Гилевич был чрезвычайно значимой общественной фигурой для Беларуси, убежден Лявон Борщевский

Со смертью народного поэта Беларуси Нила Гилевича (на снимке) страна потеряла значимую общественную фигуру, сказал в комментарии БелаПАН литератор и переводчик Лявон Борщевский.

Прощание с Нилом Гилевичем, который скончался 29 марта на 85-м году жизни, прошло сегодня в Свято-Петропавловском соборе Минска.

По словам Борщевского, Гилевич был «чрезвычайно значимой общественной фигурой для истории Беларуси». «Его уважали, любя или ненавидя, но с пиететом к нему относились очень разные люди — левые, правые, красные, зеленые, «русский мир» и «беларускі свет». В этом он, возможно, был недооценен», — сказал литератор.

«При определенных обстоятельствах Гилевич мог бы возглавить страну и справился бы с этим в начале 1990-х годов, — считает Борщевский. — Страна была бы другой, безусловно, более белорусской, и возрождение было бы не на словах, а на деле. Очень жаль, что сложившиеся обстоятельства не дали ему реализоваться в этой сфере. Как поэт же он реализовался».

В свою очередь первый руководитель независимой Беларуси Станислав Шушкевич заявил, что прощается с Нилом Гилевичем «как с однокурсником, другом, но самое главное, с таким белорусом, какого по сей день нет». «Он прекрасно знал белорусский фольклор, берег белорусский язык, никогда не допускал его искажения ни в сторону тарашкевицы, ни наркомовки. Это был настоящий белорус, каких сегодня я больше не нахожу. Дай бог, чтобы они появились. Он заложил хороший камень в фундамент белорусскости», — сказал Шушкевич.

Языковед Винцук Вячорка отметил, что Нил Гилевич был поэтом, ученым, учителем, а также его наставником. «Высокий и статный, он произвел фантастическое впечатление на мой первый филфаковский курс, когда открытым текстом сказал нам: «Ни в коем случае не позволяйте, чтобы оскорбляли вас, вашу родину, предков и наш язык». Это была прививка для всех, кто проходил через его университетское обучение», — сказал Вячорка.

По его словам, большое число людей на сегодняшнем прощании с поэтом и реальная народная память свидетельствуют о том, что он и такие же, как он, люди — «это волаты белорусского духа, которые утвердили чрезвычайную эстетическую ценность белорусского языка». «Своей жизнью, достойным поведением и поступками они утвердили наше право жить на этой земле вечно», — сказал Вячорка. Он также подчеркнул, что лишь за песни на стихи Гилевича и его роль в принятии Закона о языках его имя «должны были вписать золотыми буквами в историю Беларуси».