«Песняры»: «Молитва» — это духовный гимн

Участники легендарного ансамбля «Песняры» поддержали композитора Олега Молчана…

Судебное разбирательство по делу Олега Молчана к Анастасии Шпаковской длилось почти три месяца. 17 апреля Верховный суд, наконец, поставил в нем точку. За нарушение исключительного права на песню «Молитва» с Анастасии Шпаковской и музыкантов группы Naka взыскивается компенсация на общую сумму 14 450 000 рублей.

Композитор Олег Молчан законодательно пресек попытки Анастасии Шпаковской перепеть и «осовременить» «Молитву». Прослушав запись новой версии песни, автор категорически запретил исполнять ее в переделанном виде. Однако Шпаковская всё же исполнила «Молитву» на одном из клубных концертов, нарушив запрет. Запись была выложена в интернете, что и стало поводом для судебного разбирательства. Анастасия выдвинула встречный иск против Молчана и попыталась подвергнуть сомнению авторство «Молитвы», однако суд не счел ее аргументы убедительными.

«Молитва» в исполнении Анастасии Шпаковской и группы Naka возникла в связи с проектом «Re: Песняры», который продюсировал журналист Сергей Будкин. Суть проекта заключалась в создании современными белорусскими исполнителями трибьютного альбома, посвященного 45-летию ансамбля «Песняры». Примечательно, что перед выходом альбома «Re: Песняры» ветераны ансамбля имели возможность послушать все композиции, записанные к этому альбому, для чего были приглашены в редакцию газеты «Культура». В отношении непосредственно «Молитвы» легендарные «песняры» были единодушны: песня в интерпретации Шпаковской не дотягивает до уровня оригинала.

А как они оценивают итоги последовавшего судебного разбирательства?

Владислав Мисевич«Новая версия песни — это творческая неудача, — считает заслуженный артист Беларуси Владислав Мисевич. — Суд состоялся, для Анастасии Шпаковской он стал расплатой за неосведомленность, потому что незнание законов не освобождает от ответственности. В Москве, к примеру, уже вовсю судятся по таким поводам, этим никого не удивишь. А для нас это новая ситуация, и к ней надо привыкать. Тот, кто претендует на какое-то новое слово в уже сделанном ранее материале, должен понимать, что за этим стоят определенные обязательства. Я поддерживаю Олега Молчана. Это музыкант с большой буквы, он боролся за свое произведение, и боролся совершенно справедливо.

Недавно у нас был аналогичный случай. Наш коллектив спросил у Молчана разрешения на то, чтобы его песни вошли в новую пластинку. И он разрешил. Когда ему самому понадобилось издавать пластинку, он тоже спрашивал у нас разрешения. И у всех нервы в порядке, и никаких судов. А за этот прецедент жму руку Олегу Молчану. Теперь его имя вписано в белорусскую юриспруденцию».

Александр Попроцкий«Я свидетель создания песни «Молитва», — вспоминает звукорежиссер Александр Попроцкий. — Это был период поиска новых направлений, нового звучания и аранжировок… «Молитва» — гимн белорусской самобытности, прекрасное произведение, написанное в лучших традициях национальной белорусской музыки. Она рождалась непросто, была результатом долгих и мучительных поисков. Идея «Молитвы» — скорее концептуальное пожелание Мулявина. А саму песню написал Олег. Именно он был «художником» этого произведения. А значит, он его автор. Я считаю, что «Молитва» — это лучшее, что создал Олег, хотя у него есть масса и других прекрасных песен, в том числе и в рамках «Песняров».

После Владимира Георгиевича Мулявина, думаю, вряд ли вообще возможно исполнение этого произведения кем-то другим. Слишком завышена планка. Взять хотя бы наш коллектив — «Белорусские Песняры». Это ансамбль высочайшего исполнительского уровня. В его составе — один из основателей «Песняров» Владислав Мисевич, а также Валера Дайнеко и Игорь Пеня, которые проработали по 30-40 лет в этом ансамбле, да и остальные ребята тоже с ним более 20 лет успешно сотрудничают. И мы — непосредственные творческие наследники Мулявина — не берем некоторые произведения к исполнению! Не берем, потому что не решаемся на это. Особенно это относится к тем песням, которые пел Владимир Георгиевич Мулявин. Это невероятно тяжело — не в плане вокала, нет. Как передать его эмоциональный накал, его эмоциональный посыл? И как народ это воспримет?

Вот именно такая ситуация возникла с исполнением песни «Молитва». Нужно сто раз подумать, петь такие песни или нет, и с максимальной ответственностью к этому относиться. На эстраде как раз не хватает этой ответственности. Так что здесь я с Олегом полностью согласен».

Валерий Дайнеко«Считаю, что в этой ситуации Олег прав, — говорит заслуженный артист Беларуси Валерий Дайнеко. — Он ведь просил, чтобы группа Naka не пела его песню. Но исполнители его проигнорировали. Они взяли произведение, которое у всех на слуху, слепили его как-то, а потом начали спорить и ругаться с автором. Так делать неправильно. Надо обращаться непосредственно к автору, предлагать варианты. И прислушиваться к его мнению».

