«Лучшие годы жизни» убийцы 19-летней Вики Пониматко проведут за решеткой

Алексей убил девушку палкой, к телу привязал заранее припасенный мешок с камнями и утопил в шламмонакопителе. Верный друг помог ему тащить тело, а затем прятать следы...

9 октября обвинительным приговором завершилось судебное разбирательство по делу об убийстве 19-летней жительницы Речицкого района Виктории Пониматко. Двое парней, её одногодки, обвиняемые в убийстве, проведут за решеткой, с оговоркой — возможно, так как приговор не вступил в силу, 15 и 8 лет.

«Это же лучшие годы его жизни», — сокрушалась на суде адвокат одного из обвиняемых, призывая смягчить наказание для ее подзащитного, у которого «исключительно положительные характеристики».

«Они же дети!», — патетически восклицали на суде родственники Алексея и Вячеслава. Им вторила адвокат: «У моего подзащитного еще не сформировавшаяся личность!». Да, наверное, трудно не согласиться. Сам обвиняемый, главный фигурант и исполнитель тяжкого преступления, говорил, что у него после убийства девушки была «какая-то маленькая паника».

Но начнем сначала — с момента убийства и возбуждения уголовного дела.

Алексея и Вику связывали близкие отношения. Осенью 2013 года девушка стала замечать, что парень охладел к ней. Тогда, из страха потерять его, Вика придумала, что она беременна, о чем и поспешила сообщить другу. Тот был явно не рад. Причем до такой степени его огорчило известие о возможном отцовстве, что он попросил друга Славу «побить Вику ногами в живот, чтобы случился выкидыш».

Друг согласился. Подстерег девушку у подъезда (кстати, подвозил ее к дому в тот вечер на автомобиле Алексей, который и дал товарищу условный сигнал «фас») и набросился на нее. Девушка закричала, сработала сигнализация у припаркованного рядом автомобиля, и нападавший спешно ретировался.

Милиция, куда с заявлением обратилась пострадавшая, не установила личность нападавшего. А Виктория продолжала говорить своему парню о беременности. Он хотел ее бросить, да боялся. «Вика угрожала, что лишит меня здоровья — наведет на меня порчу, обратится к колдуньям», — говорил на суде обвиняемый.

«Почему ты её не бросил, когда узнал, что она якобы беременна? Почему не бросил, раз она такая уже плохая? Колдунью ты побоялся, а перед Богом не побоялся убить её!», — заметила на суде мать убитой.

Позже Вика начнет утверждать, что родила ребенка, и упрекала Алексея, что он совсем не интересуется сыном, даже не видел его, не помогает материально. «Она меня достала!», — жаловался другу Славе парень.

14 февраля Алексей широким жестом пригласит Вику прокатиться в автомобиле Славы на дискотеку в деревню Переволока. По случаю Дня святого Валентина. Только до Переволоки автомобиль не доедет — повернет на лесной дороге к техническому озеру, где Алексей убьет палкой девушку, к телу привяжет заранее припасенный мешок с камнями и утопит в шламмонакопителе. Верный друг поможет ему тащить тело к озеру, а затем прятать следы преступления.

После убийства парни отправились в бар, «чтобы засветиться перед камерами видеонаблюдения», для алиби, а потом расслаблялись в компании подруг, прикупив «вино, шоколадку и презервативы».

Позже, уже находясь в ИВС, Алексей попадет под оперативную разработку следственных органов. Он с жаром будет рассказывать сокамернику, который имел записывающее устройство, про детали убийства. В зале судебного заседания несколько часов звучат записанные в ИВС разговоры, из которых как минимум половина слов — нецензурные. Обвиняемый рассказывает, что в реке возле дома не захотел топить тело. «Мне же там жить, купаться, зачем, чтобы оно было у меня под боком, я думать потом об этом буду», — делился с собеседником в камере ИВС парень.

«Я в нашем коллективе самый умный! Я всё продумал, всё заранее спланировал, мешок приготовил, место подыскал!», — хвастается сокамернику Алексей. «Бывалый зэк» посоветует: «Ты хоть на суде такое не скажи — что заранее спланировал!». Нет, конечно.

На судебном следствии Алексей отрицал, что преступление было запланированным. По его словам, убийство произошло случайно, в ссоре, когда ехали на дискотеку. Мешок с кирпичами, провод, резиновые сапоги в багажнике — зачем тогда были? Случайно оказались. Кирпичи взял, чтобы потом дома навес построить. Сапоги — тоже. Провод просто так лежал, как и палка — случайно под руки попалась.

