Дача Владимира Мулявина превратилась в раскиданное гнездо

Дача Мулявина в Лапаровичах под Минском пустует с 14 мая 2002 года — именно в этот день лидер «Песняров» попал в страшную аварию, возвращаясь в город...

14 мая исполнилось 12 лет со дня аварии на трассе Заславль — Колодищи, в которой получил тяжелые травмы народный артист СССР Владимир Мулявин — лидер ВИА «Песняры». Он ехал со своей дачи из деревни Лапаровичи. «Мерседес» не вписался в поворот, машина вылетела на встречную полосу, перевернулась и врезалась в дерево. С тех пор дача Владимира Мулявина пустует.

Никому не нужное наследство?

В 2005 году в газетах писали, что вдова Владимира Мулявина Светлана Пенкина пытается продать дачу. Но сделка, по слухам, не состоялась из-за чрезмерной цены. По другим сведениям, возникли проблемы с оформлением купли-продажи, так как есть вопросы по регистрации земельного участка.

Как уверяют люди, близкие к семье Владимира Мулявина, по закону наследниками являются вдова и дети от всех трех браков: Марина, Владимир, Ольга и Валерий. Владимира Мулявина-младшего не стало в 2006 году. Таким образом, на сегодняшний день наследниками «песняра» предположительно являются четыре человека, и, судя по запущенному состоянию дачи, договориться о ее судьбе между собой не могут.

Между тем, в доме периодически кто-то бывает — в камине лежит зола, мебель время от времени меняет место расположения, скапливается пустая тара от алкоголя.

Артисты в автографах отказали

Через некоторое время после нашей публикации о музее Чеслава Немена на адрес редакции пришло письмо от нашего читателя Игоря, возмущенного судьбой дачи «песняра». Он писал о том, что ему больно смотреть на заброшенный дом и стыдно за такое отношение к памяти Мулявина. Игорь считает, что эта дача должна стать музеем великого музыканта. Свое предложение Игорь изложил в письме, адресованном в Министерство культуры и Минский облисполком.

Чтобы придать письму авторитетности, Игорь попросил у меня помощи в сборе подписей артистов.

Первый человек, которому я отправила письмо на ознакомление и желательно на подпись, был художественный руководитель и директор БГА «Песняры» Вячеслав Шарапов. Он ответил в том духе, что «немножко некорректно с нашей стороны задавать вопросы министерству».

У одного из соратников Владимира Мулявина, «песняра» первого состава, а ныне и музыканта «Белорусских песняров» Владислава Мисевича также нашлись аргументы против подписи письма:

«Я за то, чтобы на даче Володи был музей. Мне возразят, мол, один уже есть в филармонии. Но тот музей мало имеет отношения к «Песнярам» и Мулявину. Мы никогда не работали в тех комнатах, в которых разместили музей. Я догадываюсь, что это сделали для удобства посетителей: перед концертом сразу из холла можно подняться в музей. Но это имитация, а не историческая правда. В филармонии есть комнаты, в которых мы базировались более 10 лет. И вот в них открыть музей было бы логично, а немного витиеватый путь, думаю, даже был бы интересен посетителям. Что касается экспонатов музея, то соглашусь с костюмами, гитарой, афишами, пластинками, но при чем к Мулявину офисная мебель? Он по своему характеру страшно далек от чиновника.

А дача — да, замечательная идея. Дача — это его личное. Мы вместе начинали строить дачи, и даже его супруга проявляла энтузиазм. Именно в этом доме Володя планировал свою жизнь. И именно в нем он провел свои лучшие годы. Но как сделать музей на даче? Я считаю, нужно начинать разговор с родственников, а не с Министерства культуры. Как бы не решили родственники, возникнет вопрос с финансированием: бюджетные деньги распланированы на годы вперед. Нужно искать мецената. И я думаю, это реально, судя по тому, что портрет Мулявина поклонник приобрел за пять тысяч евро. Если бы вопрос звучал так: у меня есть необходимые средства для создания музея, вот тогда я подписал бы письмо, а так это просто досужие разговоры в письменном виде».

