Полный назад!



Юлия ШАРОВА



В умении сделать яркий информационный повод из пропахшей нафталином темы белорусскому президенту не откажешь. Казалось бы, экономические итоги 2002 года подвели еще неделю назад, на заседании президиума Совмина. Так вот нет, глава государства, как тот булгаковский персонаж, все равно "разобраться хочет". И разбирается: вполне может быть, что иным сферам белорусской экономики грозит уплотнение, по крайней мере отдельные высказывания главы государства об этом свидетельствует.





В частности, Александра Лукашенко снова весьма интересовало состояние дел в сельском хозяйстве, а именно почему агропромышленный комплекс не выполнил прогнозные показатели. Темп роста продукции сельского хозяйства составил только 101,5 процента при задании 103-104 процента. Возмутило президента то, что в Беларуси стало туго со "вторым хлебом". Если в советский период валовой сбор картофеля в общественном секторе достигал шести миллионов тонн (при общем производстве 10-11 миллионов), то в 2002 году в хозяйствах он составил лишь 600 тысяч тонн. Даже по сравнению с 2001 годом производство снизилось на 26 процентов. Из-за этого, подчеркнул Александр Лукашенко, пришлось завозить более шести тысяч тонн картофеля из-за границы.





Еще одна проблема, которую выделил президент, — финансовое состояние агропромышленного комплекса. В стране убыточными являются более 60 процентов хозяйств. В связи с этим главу государства интересовало, как происходит преобразование убыточных совхозов и колхозов и какова эффективность работы уже реформированных хозяйств. Как известно, ничто не возникает на пустом месте, должна созреть почва для определенных решений. То, что глава государства заговорил о проблемах сельского хозяйства, может сигнализировать, что вскоре за эти самые проблемы возьмутся всерьез. Только вот с какого конца?





Существенная либерализация рынка сельхозпродукции произошла — цены на нее отпустили. Какой шаг последует за этим? Неужели глава государства решился на реформирование АПК и колхозы будут распущены? Впрочем, иного выхода уже нет. Как отмечал в одной из своих статей эксперт "Белорусских новостей" Константин Скуратович, "относительно благополучно чувствуют себя лишь отдельные такие хозяйства — например широко рекламируемый в государственных СМИ агрокомбинат "Снов"; они не только успешно перерабатывают свое сырье, но даже скупают у соседей. Несколько экспериментальных баз и опытных заводов получают необходимые для работы средства из бюджета. Более трети хозяйств существуют уже только де-юре, поскольку выручки от реализации продукции не хватает даже на зарплату. А долги порой в несколько раз превышают стоимость основных фондов. В среднем на каждое из 2.500 сельхозпредприятий Беларуси приходится 800 млн. рублей задолженности".





Иными словами, у государства нет выхода, кроме как постепенно сбрасывать балласт. Потому и зазвучали в последнее время крамольные прежде слова о "новых помещиках", которые могут спасти положение там, где довели дело до ручки колхозные председатели.





Любопытен еще один тезис из сегодняшнего выступления Александра Лукашенко: в экономику нельзя допускать криминал — ни отечественный, ни зарубежный. Поэтому особого внимания требует такой фактор оздоровления экономики, как прозрачность товарно-денежных потоков и экспортно-импортных операций. В общем, все это в русле тех тенденций, которые уже наблюдались в предыдущие недели: несколько совещаний по вопросам внешней торговли, заявления о том, что экспорт и импорт отдельных видов товаров нужно отдать под контроль Управления делами президента и проч. Словом, пиявкам-посредникам объявили войну. "Мною ставилась задача убрать посреднические звенья, "теневые" схемы, чтобы предприятия напрямую торговали, получали сырье, реализовывали продукцию", — напомнил Александр Лукашенко.





Ну и наконец, касаясь вопроса о невыполнении прогнозного показателя по внутренним инвестициям, руководитель страны помянул банки. "Кровеносная система страны" — так патетично именуют банковскую систему с высоких трибун. Сказано было также, что она является "действенным рычагом в инвестировании реального сектора экономики". Лукашенко в связи с этим интересовал вопрос: почему оборотные средства руководители предприятий по-прежнему ищут у посредников, а не берут банковские кредиты, что изменилось за год во взаимоотношениях банковской сферы и реального сектора экономики?





Белорусские банкиры это уже проходили. Если сам руководитель страны упомянул их, значит, доведется опять отдавать деньги по первому требованию, заранее зная, что добрая половина кредитов не вернется. "У банков и взять уже особо нечего, — сказал в интервью "Белорусским новостям" известный экономист Валерий Дашкевич. — Единственный способ их наполнить — это привлекать вклады населения под высокие процентные ставки. Но если банки вынудят давать кредиты под различные государственные "проекты", возникнет угроза невозврата вкладов".





Как сообщил В.Дашкевич, на 1 января 2003 года в банковской системе Беларуси на депозитах населения находилось 667 миллиардов рублей. Кроме того, в иностранной валюте были размешены вклады на сумму в 390 миллионов долларов. Годом раньше на депозитах населения было 326 миллиардов рублей и 315 миллионов долларов. Как отмечает эксперт, двукратный рост рублевых вкладов еще не показатель: если в первой половине 2002 года деньги населения на депозиты привлекались стремительно, то во второй половине года особого притока не было. Не прогнозируется он и в ближайшие месяцы. В то же время есть большая проблема с долларовыми депозитами: разница между валютными активами коммерческих банков и их обязательствами по вкладам составляет 9,6 миллиона долларов. То есть у банков меньше денег, чем они должны. А если их еще и кредиты заставят давать…





При этом президент отдал приказ "Ни шагу вперед!" — в смысле цен. Понятно, что приказ невыполним. Даже официальные прогнозы предусматривают инфляцию. Может, следующим шагом станет установка "открутить цены назад"? Но это мы уже проходили. С тех пор Беларусь уверенно лидирует по инфляции во всем СНГ.