Сверхзадача запуганных министров — уйти от ответа

Сегодня даже лояльные к власти депутаты возмущаются: почему за провалы экономической политики должен платить простой человек?

коллаж Светланы Ветровой

Бывший лидер Компартии Беларуси, депутат Палаты представителей Анатолий Малофеев стал непризнанным героем недавних парламентских слушаний по работе правительства. Именно он наиболее точно оценил их содержание и полезность: "Я на этот раз никаких вопросов не задавал, потому что решил по-пустому воду не грести, потому что все равно, к сожалению, движения вперед не будет". Попытаемся объяснить читателям, почему Анатолия Александровича обуял такой безнадежный пессимизм и чего можно ждать от правительства Беларуси во второй половине 2002 года.
На фоне отставок руководителей ряда аналитических структур белорусских спецслужб, ухудшения финансового состояния и потери доверия к власти отчитываться за работу правительства нелегко. Сегодня даже лояльные к власти депутаты возмущаются: почему за провалы экономической политики должен платить простой человек? Что произойдет, если человеку вовремя не заплатили зарплату или пенсию? Правильно, он будет ждать от государства милости, потому что у гражданина нет никаких правовых механизмов для взыскания с государства штрафов.
В контексте подписанных с Россией соглашений о создании равных условий хозяйствования особую значимость приобретает тема льгот и привилегий. Российское правительство и инвесторов интересует, произойдет ли обещанное "выравнивание". Из отчета Совмина ясно следует, что договоренности с Россией в очередной раз не будут выполнены.
Известно, что предоставление индивидуальных льгот в Беларуси регламентируется декретом президента № 6 от 27 февраля 2001 года. Среди оснований на предоставление льгот фигурируют следующие: "1) выполнение особо важных государственных программ по перечню, ежегодно утверждаемому Советом министров, 2) ввоз на таможенную территорию Республики Беларусь не выпускаемых в Республике Беларусь технологического оборудования и запасных частей к нему для создания нового, модернизации существующего производства, 3) проведение по решению президента Республики Беларусь мероприятий, участие в мероприятиях за рубежом, которые имеют важное государственное значение, расходы по которым не предусмотрены республиканским бюджетом". По этим трем позициям можно оправдать введение практически любой льготы любому предприятию.
В развитие декрета № 11 от 19 апреля 2002 г. "Об отмене индивидуальных льгот по налогам, сборам и таможенным платежам…" правительство подготовило проект указа президента о признании утратившими силу некоторых правовых актов и отдельных положений, "предусматривающих в первую очередь отмену индивидуальных налоговых и таможенных льгот, не дающих ожидаемого экономического эффекта". К числу оснований, по которым можно будет предоставлять отсрочки, рассрочки или налоговые кредиты, относятся 1) угроза банкротства (касается почти половины предприятий страны), 2) задержка финансирования из бюджета, в том числе оплаты выполненного госзаказа (практически все село и жилищно-коммунальное хозяйство), 3) производство и реализация товаров, которые носят сезонный характер. И этот джентльменский набор социалистической экономики правительство называет "новыми принципами предоставления государственных преференций"? Прямо на наших глазах идет размывание смысла достигнутых договоренностей.
Белорусское правительство любит придумывать утопии, потом пыхтеть, стараясь выполнить их параметры, чтобы в результате признать нереальность поставленных целей. Одной из таких утопий является Программа действий правительства по привлечению инвестиций до 2010 года. В ней в первую очередь идет речь о расширении воспроизводства основных фондов. С 1996 года доля инвестиций в ВВП не превышает 19%, а при нашем уровне износа (78—85%) для простого воспроизводства необходимо, как минимум, 22%. К сожалению, авторы инвестиционной программы никак не могут выйти за рамки марксистской фразеологии и экономической политики. Ни депутаты, ни международные эксперты до сих пор не понимают, как это из $1,5—1,7 млрд. внутренних инвестиций вдруг после 2005—2006 года станет $3,5 млрд.