Между тем, письмо, похоже, начало тиражироваться как некогда самиздат. Как-то при встрече сказала об идее создания музея Эдуарду Ханку и Анатолию Кашепарову. Оба ответили, мол, в курсе…

«За Мулявина? Давай подпишу!»

Игорь тоже занимался сбором подписей — в первую очередь, через поклонников-участников форума на сайте pesnyary.com и социальные сети. Однако форумчане остались равнодушны к инициативе.

«Просто ярчайший и характернейший пример: взрослый мужчина немного за 50 по имени Владимир заинтересовался идеей, — делится Игорь. — Владимир стал рассказывать, как он чтит память о Мулявине, ходит ежегодно на его могилу, общается со многими бывшими песнярами, Валериком Дайнеко, например. Умилительно называл Мулявина «наш Муля». Отправил ему текст обращения для ознакомления. Сперва файл не открывался, потом письмо не дошло. В общем, кредо таких поклонников — сидеть дома и вспоминать, каким он парнем был.

Разместил в одной из групп в теме «Память» фотографию дома Мулявина. Подписал: «Заброшенный дом В.Г. Мулявина в Лапоровичах». Комментариев нет, но есть несколько отметок «класс»…».

А подписали письмо всего 4 человека из этих групп. Зато несколько человек, никогда не бывших на короткой ноге с «Мулей» и даже не знакомых с «Кошей» или «Валериком» поставили свои подписи. По словам Игоря, все просто: «За Мулявина? Давай подпишу!».

Между тем, многие люди задавали Игорю вопрос: а какой его интерес в этой истории? В правдивость ответа — «просто мне не все равно» — верили не все. Однако это на самом деле так — ему не всё равно. Игорь даже попросил не упоминать его фамилию, мол, собственная профессия не публичная, а примазываться к чужой славе — дурной тон.

…Статуса ценности не имеют

Первым пришел ответ из Министерства культуры. Один из ключевых моментов: «Информируем, что дом, а также предметы, связанные с жизнью и деятельностью В.Мулявина, статуса историко-культурной ценности не имеют и требования Закона Республики Беларусь «Аб ахове гiсторыка-культурнай спадчыны Рэспублiкi Беларусь» на них не распространяются».

И это в год 45-летия «Песняров» то, к чему прикасалась рука Мулявина, ценности не имеет? Хочется спросить, а что за экспонаты собраны в филармоническом музее? Тоже не имеющие ценности?

«Сходил в филармонию в музей, — рассказывал мне Игорь. — Встретили вопросом: «Кто вы?». «Ценитель», — ответил. Поговорили. Выразил мнение, что нужно больше экспонатов, которые отобразили бы именно натуру Мулявина, этапы творчества, взлёты и падения. Ответ: «Что было — то было. Нужно помнить о хорошем. Экспозиция вполне состоялось».

По ходу разговора снова спрашивают: «Назовите себя». Назвал имя. «А кто вы», — снова спросили. «Ценитель», — снова ответил. Под конец сказал о даче. Знают. «А перевезти вещи не пытались?» — спросил. «Так там ничего нет» — ответ. Уточняю, мол, вы это точно знаете, вы туда ездили? Ответ: «Нет, не ездили, но знаю. Но с этим вопросом к Светлане Александровне»… Последний вопрос перед уходом: «Вы уверены, что музею больше ничего не нужно?» Ответ: «Да».

Второй момент: в письме подробно рассказывается процедура придания предметам статуса историко-культурной ценности и отмечается, что «предложений о придании статуса историко-культурной ценности дому, а также предметам, связанным с жизнью и деятельностью В.Мулявина, в Министерство культуры не поступало».

То есть, можно предположить, что ни семья, ни соратники этой темой всерьез не озаботились.

И третье: создание на даче музея или филиала музея республиканского подчинения Министерство культуры считает нецелесообразным. Но если инициативу проявят органы местной власти, то Минкульт готов рассмотреть вопрос.

Ответ Миноблисполкома пролил свет на некоторые вопросы. В частности, 20 марта текущего года состоялся выезд в деревню Лапоровичи Минского района специалистов главного управления идеологической работы, культуры и по делам молодежи Минского облисполкома и отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи Минского райисполкома:

«При наружном осмотре установлено, что состояние земельного участка и дома, принадлежавших ранее В.Г. Мулявину, неудовлетворительное.

