Достойна ли «фанера» Национальной музыкальной премии?

III Национальная музыкальная премия обрастает слухами и становится объектом для критики…

III Национальная музыкальная премия, вручение которой состоялось 16 декабря, постепенно обрастает слухами и становится объектом для критики.

Напомним, в числе победителей оказались Алена Ланская (лучший поп-исполнитель), группа «Без билета» (лучший рок-коллектив), группа Apple Tea (лучший джаз-бэнд), оркестр ансамбля «Хорошки» (лучший этно-фолк-исполнитель). Лучшими авторами музыки были признаны Леонид Ширин и Юрий Ващук.

Примечательно, что премии за лучшую белорусскоязычную песню удостоился молодой коллектив ili-ili с песней «Танчыць», премию же за лучший музыкальный альбом получила популярная в иных кругах группа Кriwi (альбом Traukamurauka).

Однако в нынешнем году критике подверглись не только решения жюри, но и сам формат шоу. Часть публики, которой довелось лицезреть это музыкальное действо, осталась недовольной тем, что организаторы растянули мероприятие на 4,5 часа.

Однако больше всего людей возмутили заявления организаторов, что артисты выступали без использования фонограммы. По свидетельству очевидцев, у отдельных артистов во время исполнения ими песни вместе с музыкой пропадал и голос.

Дмитрий ПодберезскийВ том, что практически все участники концерта по итогам премии этого года выступали «под фанеру», уверен музыкальный критик Дмитрий Подберезский. При этом он напоминает, что Министерство культуры в 2011 году приняло решение ограничить использование фонограмм на республиканских концертных мероприятиях и поощрять практику использования «живого» звука.

В интервью Naviny.by Подберезский заявил, что о тотальной «фонограммизации» концерта ему стало известно со слов людей, которые были непосредственно на мероприятии.

«Во всей этой истории только один коллектив хотел выступить вживую, так им даже не дали времени на саундчек. Все остальные работали под фонограмму», — говорит критик.

По словам Подберезского, он присутствовал на первой церемонии вручения Национальной музыкальной премии в 2011 году, «это был полностью фонограммный концерт». «Не думаю, что с тех времен что-то существенно изменилось», — отметил критик.

При этом он признает, что с точностью определить, выступает ли тот или иной артист под фонограмму, может только «специалист, который находится в непосредственной близости к пульту».

«Различных технических штучек на сегодняшний день придумано много, — подчеркнул Подберезский. — Но истину можно определить по качеству звука. Например, если одна песня звучит с высокими частотами, а у другой — глухой звук, то это вызывает подозрения».

Дополнительно убедиться в том, что концерт не был «живым», можно будет, дождавшись, когда появится его телевизионная версия. «Не думаю, что на сцене будут стоять коллективы с подключенными инструментами», — сказал Подберезский.

Владимир КарачевскийЗаместитель министра культуры Беларуси Владимир Карачевский в беседе с корреспондентом БелаПАН подтвердил, что часть прозвучавших во время гала-концерта песен действительно исполнялась под фонограмму. По его словам, по техническим причинам невозможно было обеспечить выступление всех артистов «вживую».

«Это телевизионный проект, — подчеркнул замминистра, — и его авторы вправе сами определять, использовать ли им фонограмму и в каком объеме. Кроме того, для качественной записи телеверсии концерта требуется большое количество времени для отстройки всего используемого оборудования, так что имеет значение еще и фактор времени на подготовку и проведение репетиций».

Отметился на сцене Национальной музыкальной премии и сам Карачевский. Он удивил вокальными данными, исполнив лирическую песню, написанную Леонидом Шириным. Однако по части чистого авторства этой музыки могут возникнуть сомнения.

Олег МолчанИзвестный белорусский композитор и музыкальный продюсер Олег Молчан после того, как прослушал небольшой фрагмент видеозаписи этой песни, опубликованный в Facebook, отметил в интервью Naviny.by: песня, которую исполнил чиновник, ему удивительно напоминает его собственную композицию.

«Начало припева практически до ноты очень напомнило мне песню «Я люблю тебя, родная», написанную мной в 2011 году, даже тональность та же, — сказал композитор. — Первым исполнителем моей песни стал бывший солист Государственного ансамбля «Песняры» Вадим Косенко. Она уже звучала на радиостанциях и до сих пор присутствует на музыкальных сайтах в интернете».

Эту же композицию Олег Молчан в минувшем году выслал Карачевскому для пополнения его репертуара, поскольку «уже несколько лет обещал написать песни» для него.

К своему наблюдению композитор отнесся достаточно легко и с юмором, особенно не переживая по этому поводу. По его словам, такое часто бывает, когда композиторы заимствуют друг у друга «какие-то фразировки, у всех бывает что-то похожее». «Я рад, что у меня появляются подражатели», — добавил он.

Фрагмент песни на музыку Леонида Ширина

 

Песня «Я люблю тебя, родная» на музыку Олега Молчана

Плагиатом исполненную Карачевским песню Молчан не называет, поскольку слышал лишь краткий фрагмент песни, а для однозначных выводов, говорит он, необходимо ознакомиться с композицией целиком.

Заместитель министра культуры подтверждает, что действительно Молчан присылал ему свою песню, но затрудняется сказать, которую из двух — Молчана или Ширина — он получил раньше. И уж точно не показывал песню Олега Молчана Леониду Ширину, уверяет Карачевский.

«Используемый в начале припева мелодический оборот повторяется в разных слышанных мною песнях, не только у этих двух композиторов», — добавляет замминистра культуры.

Композитор Леонид Ширин в свою очередь говорит, что написал песню «За любовь» еще в 2010 году, «года три она лежала в столе точно».

«Такие совпадения, когда разные авторы независимо друг от друга используют одинаковые мелодические обороты, случаются, — подчеркивает Ширин. — Но это именно совпадения. Я очень уважаю Олега Молчана как коллегу и автора замечательных песен, в том числе такой выдающейся, как «Молитва». Если бы я знал о существовании написанной им песни с таким же оборотом, то, без сомнения, исправил бы его. Я и сейчас поправлю эту строчку, сделать это — не проблема».