Видимо, и меня сейчас внесут в черный список.

О творческом кризисе

У меня еще не было кризиса. У меня просто нет времени на кризисы.

О песнях

Я никогда не записываю все то, что мне приходит в голову. В песни превращается только то, что остается в памяти. Песня — это такое состояние, когда ты постоянно находишься в поисках того, как выразить свое ощущение, понимание. Потом думаешь: все, поймал! Но очень скоро ты чувствуешь неудовлетворенность и продолжаешь поиски…

Об итогах

Последние два года я стараюсь подводить итоги года, осмысливать, что сделано, чего мы добились, какие были ошибки, что не получилось. Записываю это. Раньше все стремительно проносилось, не успевала подвести какие-то промежуточные итоги. Радость уходящего года — это дети, это наша осмысленная программа. Плечо года — это мой коллектив, настоящий живой организм. Мне очень нравится то, что сейчас происходит. Ребята очень мобилизованные, собранные, хоть бывает и сложно. Неожиданность года — мне не хочется в Америку. Раньше я очень хотела, а сейчас поняла, что интерес пропал.

О будущем

Сейчас я не думаю о каких-то новых проектах. Я очень занята собой.




Оставьте комментарий (0)