Адвокат Вячеслава, друга, а по уголовной квалификации — сообщника Алексея, предположит в суде, что ничего нет странного, что молодые люди, собираясь на дискотеку, обувают резиновые сапоги (как Вячеслав), или берут их с собой на всякий случай (как Алексей). «Ну не в Монте-Карло или в Ниццу же они ехали на дискотеку, а в деревню Переволока!», — отметит адвокат.

От хвастливых рассказов об убийстве бывшей девушки придет в удивление даже «сокамерник с диктофоном»: «Я знал, что вы (ненормальные, образно говоря. — ред.), но чтобы в двадцать лет человека убить?! Что ты после этого делать будешь? Тебе хоть жалко было?».



В суде парни держатся бодро: переговариваются, жестикулируют, радостно машут родственникам. Обвинительная речь прокурора несколько охладила обвиняемых. Считая вину доказанной, и опровергая слова обвиняемых, что убийство было спонтанным, прокурор затребовал 20 лет лишения свободы для Алексея и 15 — для Вячеслава.

Действия Алексея были квалифицированы как убийство (умышленное противоправное лишение жизни, ч.1 ст.139 УК) и как организация покушения на причинение тяжких телесных повреждений, ч.1 ст.147 УК (имеется в виду просьба Вячеславу побить Вику ногами в живот). Действия Вячеслава были квалифицированы как пособничество в убийстве и покушение на причинение тяжких телесных повреждений.

Слово дали потерпевшей по делу, матери Вики: «Ничего не могу сказать. Смерть за смерть нужно. Они отсидят и выйдут. А дочь я больше не увижу». Мать даже не подавал иск на возмещение материального и морального вреда: «Я отказалась подавать иск. Мне от них ничего не надо».



Адвокат Вячеслава просил суд смягчить наказание, обратив внимание на, по его мнению, смягчающие обстоятельства: явку с повинной, активное способствование следствию. Также он просил переквалифицировать «пособничество в преступлении» на «укрывательство преступления», что привело бы к значительному «похудению» срока.

Адвокат Алексея была красноречива: «Никакие сроки не вернут матери дочь. Но никакие сроки, и даже двадцать лет, получив их, ничего не вернёт моему подзащитному ту жизнь, которая могла бы быть ярко прожита. Не с теми. Не там».

О покойной Вике адвокат отзывалась сдержанно, но также не удержалась от несколько нелесных характеристик: «Такими методами, таким способом пыталась она удержать его, что не выдержал молодой человек. Она сочинила историю о беременности, родах, держа этим на коротком поводке моего подзащитного, еще не сформировавшуюся личность».

Причина преступления, по мнению адвоката такова, что и «жертва способствовала, и обвиняемый недопонял себя», да и весь мир — жесткий и холодный.

«Мой подзащитный не так плох, как кажется, у него положительные характеристики», — отметила адвокат.

В последнем слове обвиняемые обращались к своим родственникам. «Мама, папа, сестра, все родные — простите. Одновременно спасибо за поддержку. Всем спасибо, кто не отвернулся. В чём-то есть моя вина, но не в убийстве. Хоть мои руки и не в крови, но я прошу прощения у вас», — наконец-то дошла очередь в речи Вячеслава до матери убитой Вики.

Алексей вторил своему другу — просил прощения у своих родных, благодарил за помощь и поддержку, обратился и к матери убитой со словами: «Я понимаю, что нельзя в этом простить».

Приговор был оглашен поздно вечером. Темными улицами с суда расходились по домам родственники обвиняемых и их жертвы. На приговоре все они плакали, но по-разному. Родственники обвиняемых жалели, что их ребятам много дали. Родственники Вики — что мало.


 

В ноябре в Гомельском областном суде начнется слушание уголовного дела по убийству 19-летней жительницы Речицы, которая погибла в результате зверского убийства. По делу обвиняется её знакомый, молодой парень.
   
 

Больше года назад была убита 23-летняя жительница Речицы, которую лишил жизни бывший парень, студент Мозырского педуниверситета. Он наказан 15 годами лишения свободы. Девушка отказалась продолжать с ним отношения. Месть была страшной.

   

 

Недавно судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Беларуси рассмотрела дело по убийству 23-летней гомельчанки Марины Александровой и пришла к выводу, что приговор нельзя признать законным и обоснованным. Уголовное дело передано на новое рассмотрение. Убийство девушки произошло летом 2013 года. Главным фигурантом по делу выступал ее бывший молодой человек, с которым она рассталась. У парня созрел план мести, помочь реализовать который ему согласились друг с женой. Гомельский областной суд приговорил основного фигуранта по делу к 15 годам лишения свободы. Соучастников преступления — молодых супругов, воспитывающих двух малолетних детей, — к 13 годам лишения свободы.