Олег Молчан. 50 звучных лет

И в свои пятьдесят композитор бесспорно является феноменом: он «звучит» одновременно и легендарно, и современно...

Музыкальные полотна мастера неслучайно «сияют» роскошью: каждая нота его произведений поистине драгоценна. Маэстро Олегу Молчану — пятьдесят.

И в свои пятьдесят композитор бесспорно является феноменом: он «звучит» одновременно и легендарно, и современно. Хоровые произведения на слова белорусских классиков, джазовые фортепианные импровизации, знаменитые фолк-роковые «песняровские» хиты, поп-направление с электронным звучанием — творческий диапазон музыканта не знает границ.

Олег Молчан
Фото Тани Вельт

— Олег, что для вас значат ваши 50? Подводите ли вы черту под каким-то конкретным периодом своей жизни и творчества, либо воспринимаете свои 50 всего лишь как цифру?

— Раньше считалось, что в 50 начинается период старения. Но я недавно прочитал, что для нашего поколения этот период отодвинулся на 25 лет. Поэтому для себя понял, что черту подводить пока рано. Настоящему профессионалу приходится доказывать свою состоятельность ежедневно, ведь даже самые большие достижения со временем забываются, и Олимп приходится штурмовать снова и снова. Мне с детства привили такую «философию», еще во время учебы в специальной музыкальной школе при консерватории. Работа над собой и музыкой продолжается и по сей день.

Будущий мэтр родился в самом сердце белорусской столицы. Творческие гены проявились чуть ли не с младенчества: уже в три года Олег, сын музыкантов, начал постигать нотную грамоту.

В пять — попал на подготовительные курсы к профессору Лерману. В Лицее при консерватории Молчан обучался на двух отделениях: сперва на фортепианном, затем на хоровом.

А в седьмом классе он услышал трио Оскара Питерсона... И понеслось: пропуски занятий, все свободное и несвободное время — в дуэте с роялем. Так появился Олег Молчан, влюбленный в джаз.

— На какой музыке вы росли? Что звучало в вашем детстве?

— Мой отец был музыкантом, баянистом с эстрадным уклоном. Хорошо импровизировал, любил советскую эстраду. Дядя же — Сергей — учился в инязе и постоянно привозил пластинки западной музыки. Особое влияние на меня оказали Be Geese и Queen. Затем в моей жизни зазвучал Оскар Питерсон, и я серьезно заболел джазом: до щелчков затирал пластинки, «снимал» игру, учил импровизационные пассажи. Далее были George Duke, Chick Corea, группа Earth Wind & Fire. В особый же восторг меня приводили работы великого мастера Qincy Jones.

— Кстати, а правда ли то, что в пять лет вы уже пробовали написать оперу? И когда в вашей музыкальной жизни появилась первая серьезная публика?

— Про оперу. Уж не знаю, насколько это были попытки написать оперу, но я даже сейчас помню, что в детстве постоянно находился за инструментом и подбирал какие-то ноты. Это уже потом мне мама рассказывала, мол, отец очень хотел, чтобы я — как Моцарт — написал оперу в пять лет. И поэтому всячески пытался направить меня в верном направлении. Но скорее всего, это семейная шутка.

В школе я пел в хоре мальчиков, дирижером которого был знаменитый Игорь Андреевич Журавленко. Почти все время мы проводили в студии на радио. Записали сольную пластинку, которую выпустили на «Мелодии». Участвовали в постановках Оперного театра, немало ездили по Советскому Союзу: например, выступали в Домском соборе в Риге, в Эрмитаже в Ленинграде, постоянно принимали участие в хоровых праздниках в Тарту численностью публики до ста тысяч человек. Так что… можно сказать, что моя гастрольная жизнь началась со второго класса.

«Джазовая мечта» привела совсем еще юного шестнадцатилетнего Олега Молчана в минскую группу «Диалог» — престижный в то время джаз-роковый коллектив. Во время же службы в армии Молчан инициировал создание ВИА на базе ансамбля песни и пляски: в экстремальных условиях рождаются первые записи песен. К слову, сочиненный Молчаном в этот период хоровой цикл до сих пор исполняется хоровыми коллективами и изучается в музыкальных учебных заведениях. Нередко студенты пишут по нему дипломные работы.

