«Дело семнадцати». Обвиняемый Гаврик вскрыл себе вены из-за давления в СИЗО

А главный фигурант дела Константин Вилюга попросил президента взять под контроль объективность судебного следствия.

В Доме правосудия продолжается процесс по самому резонансному уголовному делу, связанному с распространением наркотиков. Главный фигурант Константин Вилюга заявил, что в изоляторе на обвиняемых оказывается давление со стороны ГУБОП и Следственного комитета, из-за чего подсудимый Дмитрий Гаврик вскрыл себе вены. Начальник ГУБОПиК, тем временем, добился, чтобы его сотрудники давали показания в суде в закрытом режиме.


Константин Вилюга (в центре). Фото наркотиков без цели распространения. Сейчас его обвиняют в том, что он с 2013 по 2014 годы в составе организованной группы изготавливал и продавал нелегальные курительные смеси. Свою вину подсудимый не признает.

Важный момент — сразу несколько обвиняемых отказались дать показания в суде, заявив, что будут говорить только после того, как пройдет допрос свидетелей.

Оперативники активно комментировали дело, но в суде попросили сделать допрос закрытым

Начальник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД Николай Карпенков направил в суд письмо, в котором просил провести допрос его сотрудников в закрытом режиме. Свою просьбу он мотивировал тем, что на процессе присутствуют журналисты, которые могут сообщить в СМИ фамилии оперативников и факты об их работе.

Николай Карпенков
Николай Карпенков. Фото наркотиков? Да вы должны сидеть в соседней клетке!»

Оперативники выражения особо не выбирали. «Закрой свой рот, иначе пожалеешь», — заявил один из них самой активной матери.

Согласно наркотиках, разъезжал по Минску на элитной машине с правительственными номерами и подмял под себя чуть ли не весь рынок психотропов в Беларуси.

Поэтому опасения Карпенкова, что журналисты после допроса сотрудников ГУБОП могут рассказать читателям, как работали оперативники, выглядят более чем странно.

Что уже прозвучало в суде о сотрудниках ГУБОП?

На скамье подсудимых находится бывший сотрудник Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией Константин Денисевич. На суде он заявил, что работал заместителем директора ООО «ВКМ-групп» — компании, которую возглавлял Вилюга. Планировали выпускать минеральную воду, но до реального производства дело так и не дошло. Компаньонов задержали 4 ноября 2014 года. До перехода на работу к Вилюге Денисевич был оперативником в ГУБОПиК.


Константин Денисевич

В суде зачитали явку с повинной, которую Вилюга дал, находясь в следственном изоляторе. По его словам, курьеры жаловались ему, что «борцы с наркотиками» стали забирать у них спайсы, чтобы потом самим их продавать.

«У них даже был свой сайт, — пояснял Вилюга. — Они ездили по городу и отбирали у людей миксы. Курьеры попросили, чтобы я обратился в ГУБОП, так как знали, что у меня там есть знакомые».

Константин Вилюга связался с сотрудником ГУБОП по фамилии Севенков и рассказал ему о ситуации. Позже он познакомился с Константином Денисевичем, тем самым, который сейчас проходит обвиняемым по «делу семнадцати».

«Мне сказали, что теперь он будет заниматься этой темой, и что теперь я сотрудничаю с ГУБОП», — рассказал главный фигурант дела.

Позже Вилюга познакомил Денисевича с Сергеем Рыбко (по версии следствия, он курировал филиалы LegalMinsk в России), который впоследствии выполнял все требования Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией.

Так Вилюга и его товарищи стали рассказывать правоохранителям про конкурентов.

«В ГУБОП меня благодарили за помощь, — указано в явке с повинной Вилюги. — Говорили, чтобы я докладывал обстановку на всех курьеров города».

В явке с повинной главный фигурант уголовного дела отмечал, что хотел «бескорыстно помочь правоохранительным органам». «Считал, что я могу помочь задержать главных распространителей запрещенных веществ в Республике Беларусь», — говорил Константин Вилюга.

Парадокс в том, что сейчас ГУБОП именно его называет чуть ли не главным распространителем, который хотел подмять под себя весь рынок психотропов в стране.

Кстати, в суде Вилюга заявил, что обе явки с повинной он дал под давлением. И добавил, что сейчас в центральном аппарате КГБ проводится проверка по этому факту.

«Мне угрожали, шантажировали. Об этом и о том, что я 35 суток провел в карцере, я расскажу позже, когда допросят свидетелей», — заявил обвиняемый.

По версии следствия, Денисевич, а также бывшие сотрудники КГБ Дмитрий Веретенский и Игорь Корицкий, которые также проходят обвиняемыми по «делу семнадцати», сообщали Вилюге и его подельникам информацию о химическом составе психотропов и наркотиков.

Правоохранители получали миксы и передавали их в Государственный экспертно-криминалистический центр МВД. Там после проведенного анализа сообщали, содержит ли данный образец запрещенные на тот момент вещества. Полученную информацию правоохранители передавали наркодилерам. Так на рынок попадали «легальные» миксы. Эта схема работала до конца 2014 года, пока не было наркотики, а также как избежать ответственности за распространение запрещенных веществ.

Обвиняемый Марат Багель, который заключил досудебное соглашение, еще во время предварительного следствия нарисовал схему контактов с правоохранительными органами.


Марат Багель. Фото наркотиков по этому делу почти в 1,5 млн долларов. Преступники, как отмечено в обвинении, действовали на территории России и Беларуси с 2011 по 2014 годы.