До конца 2002 года Совмин предполагает привлечь $400 млн. иностранных инвестиций, из которых $250—300 млн. придет за счет продажи акций предприятий "Белнефтехима". Этих денег явно недостаточно, чтобы утолить инвестиционный голод тысяч заводов и фабрик.
Парадоксально, но вместе с тем правительство не готово к наплыву в страну больших денег, потому что не представляет, как их использовать. Правительство до сих пор не знает, что делать с сельским хозяйством. Депутат Валентин Папруга отметил, что оно работает по старой, неэффективной методике. 8 мая 2002 г. было принято постановление № 599 об отсрочке сельскохозяйственным предприятиям погашения задолженности за природный газ, электрическую и тепловую энергию. Аналогичные документы принимались в 1997 и 2001 годах, не считая десятков других нормативных актов, предоставлявших селу те или иные субсидии или льготы.
Ни депутаты, ни тем более члены правительства не поставили вопрос о ликвидации десятков сельскохозяйственных концернов, которые и являются основными виновниками бедственного положения села. Комментарии из уст министра сельского хозяйства Михаила Русого еще больше убедили в беспросветности нынешней аграрной политики.
На протяжении последних лет колхозы и совхозы разучились выпускать рентабельную продукцию. Депутаты-аграрники недовольны постановлением Совмина № 599, а ведь оно вводит беспрецедентные льготы селу: все долги с 1996 г. по 01.04 2002 г. с учетом курсовой разницы и пени, а это 460 млрд. рублей, "зафиксированы в постоянную цену, и их оплата отнесена до 31 декабря 2006 года". Для села снижены тарифы на электроэнергию с 3,4 до 2,6 цента за кВт/ч. Чем не коммунизм для отдельно взятой отрасли экономики? Долги прощают, цены на все факторы производства снижают, кредиты дают…
В этом году постановление Совмина № 302 от 6 марта легализовало передачу аграрникам через фонд поддержки сельхозпроизводителей 300 млрд. рублей. Из них 240 млрд. (80%) передано в бюджеты областей. Такая практика повторяется из года в год и ничего, кроме роста долгов, объема несортовой продукции и количества алкоголиков в деревнях, не приносит. Почему и в 2002 году мы должны наступать на те же грабли?
Ответы других министров были посвящены скорее неким частным случаям, а не анализу состояния отдельных секторов экономики. В них не просматривалась цельная стратегия, не было понимания макроэкономического контекста. Речь шла о ремонте школ, прокладке газопроводов, доплатах для пенсионеров, строительстве новых пограничных пунктов и восстановлении монополии Белгосстраха.
Неубедительно выглядел, в частности, министр жилищно-коммунального хозяйства Александр Милькота. Описывая состояние оплаты жилищно-коммунальных услуг, Александр Александрович попытался установить некие финансово-географические причинно-следственные связи: "Вам известно, что есть в бывшем составе СНГ одно государство, которое вообще не взимает коммунальные платежи. Это Туркменистан. И ближайшего соседа с севера и с запада возьмем — Польшу. Там оплата коммунальных платежей идет независимо от доходов, состоятельности-несостоятельности клиента. По себестоимости плюс процент рентабельности. Мы находимся посередине, и ничего нового нам изобретать не надо". В то время как в мире, в том числе и в России, вовсю идет приватизация систем водоснабжения, производства тепла и других жилищно-коммунальных услуг, министр А.Милькота оправдывает собственную инертность наличием в мире Туркменистана (с его огромными, кстати, запасами газа).
Короче говоря, грустное зрелище представляет собой сегодняшний Совет министров. Нет в нем ярких имен, принципиальных личностей, лидеров экономического бомонда. Впрочем, они по определению не могли бы попасть туда. При этом запуганные министры не пользуются даже теми возможностями, которые есть. Стремясь уйти от ответственности, они страхуются десятками документов. И по возможности блокируют любую разумную инициативу, грозящую нарушить статус-кво.
Напряжение в кабинете министров нарастает по мере приближения очередного квартального отчета перед президентом. 29 апреля во время отчета за первый квартал Лукашенко дал большинству министров три месяца на решение больных проблем, пригрозив суровыми наказаниями. Наилучший вариант в такой незавидной ситуации — вовремя спланировать на запасной аэродром. Как сделал это министр экономики Владимир Шимов, перейдя 14 июня на должность ректора столичного экономического университета.