До «Песняров» была еще и филармония: он просто пришел и сыграл. А уже назавтра у музыканта была и аппаратура, и свой коллектив.

Удивительно, но автор бессмертных «песняровских хитов» — таких, как «Молитва», «Милая женщина», «Обманите меня», «Христос воскрес», «Стася», «Кума», «Гуляй, казак!» — сперва и не думал, что его творческий путь так тесно переплетется с легендарным ансамблем. И уж тем более — что он сам внесет бесценный музыкальный вклад в формирование творческого наследия «Песняров».

— Олег, как вы считаете, то, что происходило в вашей жизни, было предначертано музыкальной судьбой? Можно ли сказать, что жизнь сама подталкивала и направляла вас именно туда, где вы должны были «звучать»?

— Я убежден: всё, что с нами происходит, неслучайно. Но все равно пытаюсь эти линии судьбы по мере возможности направлять в нужное мне русло. Как говорится, на бога надейся, а сам не плошай. В моей жизни случилось несколько судьбоносных встреч. Первая — с поэтом-песенником Александром Легчиловым, с которым мы создали много хороших песен: «Маргариту», «У высокiм небе», «Чужую», и который привел меня в ансамбль «Песняры». Кстати, он даже написал на меня симпатичную эпиграмму, которая актуальна и сейчас:

«Няма нiякай у том бяды,
Што кампазiтар малады.
Шукае музу, значыць, знойдзе,
А маладосць… дык гэта пройдзе».

Вторая же судьбоносная встреча — с великим Владимиром Мулявиным. Эта встреча оказала на меня серьезное влияние и заставила изменить планы на будущее. Получилось, что следующие десять лет я посвятил ансамблю «Песняры». Ну а самая главная встреча в моей жизни произошла в 1993 году с моей единственной любимой, с моей музой, верной спутницей жизни и талантливой певицей Ириной Видовой, которая и сейчас идет со мной рука об руку.

В 1989-м — в год, юбилейный для именитого коллектива, — Олег и сам уже выступает на одной сцене с «Песнярами». Дебютирует собственной программой на стихи Легчилова «Ave Sole, или Слово Скорины»: Владимир Мулявин после первого же прослушивания еще «сырой» рок-поэмы вводит молодого музыканта в свой круг.

Гастроли, работа над аранжировками, «реставрация» устаревшего звучания, свежие идеи… На некоторое время Молчан прекращает сотрудничать с коллективом из-за поступления в консерваторию. Но по просьбе Мулявина берется за его новую программу «Вянок». А в 1991-м Олег Молчан — официально участник ансамбля, артист. Позже становится музыкальным руководителем-дирижером.

— Олег, как можно охарактеризовать ваши отношения и творческий союз с Владимиром Георгиевичем Мулявиным? Сразу ли вы почувствовали себя частью «Песняров»?

— Отношения c Владимиром Георгиевичем у меня всегда складывались хорошо. Конечно, первое время мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы понять, что определяет стиль ансамбля «Песняры». Через несколько лет я почти безошибочно писал песни, аранжировал, расписывал голосовые партии. Разумеется, решающее слово было всегда за художественным руководителем. Иногда бывало и так, что Мулявина в чем-то не устраивало мое музыкальное видение, но мы всегда находили общий язык и всегда выдавали результат.

Творческая концепция «Песняров» — это умелое сочетание различных стилевых направлений и качественное воплощение их в музыку, которая легко и красиво доносится до слушателя. Быть частью этого мне всегда было приятно и почетно. Я горжусь, что мне довелось иметь отношение к великому имени: в «Песнярах» всегда работали музыканты высшей пробы, для которых на первом месте была публика.


