Виктор Смольский: быть свободным музыкантом с белорусским паспортом было невозможно

«У белорусских музыкантов по-прежнему очень мало поддержки»…

 

29 августа в минском клубе Coyote состоится концерт гитариста-виртуоза Виктора Смольского с группой Attraction. Поклонникам тяжелой музыки Виктор известен как участник немецкого метал-коллектива Rage. Это первое за долгое время большое выступление Смольского на родине. В рамках полуторачасового шоу прозвучат лучшие композиции из репертуара Rage, а также некоторые произведения Виктора из сольных альбомов.

В преддверии концерта корреспондент Naviny.by поговорила с музыкантом о скорости, образе Минска и свободе.

Смольский
Виктор Смольский родился и вырос в Беларуси. Свою музыкальную карьеру начал в 1983 году в «Песнярах», где стал самым молодым участником коллектива. В 1988 году основал хард-рок-группу «Инспектор», с которой состоялись первые успешные выезды в Европу. В 1993 году Виктор переехал в Германию, где сначала играл с прогрессив-группой Mind Odyssey, а в 1999 стал гитаристом и композитором известного немецкого метал-коллектива Rage, с которым он уже записал около десяти альбомов и объездил практически весь мир.

— Виктор, расскажите немного о программе, которую вы везете в Минск.

— Вперемешку поиграем. И композиции из сольного альбома исполним, и немного из репертуара группы Lingua Mortis Orchestra, которая стала проектом группы Rage. Будет и инструментальная музыка — роковые баллады поиграю. Думаю, люди, которые придут на мой концерт, будут готовы к метал-роковой программе.

— Часто бываете в родном городе?

— Очень редко бываю в Минске. Раз в год, максимум два. Последний раз был зимой, приезжал к родным на Новый год. У меня очень много гастролей, езжу по всему миру, поэтому не удается часто вырываться в Беларусь. Близким и друзьям бывает проще приехать ко мне в Германию, чем мне к ним.

— Почему вы уехали из Беларуси?

— Потому что мечтал быть свободным музыкантом, много гастролировать. К сожалению, с белорусским паспортом это было невозможно. Я устал от множества проблем на родине. Возвращаться в Беларусь я не собираюсь. Мне очень нравится жить так, как я сейчас живу.

— Как, по-вашему, изменился Минск за последнее время?

— Город стал чище, красивее. Это бесспорно. Мое восприятие Минска сейчас очень изменилось. Я стал совершенно другим человеком, прожив в Германии половину жизни. Мне сложно оценить мой родной город. Изменился я или Минск — мне сложно сказать… Что касается музыки, то я не вижу каких-либо значительных изменений. У белорусских музыкантов по-прежнему очень мало поддержки. Прогресса какого-то в музыкальном плане я не наблюдаю. Конечно, находясь здесь, я слышу только то, что до меня доходит. А в Германии не интересуются ни Беларусью, ни белорусской музыкой. Наша страна как бы отрезана от Европы.

— А как же интернет?..

— Я не очень-то дружу с интернетом, честно скажу. Это не мой мир. Все эти социальные сети, фейсбуки я не понимаю. Мне интереснее общаться вживую, видеть глаза людей, с которыми я разговариваю. У меня нет времени, чтобы читать форумы, какие-то обсуждения… Если пишут о моей музыке, конечно, меня это интересует. Но я снова отдам предпочтение общению с моими слушателями, друзьями, критиками в реальном формате. Я стараюсь максимально много разговаривать с людьми на концертах, а не в интернете. Как можно понять, музыку я тоже не стану искать в интернете. Зато люблю посещать фестивали, живые концерты. 

Смольский 

— Ваше хобби — автогонки…

— Да, я профессионально занимаюсь автогонками с 1995 года. Участвую в ралли, гонках на выживание, в чемпионатах Германии. Я всегда езжу с высокопрофессиональными командами и получаю от этого занятия огромное удовольствие. Такое хобби помогает мне быстро очистить голову от музыки. Иногда нужно отключаться от огромного количества нот, которые звучат в голове, а гонки помогают это сделать очень быстро. После езды мне очень легко и хорошо сочиняется музыка. В одной из песен я использовал записанные во время гонок звуки — установил в кабине машины камеру с хорошим микрофоном и получил достаточно хорошую запись звуков гонок.

