Украденную в Минске «Волгу» Николай Чергинец нашел на родине Сталина

В День белорусской милиции сенатор Николай Чергинец вспоминает события почти сорокалетней давности…

4 марта отмечается День белорусской милиции. Сегодня ожидается ряд посвященных празднику официальных мероприятий с участием руководства Министерства внутренних дел, ну и без неофициальных, конечно, не обойдется. «Белорусские новости» же попросили бывших и нынешних сотрудников правоохранительных органов вспомнить любопытные истории из своих милицейских биографий.

«Погоня, драка, пистолет — обычные дела»

нож в кровиВалерий Дорошкин около 20 лет руководил отделами ГАИ в двух столичных районах, теперь работает начальником водительских курсов при Академии МВД Беларуси.

— В 1984 году интересная история приключилась. Я тогда служил в ГАИ города, — вспоминает Валерий Арсеньевич. — Едем с коллегой по улице Казинца. Видим, сидит парень с отрезанным ухом, вокруг него весь снег в крови, рядом голосит девушка. Она рассказала, что двое бандитов напали, избили парня и отрезали ухо. Пошли хулиганы в сторону мясокомбината. Мы — в погоню, подъезжаем, а они разбежались в разные стороны. Ну и мы с напарником кинулись за ними. Тогда форменной одеждой была длинная шинель, бегу я в ней, догоняю преступника. Он кидается на меня с ножом, я защищаюсь, и нож попадает в подошву сапога. Скрутил бандюгана, дотащил до машины. Боль в ноге почувствовал, когда уже выгрузили задержанных в райотделе. Мы потом интересовались: медики успешно пришили ухо пострадавшему парню.

Пожиратель дензнаков

взятка в долларахНачальник Управления Департамента финансовых расследований КГК Беларуси по Минской области и г. Минску подполковник финансовой милиции Олег Корзун начинал свою карьеру с должности милиционера в «Охране». В начале 80-х, кстати, на сработку охранной сигнализации милиционеры выбывали…бегом.

Затем Олег Владимирович служил в отделе по борьбе с экономическими преступлениями. Вот как он вспоминает события 1999 года.

— К нам обратился заявитель: директор школы требует 200 долларов за выдачу аттестата о среднем образовании. Дело в том, что иногда мальчишки поступали в школу в 8 лет или оставались на второй год, а потом их призывали в армию, и они не успевали сдать выпускные экзамены. Парень приходит из армии, а аттестат-то нужен. Получить его можно, сдав экзамены экстерном. Вот, собственно, на этом и решил наживаться директор школы. За 200 долларов он выписывал аттестат без всяких экзаменов. У нашего заявителя не было средств на «покупку» аттестата, к тому же он понимал, что подобная сделка незаконна и обратился в милицию.

Мы насобирали по друзьям и знакомым 200 долларов, а тогда это были немалые деньги, переписали номера купюр, пометили деньги и вручили заявителю. Он пошел в школу, а сотрудники ОБЭП рассредоточились по учебному заведению, но все были недалеко от кабинета директора. Я, например, находился в приемной. Ко мне еще подходил директор и спрашивал: «А вы по какому вопросу». Я ответил, что ожидаю приятеля.

Заявитель зашел в кабинет директора, передал деньги. Вышел и сообщил нам, что валюта лежит в кармане пиджака мздоимца. Вместе с коллегами и понятыми я вошел в кабинет директора. Представившись, сказали ему, что нам известно о получении взятки и предложили выдать валюту добровольно. Директор ответил, мол, никаких денег не получал. И … человеку стало плохо. Он начал оседать на пол, просит: дайте воды. Смотрим: человек синеет… Подали ему воду, вызвали «скорую».

А долларов нет ни в карманах пиджака, ни в столе — нигде в кабинете. Загадка.

Оказалось, что подозреваемый проглотил валюту, но процесс это проходил трудно, поэтому синел и просил воды. И все-таки нервы сдали, поэтому он и признался.

Перед тем, как увести его из школы, я предложил съесть две купюры «белочек» — были такие дензнаки. И знаете, что он ответил: «Не могу. Тогда страшнее было». В ходе расследования уголовного дела выявилось еще несколько фактов получения взяток директором школы. В то время за взяточничество еще можно было схлопотать минимальное наказание, и директор школы по приговору суда отправился в места лишения свободы на два года.

Или пан, или пропал

Украденную в Минске «Волгу» Николай Чергинец нашел на родине СталинаПочти все российские «звезды» детективного жанра, вышедшие из рядов сотрудников милиции, еще в школе учились, когда не только в Беларуси, но и на просторах СССР книги заместителя начальника Первомайского РОВД Минска по оперативной работе Николая Чергинца в момент раскупались почитателями остросюжетного чтива.

Председатель Постоянной комиссии по международным делам и национальной безопасности Совета Республики Национального собрания, председатель Комиссии по вопросам внешней политики Парламентского собрания Союза Беларуси и России генерал-лейтенант внутренней службы Николай Иванович Чергинец вспоминает события почти сорокалетней давности:

— У Героя Советского Союза военного летчика Бодаева и полковника Иванова злоумышленники похитили престижные в то время автомобили «Волга».

Раскрыть такое преступление — дело чести. Начали собирать информацию: кто что видел, слышал. Получалось, что обе машины проданы за пределами Беларуси. Вместе с Геннадием Игнатьевым и Вячеславом Линевичем поехал в Грузию. Тогда это было просто: паспорт у всех советский, деньги тоже. Самое главное: оперативный работник любой союзной республики имел одинаковые полномочия на всей территории СССР. Приехали в Тбилиси, начали проверять информацию и поняли, что надо двигаться дальше. А тут, на беду, мои коллеги захворали. Отставив их в гостинице, рванул в Орджоникидзе, ныне Грозный.

Нашел тех, кто мог навести на след машины, поговорил душевно с человеком и узнал имя покупателя. Надо было отправляться дальше, и поиск привел меня в город Гори, на родину Сталина. Пришел в местный отдел милиции и попросил начальника пригласить его родственника.

Для меня ситуация складывалась так: или пан, или пропал. Во-первых, ворованную машину купил родственник начальника милиции. Во-вторых, в то время «Волга» для горца, как теперь персональный самолет для олигарха. Сразу скажу, что покупатель не знал о происхождении автомобиля. В общем, повели мы с ним разговор о злополучной «Волге», и он сказал, где находится машина. Самое важное, что ни у покупателя, ни у его родственника-милиционера не возникло неприязни ко мне. Люди понимали: я выполняю свою работу. В тот же вечер изъял машину и поехал в Тбилиси.

А там — новая проблема. Мне говорят: «Мы можем определить машину на стоянку МВД, но не гарантируем, что в ней сохранится магнитола, запчасти и прочее». Грузинские коллеги были по-доброму поражены, что мне удалось найти и изъять автомобиль. По случаю сыщицкой удачи они устроили в ресторане прием в нашу честь. Как принято у грузин, много вина, всяких вкусностей. Мы веселимся, а машину по очереди охраняют водители.

После ужина нас привезли в гостиницу. А что же делать с «Волгой»? Решил сам ее охранять и отправился спать в машину. Засыпаю и слышу шум: голос Гены Игнатьева и второй — с выразительным грузинским акцентом. Смотрю: Гена тащит в машину подушку и одеяло — на дворе поздняя осень, за ним бежит швейцар. Честное милицейское слово убедило стража гостиницы, что мы вернем имущество вверенного ему объекта.