Фото Юрия Иванова

Вместе с «Песнярами» шаг за шагом он покорял сцены Беларуси, России, Германии и даже Америки. Самым ярким пунктом гастрольной географии, пожалуй, стал Нью-Йорк: там Молчан в качестве аранжировщика и артиста именитого коллектива представил программу «Вянок» в библиотеке ООН. Незабываемой страницей в творческой биографии Молчана и в истории ансамбля стала запись на крупнейшей мировой студии Wisseloord Studios, Philips юбилейного диска «Песняров».

Знаменитая же, знаковая «Молитва» на стихи Янки Купалы родилась весной 1994 года. Духовный гимн создавался Олегом Молчаном тщательно, трепетно, специально для Владимира Мулявина. Впервые шедевр прозвучал на «Славянском базаре в Витебске» того же года, на двадцатипятилетии «Песняров».


Фото Михаила Маруги

С тех самых пор «Молитва» — вне всяких сомнений — отдельная страница белорусской музыкальной истории. К слову, творчество Молчана со стихами Янки Купалы связано неразрывно. Хоры на его произведения в начале пути, «Молитва», «Купаловская программа» в 2007-м… Композитор неизменно обращается к купаловским мотивам на протяжении всей творческой жизни.

— Интересно, чем вызвано такое обращение к произведениям белорусского классика? Кто кроме Янки Купалы вас еще вдохновляет на музыку?

— Я всегда ощущал какую-то духовную связь с Купалой и его поэзией. Быть может, и это, кроме всего прочего, объединило меня с Владимиром Георгиевичем. У меня также есть произведения на стихи классиков Максима Богдановича и Владимира Короткевича, песни на строки современных белорусских поэтов Владимира Некляева, Леонида Прончака, Алеся Липая. Яркие примеры: вдохновила поэзия Максимилиана Волошина, Дмитрия Мережковского, Юрия Рыбчинского — появились «Обманите меня», «Христос Воскрес», «Юность». Иногда я обращаюсь к народным истокам.

Но в моем случае в отношении поэзии в первую очередь превалирует интерес профессиональный, нежели читательский, ведь музыка далеко не всегда ложится на стихи, даже самые гениальные.

Маэстро не пишет музыку дуэтно. Для него этот вопрос принципиален: в музыкальном авторском и аранжировочном тандеме с кем-либо он не работал. Но несмотря на «песняровский раскол» и всевозможные преобразования ВИА коллективы и сегодня успешно исполняют песни Олега Молчана. Звучит и «Маргарита», и «Стася», и «Гуляй, казак», и «Юность».

Кстати, его произведения в репертуаре далеко не только «Песняров»: с песнями Молчана выходят на сцену Ядвига Поплавская и Александр Тиханович, «Чистый голос», Анатолий Ярмоленко, Николай Скориков — и это далеко не полный список.

Музыка композитора украшает белорусские театральные постановки: «Ниночка» Русского драматического в звучании мастера с 2005 года и по сей день собирает аншлаги. К слову, Олег Молчан даже создал свою студию звукозаписи при Белорусском союзе композиторов.

— Олег, насколько вам нравится писать музыку для театральных постановок? В чем, на ваш взгляд, главная сложность такой работы?

— Работа над «Ниночкой» свела меня с замечательным режиссером Борисом Ивановичем Луценко. Почти полгода работая над звучанием пьесы, я почерпнул новый бесценный опыт написания музыки к спектаклям. Он, безусловно, пригодился мне в дальнейшем.

Помимо непосредственно создания музыки для театральной постановки, огромную роль играет работа режиссера: он постоянно вносит изменения в сцены. Его роль в спектакле гораздо объемнее, авторитарнее, если хотите. У нас же в «Песнярах» было, скорее, творческое содружество. Несмотря на то, что Владимир Георгиевич был нашим безусловным лидером и художественным руководителем, атмосфера царила свободная. Видимо сказывалась численность коллектива: всего шесть человек. Ради справедливости хочу отметить, что значимую роль в ансамбле играла Светлана Александровна Пенкина: она являлась не только супругой, но и помощником художественного руководителя. Стихи для многих моих и Мулявина песен предлагала именно она.

