"Морозное лобби" держит батареи холодными



Ярослав РОМАНЧУК



Если бы энергию проклятий белорусов в адрес жилищно-коммунальных служб можно было бы преобразовать в электричество, то страна могла бы как минимум месяц обойтись без мазута и газа. Следуя архаичным инструкциям о включении отопления с 15 октября (или когда в течение 5 дней температура не будет превышать 8 градусов), правительство показывает не только свою догматичность, но и пренебрежение к миллионам граждан, квартиры которых подключены к центральному отоплению.





Когда Министерство жилищно-коммунального хозяйства (МЖКХ) и Совет министров в целом оправдываются перед замерзшим населением, они говорят о необходимости экономии средств, накопления мазута на отопительный сезон. Но поскольку там люди государственные, то они должны думать не только о своих узковедомственных интересах, но и, как записано во всевозможных программах, о благе человека. Поэтому последствия того, что отопление не включается в течение двух недель холодов, необходимо рассматривать не только с позиции МЖКХ и подчиненных ему организаций и структур, но с точки зрения общих издержек от данной административной меры. Иными словами, надо просто составить баланс расходов — доходов домашних хозяйств — с одной стороны и правительства — с другой.





Согласно тарифам день обогрева всего жилого сектора больших и малых городов страны стоит чуть больше $1 млн. Коммунальщики жалуются, что тепло поставляется населению по сильно заниженным ценам. Возьмем существующий тариф и максимальный, т.е. в 4 раза больше. За 14 дней без отопления в холодную погоду МЖКХ экономит $14 млн. по существующим тарифам и $56 млн. — по себестоимости отопления при сегодняшней структуре затрат.





Экономия идет за счет того, что не сжигается мазут и газ. Это совершенно понятно. А что же происходит в семье, которая вынуждена защищаться от холода собственными средствами? Возьмем среднестатистическое домашнее хозяйство из трех человек и все городское население, которое зависит от центрального отопления, в количестве 6,5 млн. человек. Как семья вынуждена менять структуру потребления в течение этих двух недель? Во-первых, все включают обогреватели, если они есть, или идут за ними в магазин, если их нет. Допустим, что новые обогреватели покупают только 10% из 2,55 млн. домашних хозяйств. При средней цене в $30 они тратят $7,65 млн. Обогреватели тут же включаются и работают, допустим, 8 часов в сутки. Подсчитаем, сколько электроэнергии потребляют обогреватели. 10 кВт в день умножаем на 14 дней и получаем 140 кВт на одно домашнее хозяйство, что по существующим тарифам эквивалентно $3. В итоге все семьи сверх оплаты за нормальное потребление электроэнергии должны потратить $7,65 млн.





Следующим естественным мотивом во время холода является заклейка окон и утепление дверей. При покупке не самого дорогого утеплителя оборудовать против холода три окна стоит около $7. Допустим, что окна будут заклеивать 40% семей, это обойдется им в общую сумму $7,14 млн. Из-за холода в квартирах многие начинают болеть и, конечно, покупают лекарства. Аспирин, "Колдрекс", капли в нос и витамины обойдутся в среднем на семью как минимум в $10. Если из-за холодов болеет каждая пятая семья, то расходы на эти нужды составляют $5,1 млн. Мы оставляем за рамками расчетов расходы на теплую одежду, "горячительное" и другие средства, которые по-своему выручают в холодные вечера. Получается, что только по перечисленным статьям городские семьи тратят $27,54 млн.





Чтобы иметь полное представление о балансе убытков и прибыли, необходимо учесть, как холод влияет на производительность труда. Приходя на работу из холодной квартиры, после поездки в настывшем троллейбусе, рабочий или служащий первым делом включает обогреватель, делает чай или кофе — и повторяет данную процедуру вдвое чаще, чем обычно. Производительность труда падает на 20-30% при сохранении той же зарплаты и при явном увеличении затрат на электроэнергию. По этим двум статьям дополнительные расходы государства и недополученная им прибыль оцениваются в $20 млн. К этому надо добавить расходы на оплату больничных листов и издержки "бесплатной" медицинской системы на обслуживание жертв холода. Даже если за помощью обратится 40 тысяч человек, то государство вынуждено будет раскошелиться на сумму около $3 млн.





Таким образом, от гипотетической экономии на топливе (от $14 до $56 млн.) надо отнять названные суммы затрат, что дает нам минус $9 млн. в случае оплаты по сегодняшним тарифам и $33 млн. в случае, если бы население платило за тепло по себестоимости. При сведении же баланса расходов и доходов государства и домашних хозяйств получается, что при текущих ценах государство, пытаясь сэкономить на производстве тепла, провоцирует убытки в $36,54 млн. Если бы тарифы на тепло были в 4 раза выше, то условная экономия в результате двухнедельного воздержания от отопления жилья составила бы только $5,46 млн. При этом мы взяли очень высокий тариф на производство тепла и весьма консервативную оценку объема расходов домашних хозяйств и предприятий. Если упомянуть еще о потраченных нервах, тысячах мелких и крупных семейных и производственных конфликтов, плохом настроении и резком снижении творческого потенциала — вы получите более-менее полную картину искажений нормальной жизни белорусской семьи под влиянием ледяных батарей.





Кто же выигрывает от того, что граждане мерзнут в своих квартирах?





1) Чиновники МЖКХ, которые экономят деньги своей структуры и выполняют свой план, чтобы получить премии и сохранить рабочие места для себя. Их не интересует воздействие данной меры на экономику семей и страны в целом;





2) начальники Министерства финансов и исполнительной вертикали, которые не финансируют субсидируемые услуги и не предпринимают эффективных мер, чтобы избавиться от перекрестного субсидирования и перейти на систему, когда человек платит за то, что он лично потребляет;





3) производители или импортеры обогревательных приборов, так как спрос на их продукцию резко возрастает;





4) производители и продавцы материалов для утепления квартиры;





5) производители и продавцы лекарств от простуды, гриппа и т.д.





Все эти категории лиц — далеко не самые бедные люди.





А кто несет экономические потери от холода?





1) около 6 млн. 500 тысяч граждан, которые живут в домах с центральным отоплением,





2) энергетики, услуги которых тоже субсидируются. Они должны изыскивать дополнительные источники финансирования для производства дополнительных объемов электроэнергии. Этим источником могут быть или бюджет, или деньги предприятий,





3) производители других товаров и услуг, которые обычно покупали горожане, но от которых пришлось отказаться из-за холода.





Категория "проигравших" от того, что не включается тепло, гораздо больше, беднее и, что немаловажно, разобщеннее. Она не имеет узких корпоративных интересов и "своих" чиновников в иерархии власти. Поэтому мерзнущим белорусам остается подумать об избрании таких политиков, которые бы всесторонне защищали их интересы. В том числе и от посягательств "морозного лобби".



——————————
*Автор: Ярослав РОМАНЧУК — эксперт аналитического центра "Стратегия".