— Опасные ситуации были?

— Были аварии, да. Слава богу, я не пострадал ни разу. Автогонки — это опасный спорт, безусловно. Но я езжу с серьезными командами, и мы очень четко соблюдаем технику безопасности. Правда, несмотря на это я пару раз умудрился хорошо уложить машину… На самом деле, рисков для жизни много и без гонок. Можно упасть с велосипеда и повредиться гораздо серьезнее, чем во время автогонок. Вокалист группы Rage как-то упал с велосипеда и очень серьезно повредил руку. Я в гоночной машине чувствую себя увереннее, чем на немецком автобане, где каждый едет, как ему вздумается.

— Как родные относятся к такому увлечению?

— Конечно, все родные против моего хобби. Если бы я был отцом, я тоже не очень был бы рад, если бы мой сын выбрал себе такое увлечение… Но я стараюсь подходить к спорту ответственно. Вообще, я люблю всё экстремальное, быстрое. Прыжки с парашютом, полеты на спортивных самолетах и вертолетах, горные лыжи… Мне нравится контролировать количество адреналина. К тому же, эти увлечения помогают мне держать себя в хорошей физической форме.

— Если бы пришлось выбирать между гонками и музыкой?

— Приходилось однажды делать такой выбор. Я занял второе место на гонках в Англии, со мной подписали контракт, но я выбрал музыку, ведь это моя жизнь.

— В очень юном возрасте вы попали в «Песняры». Что вам как музыканту дал этот теперь уже легендарный коллектив?

— Это была прекрасная школа. Мне очень повезло с таким подарком судьбы. Я очень уважал Мулявина, восхищался им. Играя в «Песнярах», я имел возможность записываться в хороших студиях, работать с классными инструментами, посмотрел, что такое хорошие гастроли. Эти годы, безусловно, очень ускорили мое музыкальное развитие. Именно тогда я понял, что музыка — это то, чем я хочу заниматься.

— А ваш знаменитый отец — композитор Дмитрий Смольский?

— Мой отец очень помог мне раскрыться, образовывал меня. Он не классический консерватор, он хорошо относится к джазу, прослушал все мои метал-записи, давал советы по игре на гитаре. Когда я прикатил домой огромную колонку с усилителем и мешал отцу писать музыку, он это стерпел. Со временем я убедил родных, что для меня музыка — не просто забава, а серьезное занятие.

— В Минске состоятся ваши мастер-классы в рок-школе Discovery. Чему научите?

— Буду делиться опытом. Я часто даю мастер-классы, общаюсь с музыкантами, подсказываю, как лучше играть. Они всегда задают очень много вопросов, просят совет. Надеюсь, что мой опыт поможет и белорусским музыкантам. 

Смольский 

— Вы не только музыкант, но и продюсер….

— Да, каждый год я помогаю одной-двум талантливым командам продвигаться. Недавно вот отправил в гастрольный тур один чешский коллектив. Мне нравится помогать талантливым ребятам встать на ноги. Если у меня есть время, я с удовольствием поддерживаю коллег. С группами из Беларуси, России у меня неудачный опыт работы. Помогать им трудно — бесконечные визовые проблемы, невозможно ни с кем договориться… В итоге лейблы просто не подписывают контракты.

— Каким белорусским командам помогали?

— Я думаю, что не стоит называть эти команды, потому что они разобидятся. В нашей стране много зависти, много политики. Был случай: я помог белорусской группе, они поехали в тур по Европе, и из-за этого их потом не хотели пускать на белорусскую сцену! Это странно. С гастролями группы Rage на родине у меня тоже никак не срастается. Не нашел человека, партнера, который бы занялся организационными вопросами. Очень хочется и в Беларуси дать нормальный концерт с Rage.




Оставьте комментарий (0)
  • Хард-роковый имидж, - его подмостки. И я приветствую его притязания. Но больше приветствую старину-Моцарта...
  • Виктор Смольский: быть свободным музыкантом с белорусским паспортом невозможно ===== а зачем им быть, таким музыкантом? не iron maiden же...