Музыка во всем: мэтр Молчан даже свое личное счастье нашел в творческом союзе. В 1993 году он знакомится с певицей Ириной Видовой. А в 95-м возникает их уникальный музыкальный союз. Для певицы и второй половинки Олег — не только композитор, но и музыкальный продюсер. «Любовь сказала да», «Думала», «Лунные танцы», «Поцелуи», Liebe Love L’amour — именно Ирина вдохновила маэстро на такой музыкальный стиль. На протяжении двадцати лет он с удовольствием создает для белокурой дивы современные хиты, которые успешно ротируются на радиостанциях Беларуси, России и США, звучат на концертах. И четыре альбома — это не предел, когда рядом не просто талантливая артистка, а опора, поддержка и — что самое главное — любовь.

Ирина Видова и Олег Молчан
Фото Алексея Волкова

— Легко ли вам было переключиться с глобальных «полотен» на современное молодежное направление? Сразу ли вы «увидели» музыку, которую теперь создаете для Ирины?

— Я всегда совмещал в своем творчестве несколько направлений: джаз, академическая хоровая музыка, песняровский фолк-рок, эстрадная песня, поп. Не могу сказать, что для Ирины пишу молодежную музыку: это, скорее, современная эстрада, та музыка, которая окружает нас сегодня.

Кстати, «увидел» я Ирину не сразу. Личность она интересная, многогранная. Вначале было не совсем ясно, что писать для нее, был некий экспериментальный период. Только лет через пять стали появляться песни, которые определяют ее как артистку: нежная, романтическая музыка, легкая на слух, создающая приятную атмосферу. Но поверьте: создавать такую музыку ничуть не проще, чем серьезные «полотна».

Ирина — моя самая главная артистка, самый главный человек в моей жизни, верная спутница, друг. Более того, она является и автором слов для многих моих песен: их исполняют такие известные артисты как Ядвига Поплавская и Александр Тиханович, «Чистый голос», Николай Скориков, группа By City.

— Олег, наверняка ведь есть что-то в музыке, чем вы еще никогда не занимались, но хотели бы в будущем попробовать?

— Мечтаю написать крупную форму: мюзикл или оперу. Если бы кто-то предложил интересную тему, либретто, я бы с удовольствием взялся за такой проект!

— Олег, 45-летие и 25-летие творческой деятельности вы отметили грандиозным концертом во Дворце Республики «Олег Молчан собирает друзей» и выпуском диска «Песняры. Песни Олега Молчана». Ожидать ли масштабного юбилейного концерта и других сюрпризов в честь вашего пятидесятилетия?

— Мой авторский концерт «Песня моя» состоится 7 июня на фестивале белорусской песни и поэзии «Молодечно-2015». Осенью пройдет еще один концерт в Белгосфилармонии. Планируется выпуск юбилейного диска… Так что этот год для меня и моего творчества выдастся по-настоящему юбилейным!

Музыкальная фантазия Молчана не знает границ. Удивительна и его работоспособность: труд над созданием треков не прекращается практически никогда. В домашней мини-студии ежедневно рождаются свежие мелодии. В свои пятьдесят композитор шагает в ногу со временем и всегда в курсе мировых тенденций.

Его искусство для него — не увлечение и не работа. Его искусство — это жизнь. Жизнь, в которой некогда почивать на лаврах. Жизнь, в которой он звучит гениально.


Олег Владимирович, Олеженька! С великим Днем, который дал тебе возможность жить и творить. Поверь, 50 — это только начало духовной жизни. Л.Н.Толстой писал, что у мужчины душа созревает в 46, так что тебе всего лишь — четыре. Долголетия в здравии, любви, творчестве! Благополучия! Сил телесных и духовных, Божией милости и благодати для воплощения всех твоих идей!


Олег Молчан и Светлана Мулявина-Пенкина

Не могу не сказать о том, что я очень благодарна тебе за достойное воплощение в музыке Купалы, Мережковского, Волошина. Это удивительно, но вы с Володей очень похожи: и ему, и тебе удалось величайших поэтов музыкальным образом донести до зрителя. Не все открывают томики, не все их читают… Но слушая Музыку подчас в очень доступной форме, зрители испытывают желание прикоснуться к ним. Тебе это удалось!