Леонид Борткевич«После смерти Мулявина некоторым показалось, что «Песняры» слабы, и можно делать все, что угодно, — комментирует заслуженный артист Беларуси Леонид Борткевич. — Переписывают песни люди, которые не имеют к этому никакого отношения. Договорились уже до того, что Молчан не писал «Молитву»! Тогда, может, и Борткевич не пел «Александрыну»?..

«Песняры» — национальное достояние. Мир узнал белорусов благодаря нашему ансамблю. А сегодня некоторые ни петь, ни играть толком не умеют, но называют себя рок-музыкантами и считают, что им можно петь песни такого уровня.

Олег Молчан показал, что нужно, действительно, с уважением относиться к нашим заслугам, а не просто говорить об этом. «Молитву» он писал для «Песняров», для Мулявина. Это гениальное произведение. Оно, к сожалению, стало для Мулявина последним. Это реквием. И право Молчана решать, кто будет его исполнять. Все хотят славы «Песняров»… Но не нужно забывать, что многие из тех музыкантов, кто имеет непосредственное отношение к успеху ансамбля, слава Богу, пока еще живы, здоровы, успешно работают, и с ними нужно считаться».

Анатолий Кашепаров«Критерий высокого профессионализма должен быть определяющим, если речь идет об исполнении песняровских песен, — уверен заслуженный артист Беларуси Анатолий Кашепаров. — Мы все равнялись на Мулявина. Он научил нас работать и добиваться высоких результатов. И Молчан прошел его школу. Я доверяю вкусу Олега — прекрасного пианиста и композитора, настоящего «песняра». Его претензии к исполнению «Молитвы» в новой версии обоснованны. Композитор имеет полное право запретить неудачное исполнение своего произведения».

Владимир Марусич«Я слышал «Молитву» в исполнении группы Naka, — говорит артист Владимир Марусич. — Как по мне, так это «художественная самодеятельность». Может, сейчас в белорусских группах принято нечисто петь, нечисто играть? Мне кажется, это вообще стеб. Есть же группы, которые работают в таком ключе. Но стебаться над «Молитвой» — это безобразие. Ладно была бы какая-нибудь несложная ритмичная песня. А тут песня, которая воспринимается как духовный гимн! Не удивительно, что Олег Молчан не согласился с таким исполнением и запретил его.

Что касается каких-то предположений, что Молчан писал «Молитву» в соавторстве, могу с уверенностью сказать: это неправда. Владимир Мулявин — выдающийся композитор, но эту песню он не писал. Я помню то время, когда Олег работал над ней, делал наброски, различные варианты мелодии. Я приезжал к нему в гости и воочию видел, как рождалась «Молитва».

Владимир Ткаченко«Пока автор жив, кроме него никто не может защитить свои детища, — убежден заслуженный артист Беларуси Владимир Ткаченко. — Я на стороне Олега Молчана. Вообще, вопрос преемственности творческого наследия «Песняров» меня очень волнует. Как одному из участников ансамбля мне обидно бывает слышать различные версии наших песен, которые зазвучали после ухода Мулявина. Я пока что не слышал ни одной песни, исполнение которой превосходило бы «Песняров». В особенности это касается произведений, которые пел сам Мулявин. Но как защитить авторское право? Мы ведь вообще живем в век подделок и различных пиратских версий. Люди приобретают их, потому что, наверное, это стоит дешевле. И даже богатейшие хозяева мощных брендов не всегда могут защитить себя от этих подделок!

Песни «Песняров», безусловно, должны звучать. Но как их оценить? В музыке же не замеришь по секундомеру, кто быстрее спел или кто выше взял ноту. Искусство заключается не в этом, и именно поэтому в искусстве много бесправия. Не существует приборов, которые могли бы оценить художественное явление. К примеру, некоторые песни могут понравиться людям из-за высокого исполнительского уровня певца, а некоторые приобретают популярность вследствие низкого уровня культуры самих слушателей. По-настоящему позитивный факт во всей этой истории с большим количеством задействованных в ней «песняров» подтвердил: мощная духовная сила «Песняров» оказалась настолько огромной, что даже расколовшись на части и по прошествии времени всё это еще работает и вызывает интерес… Но надо уважать священное право автора на свою творческую, художественную собственность. Мне кажется, это самое главное. Нельзя отнимать у человека то самое дорогое, ради чего он живет».

Владимир Мулявин не терпел музыкальной безграмотности и самопальства. В ансамбле у него всегда работали лучшие музыканты страны: Анатолий Гилевич, Валентин Бадьяров, Аркадий Эскин, Игорь Паливода, Владимир Ткаченко, Борис Бернштейн и другие. И в этом почетном списке композитор, аранжировщик и пианист Олег Молчан занимает одно из ведущих мест. Он был музыкальным руководителем «Песняров», и на эту должность в 1998 году его назначил сам Мулявин.

Молчан — не просто коллега и друг Мулявина. Это его единомышленник, разделявший и развивавший вместе с ним творчество «Песняров» и достигший в этом выдающихся профессиональных результатов. Именно поэтому он вместе с другими песнярами имеет право решать, каким на самом деле должно быть наследие этого ансамбля. Чем он и воспользовался, благополучно «зарыв в землю» то, что к данному наследию не имеет никакого отношения.

Использованы фото Юрия Иванова из архива газеты «Культура», Аллы Ткаченко,
из архива Александра Попроцкого, из архива «Белорусских Песняров»