В настоящее время данное имущество принадлежит по наследству семье композитора — жене С.А. Пенкиной и детям. Наследниками не представлены письменные уведомления в Папернянский сельский исполнительный комитет о намерении использовать дом для проживания».

 

 

 

Самое интересное, что дача Мулявина стоит открытой, и мы были не первыми журналистами, побывавшими там. Казалось, родственники должны были хотя бы запереть дом, не говоря уже о какой-то консервации. Нет, ничего подобного не случилось.

От настоящего разграбления, когда вынесена мебель, вырваны окна-двери, дом спасает то, что нынче Лапаровичи — как минимум «графское село».

Когда-то, по словам Владислава Мисевича, дом Мулявина был самым крутым, теперь — один из немногих скромных. Поскольку со стороны шоссе Лапаровичи выглядят весьма респектабельно, то не каждый рискнет даже зайти в такой населенный пункт, и это спасает дом от визитов асоциальных личностей.

Далее в письме Миноблисполкома говорится, что «в апреле текущего года Папернянским сельисполкомом будет произведено обследование состояния жилого дома на предмет его признания ветхим и включения в регистр учета пустующих домов в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 23 февраля 2012 т. № 100 «О мерах по совершенствованию учета и сокращению количества пустующих и ветхих домов в сельской местности».

Однако уже май, а компетентная комиссия так и не побывала на даче «песняра».

Naviny.by будут следить за развитием событий и нам важно быть правильно понятыми: ни у кого нет революционного зуда «конфисковать» дачу. Включение дома в регистр учета пустующих означает уведомление о сем факте владельцев, после чего у них будет полгода, чтобы принять какое-то решение о судьбе даче.

Все время, пока велись разговоры вокруг письма Игоря в инстанции, не раз слушала сетования, мол, так государство заботится о памяти Владимира Малявина. Но дело государства — присваивать названия бульвару, а мусор на даче должны убирать ее хозяева.

Так кто владелец дачи Мулявина?

С этим вопросом мы обратились к председателю Папернянского сельского исполнительного комитета Николаю Гильничу.

— Обращался ли кто-нибудь из родственников Владимира Мулявина по поводу дачи за эти 12 лет.

— Нет, ни один человек. После известного вам письма в Миноблисполком я связался с вдовой «песняра» Светланой Александровной Пенкиной. Она уверяет, что дачу ей продал Владимир Мулявин. Разумеется, еще при жизни. Обещала подъехать и привезти договор купли-продажи. Так что эта информация только с ее слов, документов я не видел.

— Говорят, что дача ненадлежащим образом оформлена?

— Точно могу сказать, что не оформлен земельный участок. Он, кстати, очень большой. И если Светлана Александровна займется оформлением, то она сможет претендовать не более чем на 25 соток, которые мы теперь выделяем для домовладений. Но и это будет непросто: мы делали запрос, все годы после смерти Владимира Мулявина налоги не уплачивались. Чтобы все оформить законным образом, нужно выплатить и налоги, и пеню.

— Следует ли из всего сказанного, что дача уже 12 лет является бесхозной.

— По сути, так. Более того, участок запущен и не используется хозяевами, и если бы там не было строений, то его уже давно бы изъяли в соответствии с законом, несмотря на мулявинские корни. Визуально дом, гараж и баня в более-менее нормальном состоянии. Полуразрушены два сарая. Комиссия пока не работала, поэтому моя оценка носит субъективный характер.


Отпечаток руки сына Мулявина — Валерия

— Недавно поклонники ездили к даче и говорят, что территория там благоустроена…

— Своими силами мы привели в порядок территорию вокруг участка — там все сильно заросло, фактически ограничивая проезд транспорта. По закону за этой территорией тоже должен ухаживать хозяин домовладения.


Так выглядела территория вокруг участка до наведения порядка

— Интересовались ли вы у местных жителей о судьбе знаменитой дачи?

— Да, мы опрашивали соседей, наш работник живет в Лапаровичах. Последние год-два никого не видели не даче, а раньше иногда приезжали какие-то компании отдыхать. Но постоянно там никто не жил.




Оставьте комментарий (0)