И еще. Не обязательно Песняром зваться, чтобы им быть. Володя написал в дневниках, что «Песняры — это образ жизни, образ мышления». Он писал, что был счастлив, когда прикоснулся к ним не только как к поэтам, а просто людям, которые не шли ни на какие компромиссы. Вот, наверное, поэтому Песняров много быть не может…

Что бы ты ни делал, чем бы ты ни занимался, какие бы эксперименты ни были впереди, твой высочайший профессионализм, который позволил в 25 лет уже побывать в Америке и представить программу на стихи Богдановича, твои человеческие качества: порядочность, сила духа, человеколюбие — все это делает тебя в моих глазах воистину Песняром.

В тебя, тогда молодого музыканта верил Володя, я же доверила тебе свои поэтические пристрастия — ты их воплотил. Сейчас необходимы, наверное, другие тексты… Володя экспериментировал от колядно-обрядовых мотивов до Маяковского. Такой же «разбег» и у тебя: ты чувствуешь публику, чувствуешь зрителя и… творишь, творишь, творишь.

Олег, для меня есть два Новых года — один общечеловеческий, а другой — личный. 11 апреля — это начало твоего Нового года. Да будет он счастливым! Думаю, не просто так твой золотой юбилей совпадает с Пасхой. Береги себя ради тех, кто тебя очень любит и кому ты нужен.

С уважением к тому, что ты сделал и что сможешь еще воплотить…

И, конечно же, с огромной любовью!

Светлана Мулявина-Пенкина


Олег Молчан — это гений, во-первых. Музыкант и композитор, каких нет, прекрасный человек, гениальная — повторюсь — натура. Я считаю, что он — первый человек после Мулявина, такой же музыкант, как и Мулявин. Хочу отметить, что в конце жизни Владимира Георгиевича, когда тот уже потерял интерес ко всему, Олег написал совершенно потрясающее произведение «Молитва». И написал настолько вовремя, как будто Бог его тронул! Владимир Георгиевич спел эту «Молитву». Настоящий Песняр, настоящая музыка, настоящие стихи, настоящее всё — Мулявин как будто в этом нуждался. С этой «Молитвой» он и ушел. Я считаю, что такие Богом отмеченные люди раз в миллион лет рождаются. Олег Молчан — мой прекрасный друг и товарищ. Сколько раз он помогал и мне, и Мулявину! Самые лучшие пожелания Олегу: здоровья, счастья, надежды, любви и процветания!

Леонид Борткевич


Анатолий Кашепаров, Олег Молчан и Леонид Борткевич

Дорогой Олег Молчан! Я от всего сердца и от души поздравляю тебя с днем рождения! Желаю тебе здоровья, творческих успехов: всё у тебя идёт, как положено, как и должно быть. Я считаю, что ты — единственный человек из оставшихся участников мулявинского коллектива «Песняры», кто повел себя до конца по-мужски и прилично, не предал Мулявина. Дай Бог тебе всего хорошего, правильный, талантливый и надежный человек!

Анатолий Кашепаров


Олег Молчан — Музыкант с большой буквы, Человек с большой буквы. Гениальный, харизматичный, яркий, с великолепным чувством юмора, надежный, неповторимый.

Олег, мы более двадцати лет вместе, но многое в тебе не перестает меня удивлять: ты удивителен своим даром и, одновременно, простотой и любовью к людям. Мне посчастливилось быть с тобой рядом, увидеть божественное проявление и рождение музыки. Перед твоими артистизмом, жизнелюбием, обаянием невозможно устоять, к этому невозможно привыкнуть. Я думаю, это чудо, когда к нам приходят такие люди, как ты. Спасибо, что ты делишься своим светом, что наполнил мою жизнь смыслом и своей божественной энергетикой — музыкой.

Я поздравляю тебя от всего сердца и искренне считаю этот день и моим праздником, а еще праздником всех тех людей, которых ты сделал счастливыми, даря частичку своего таланта и тепла.

Ирина Видова