К убийцам «пуховичского поджигателя» суд отнесся не по всей строгости закона

При вынесении решения судом была применена статья Уголовного кодекса, предусматривающая назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление...

14 апреля Гомельский областной суд вынес приговор четырем жителям деревни Пуховичи Житковичского района по делу об убийстве ими односельчанина Николая Макаревича, которого они подозревали в совершении поджогов в деревне.

Сергей Алиферович приговорен к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима, Игорь Макаревич — к трем годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Александр Петрученя и Татьяна Юхневич — к двум годам ограничения свободы.

Алиферовича и Макаревича суд признал виновными в убийстве (статья 139, часть 2). Наказание по этой статье предусматривает лишение свободы на срок от 8 до 25 лет, или пожизненное заключение, или смертную казнь.

Петрученю и Юхневич, которые ранее обвинялись в соучастии в убийстве, признали виновными по ч. 2 ст. 405 УК (укрывательство преступления) и назначили им наказание в виде ограничения свободы сроком на два года каждому без направления в исправительное учреждение открытого типа. Учитывая, что Юхневич еще не отбыла предыдущее наказание — ограничение свободы за ранение ножом своего сожителя, по совокупности приговоров ей назначили наказание в виде ограничения свободы на 5 лет без направления в учреждение открытого типа.

При вынесении решения судом была применена статья 70 УК (назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление).

Напомним, что государственный обвинитель требовал более сурового наказания. Для двоих непосредственных убийц прокурор запросил по 14 лет колонии усиленного режима, для их соучастников, в том числе 21-летней Юхневич, — по 8 лет лишения свободы.

Адвокат одного из обвиняемых подала ходатайство с просьбами нескольких жителей деревни Пуховичи применить наказание, не связанное с лишением свободы.

Такую же просьбу в своем последнем слове высказали и сами обвиняемые.

Сергей Алиферович отметил, что он «не убийца или маньяк, обыкновенный колхозник, работяга». «Я защищал свою семью, я не хотел убийства, но так вышло, я не хотел крови, и удовольствия от этого я никакого не получал. В том, что случилось, виноват сам потерпевший, и пусть его родня на нас зла не держит, я виноват, и должен быть наказан, но я уже и так наказан Богом. Если позволяет закон — не лишайте меня свободы», — попросил С.Алиферович.

Игорь Макаревич поведал суду, что случившееся для него — трагедия. «Кошмар случившегося преследует меня каждую ночь, я виноват, до сих пор не могу понять, как это произошло. Послушанием, примерным поведением и добросовестным трудом могу искупить свою вину. Я хочу работать, строить, не носить эту тяжесть и кошмар, хочу находить удовлетворение и быть счастливым результатами своего труда. Если суд найдет обстоятельства, чтобы не лишить меня свободы, я буду благодарен, добросовестным трудом сохраню в себе человеческие качества», — убеждал суд второй обвиняемый.

Александр Петрученя подчеркнул, что он искренне раскаивается.

Татьяна Юхневич попросила суд справедливо разобраться в этом деле, «исходя из опасности, которую приносил этот человек». «Он был очень опасен для общества. Если бы наша милиция как-нибудь нас оберегала, не получилось бы такого случая. Я не считаю, что я виновата. Одна просьба — разрешите мне продолжить воспитание ребенка, у которого нет отца», — ходатайствовала обвиняемая, ранее осужденная за ранение ножом сожителя.

Напомним, убийство Н.Макаревича, которого обвиняемые якобы подозревали в совершении поджогов, произошло 31 января 2008 года. Согласно материалам дела, потерпевшему было нанесено не менее трех ударов топором по голове. Затем ему нанесли еще один удар лезвием топора в область шеи. Труп преступники сожгли, вернувшись вечером на место преступления.

Обвиняемые были арестованы и помещены в СИЗО, но в феврале этого года, после вмешательства президента Беларуси, были отпущены под домашний арест.

Обвиняемые состоят между собой в родственных отношениях. Все они показали, что никаких конфликтов у них с жертвой не было, но они боялись, что Н.Макаревич может сжечь домовладение их родственника Сергея Алиферовича, и поэтому решили его «остановить». В милицию об угрозах обвиняемый С.Алиферович не сообщил, так как считал, что это бесполезно.

В Гомельском областном суде это дело рассматривалось с 7 по 13 апреля.

8 апреля на заседании были опрошены свидетели — около 20 жителей Пуховичей и сотрудники милиции. Односельчане не предоставили суду никаких достоверных сведений о том, что Н.Макаревич сжигал постройки, держал деревню в страхе. В суде выяснилось, что подобных его угроз лично никто не слышал. Из показаний жителей деревни и сотрудников милиции выяснилось, что Макаревич виноват в двух пожарах, за которые он ранее уже отсидел в тюрьме. Подозревался он в поджоге, совершенном накануне своей гибели, но возможности доказать его вину у милиции уже нет.

При задержании Макаревич признался, что сжег сарай своей соседки, потому что та якобы убила своего мужа, его друга. Родственники Н.Макаревича отмечают, что не поджоги, а именно эти обвинения в адрес женщины могли стать мотивом расправы.

До вступления приговора в силу меру пресечения для Алиферовича и Макаревича оставили прежней — домашний арест, Петручене и Юхневич изменили меру пресечения на подписку о невыезде. Суд решил взыскать с Алиферовича и Макаревича в пользу потерпевшей, сестры убитого, восемь миллионов рублей морального ущерба совокупно. Также суд вынес частное определение в адрес милиции Житковичей. Судом решено «довести до сведения Генерального прокурора о допущенных нарушениях закона, фактах ненадлежащего исполнения служебных обязанностей для проведения служебного расследования и принятия мер».

«После поступления приговора в прокуратуру будут дополнительно проанализированы доводы, на основании которых суд счел необходимым переквалифицировать действия двоих обвиняемых на иные составы преступления и будет принято решение либо опротестовать приговор, либо согласиться с ним. Нужно время проанализировать, почему суд пришел к этим выводам. Я предлагал назначить наказание в пределах санкции статьи 139», — отметил гособвинитель Андрей Бондарь.

Как заявил журналистам Алиферович, приговор в отношении него справедливый, за что «спасибо президенту». Свое намерение обжаловать вердикт суда он объяснил тем, что просил судебную коллегию не лишать его свободы. Трое его подельников пока не решили, будут ли обжаловать приговор.

Родственники убитого Николая Макаревича, по их словам, «шокированы приговором». «Мы не судьи, но это ненормальный приговор, 139-я статья — и пять лет, когда светило 25. Мы маленькие люди, у нас защиты нет. Кто обжалует приговор — старуха мать?», — сказали они.