Сделает ли Беларусь выводы из трагедии «Фукусимы»?

Что произошло в Японии и может ли этот сценарий повториться на современных АЭС?


Продолжающаяся радиационная катастрофа в Японии привела к тому, что многие страны, на территории которых есть атомные станции, пришли к решению заморозить новые проекты в этой сфере (как, например, Китай) или серьезно пересмотреть подходы к безопасности своих АЭС (как Франция). Резонанс после ЧП на «Фукусиме» дошел и до Беларуси, но на атомные планы властей это никак не повлияло. На днях Минск и Москва подписали соглашение о строительстве белорусской АЭС и заявили о том, что она будет безопаснее, чем «Фукусима».

Что произошло в Японии и может ли этот сценарий повториться на современных АЭС? На этот вопрос для Naviny.by дали ответ независимые специалисты в области ядерной энергетики.

АЭС Фукусима


Что происходит в Японии?

Андрей ОжаровскийАндрей Ожаровский, инженер-физик, Россия:

— Развитие аварии на АЭС Фукусима идет по сценарию, которого никто никогда не ожидал. Сейчас такое развитие событий кажется понятным и естественным. Но до этой аварии атомщики утверждали, что АЭС надежна и может выдержать и землетрясение, и цунами.

11 марта, в момент первого землетрясения, на АЭС «Фукусима» три ее работавших энергоблока были автоматически остановлены, реакторы заглушены, включились дизель-генераторы, которые начали прокачивать воду для снятия остаточного тепловыделения. Но штатно система охлаждения проработала лишь один час, так как дизель-генераторы затопило волной цунами и они вышли из строя. Охлаждение активной зоны реакторов прекратилось.

Дальше, по одному и тому же сценарию, но в разное время на разных энергоблоках происходило следующее. Охлаждение реакторов не работало, началось выкипание воды, рост температуры и давления. Оголились верхние части топливных стержней, которые затем оплавились. На циркониевой оболочке тепловыделяющих элементов началась реакция разложения воды на водород и кислород.

Стоит отметить, что этот сценарий развития аварии общий для всех реакторов корпусного типа. То есть, для BWR (как на «Фукусиме») и для PWR, в том числе для российских ВВЭР.

Сейчас на реакторах «Фукусимы» продолжается оплавление активных зон. Удивительно, но потеря охладителя, оголение активных зон и их расплавление началось также и на неработавших в момент землетрясения реакторах энергоблоков №№ 4 и 5 и, возможно, 6.

Самое страшное случится, если меры по охлаждению активных зон реакторов не дадут результата, и корпусы реакторов будут разрушены. Тогда все их содержимое выйдет наружу, и по своим последствиям это будет сравнимо с Чернобыльской катастрофой. Но уже сейчас на энергоблоках «Фукусимы» уровень радиации повышен настолько, что оттуда пришлось эвакуировать персонал. Утечки радиоактивного загрязнения на этой станции после взрывов происходят постоянно. Радиационный фон близ АЭС значительно повышен.

Серьезная авария развивается и на хранилищах отработавшего ядерного топлива (ОЯТ). Согласно уточненным данным от ноября 2010 года, на АЭС «Фукусима-1» хранится около 1760 тонн ОЯТ. По количеству радиации это примерно равно трем с половиной выбросам Чернобыля. На блоке 4 в бассейне выдержки ОЯТ нет воды, там происходит расплавление топлива, сопровождающееся масштабным радиоактивным выбросом.

ОЯТ в бассейнах выдержки должно постоянно охлаждаться путем прокачки воды, так как их остаточное тепловыделение очень велико. В случае отсутствия охлаждения и понижения уровня воды отработавшее ядерное топливо обнажается, герметичность тепловыделяющих элементов может быть нарушена, и содержащиеся в нем продукты деления и распада выйдут в окружающую среду.

Именно в бассейны ОЯТ 17 марта безуспешно пытались подать воду — сначала с вертолетов, потом полицейскими водяными пушками. Сейчас бассейны с оголившимся отработанным ядерным топливом представляют серьезную опасность.

Следует напомнить, что радиоактивные катастрофы в хранилищах ядерных отходов происходили на комбинате «Маяк» в 1957 году и на Сибирском химическом комбинате близ Томска в 1993 году. Обе аварии были вызваны нарушением охлаждения емкостей с жидкими радиоактивными отходами (ЖРО).


Смогут ли Беларусь и Россия построить АЭС более безопасную, чем «Фукусима»?

Георгий ЛепинГеоргий Лепин, профессор, доктор технических наук, Беларусь:

— Атомные реакторы российской разработки никогда не признавались лучшими в мире. Поэтому говорить о том, что построенная россиянами белорусская АЭС окажется более надежной, чем японские реакторы — это не только несерьезно, но и неприлично. К тому же, многочисленные аварии на российских реакторах, о которых мы знаем, и те, которые были скрыты, никак не свидетельствуют об их надежности.

Я посмотрел схемы «Фукусимы» и могу сказать, что она была защищена довольно хорошо, то есть корпус реактора находился во втором защитном корпусе, однако и это ее не спасло. Российские же реакторы столь качественной системой дополнительной защиты не обладают.

Что еще более важно, российские реакторы обслуживаются людьми, не отличающимися требуемой ответственностью и квалификацией. В Беларуси нет специалистов даже такого уровня.

Японские специалисты, несомненно, более квалифицированы, ответственны и даже педантичны в выполнении инструкций. Но и это не спасло реакторы от аварий. Чего же ожидать тогда нам, при нашей обычной расхлябанности и безответственности?


Спасут ли новые средства пассивной защиты на планируемой белорусской АЭС?

Георгий Лепин:

— Разговор о пассивных системах защиты ядерного реактора ведется уже много лет. Но нет ни одного случая, который подтвердил бы использование такой системы или ее надежность. Пассивные системы — это когда реактор заглушается без участия людей и энергозависимых систем, и сам заливает себя растворами солей бора, которые должны гасить нейтронный поток.

Андрей Ожаровский:

— Системы пассивной защиты предполагаются при строительстве некоторых АЭС, в том числе и белорусской. Однако и при землетрясении, и при падении самолета они могут быть выведены из строя, также как и активные системы защиты.

Пассивная система, это, например, когда бак воды находится выше реактора и под действием силы тяжести вода должна течь вниз, в реактор. Но если поврежден бак или трубы, вода не поступит или пойдет не туда — это та же авария!

Насколько я знаю, предлагаемая для Беларуси система пассивной защиты АЭС не была испытана прежде.


Насколько безопасны современные АЭС, если размещать их вне сейсмоопасных зон?

Георгий Лепин:

— Попытка объяснить события в Японии появлением цунами говорит лишь о стремлении уйти от ответа на вопрос: почему именно атомные станции, а не какие-то иные предприятия Японии привели в этой ситуации к столь катастрофическим последствиям. Причины выхода из строя АЭС могут быть различными, но последствия — всегда катастрофичны.

Не следует забывать, что АЭС опасна не только в случае аварии, она опасна даже при «нормальной» работе. Есть такой термин «легитимные выбросы» — официально разрешенные атомным станциям и чрезвычайно опасные. По оценкам ученых, за каждые полтора года АЭС мира в безаварийном режиме выбрасывают в окружающую среду столько, сколько было выброшено Чернобылем.