Все пропало, Киса, стулья отдельно продают!..



Юлия ШАРОВА



Указ президента № 70, согласно которому акции предприятий нефтехимического комплекса должны реализовываться только за деньги, стал неприятной пилюлей для части населения. Люди, которые много лет работали на этих предприятиях, оказываются не у дел, они практически не могут участвовать в приватизации перспективных объектов госсобственности. Чиновники между тем не видят иного способа пополнить бюджет, дабы решить ряд сиюминутных проблем.





Указ, закрепляющий акционирование крупных белорусских предприятий исключительно на денежной основе, официально нацелен на то, чтобы предотвратить "разбазаривание государственной собственности и обеспечить высокую экономическую выгоду для страны". Документом устанавливается, что акции первой эмиссии открытых акционерных обществ "Нафтан", "Полимир", "Белшина", "Гродно Азот", "Гродно Химволокно", а также ОАО, создаваемых в процессе приватизации республиканских унитарных предприятий "Светлогорское производственное объединение "Химволокно" и "Могилевское производственное объединение "Химволокно", реализуются только за деньги.





Как отмечают в пресс-службе президента, названные предприятия "эффективно работают, приносят реальную прибыль, а также поддерживают целый комплекс социальных объектов". Денежные средства, вырученные от продажи акций, планируется направить на дальнейшее развитие производства. Обменять приватизационные чеки на акции этих предприятий нельзя. Гражданам разрешили покупать акции только за деньги — и не более чем на 100 минимальных базовых величин, т.е. в пределах 600 долларов на человека.





Президент аналитического центра "Стратегия" Леонид Заико считает такой подход к приватизации "по большому счету неправильным". По его мнению, население должно участвовать в приватизации, а продажа пакетов акций российским олигархам (именно они являются потенциальными покупателями предприятий нефтехимического комплекса), не принесет государству большой экономической выгоды. Эксперт считает семидесятый указ сделкой, заключенной между российскими экономическими элитами и белорусским правительством.





Российская сторона, по словам эксперта, хочет упрочить свое влияние на территории Беларуси. Нашему же правительству необходимо получить дополнительные средства, которые обеспечат ему "более длительное пребывание у власти". "Что вы скажете о своем соседе, который вдруг начал распродавать свои вещи? Наверное, у него не все в порядке с деньгами", — говорит Л.Заико. Поэтому схема, по которой будут приватизироваться семерка предприятий нефтехимии, — это, по мнению экономиста, "внушительный обман" граждан.





По подсчетам Л.Заико, в нефтехимический комплекс до недавних пор вкладывалось ежедневно около миллиона долларов. В том числе и деньги тех налогоплательщиков, которые работали на этих предприятиях. Теперь же госсобственность продается, и невозможно будет проконтролировать, куда пойдут деньги от продажи акций предприятий, — на модернизацию ли производства, на покрытие различных социальных расходов или же на иные цели. Ведь никто вам не скажет, на какие нужды пошли 207 миллионов долларов, полученные в конце прошлого года от реализации белорусского пакета акций компании "Славнефть".





Вообще в Беларуси сама идея приватизации была изначально извращена. Многие предприятия формально превратили в АО, но свободы эти вроде бы негосударственные предприятия все равно не получили. Ведь для чего нужно разгосударствление? Чтобы руководство предприятия могло принимать независимые от государства решения, а акционеры, в том числе и работники предприятия, могли на эти решения влиять. Наверное, тогда бы и дивиденды по акциям платились не такие смехотворные, как это обычно бывает на белорусских АО, часть акций которых население успело приобрести за чеки "Имущество", превращенные ныне в пустые бумажки.





С нефтехимией получится еще жестче: труженики на этих предприятиях останутся фактически лишь рабочей силой, кстати говоря, довольно дешевой. Поэтому всякий социальный подтекст, который закладывался в идею приватизации еще в начале 90-х, теперь теряется. Но и настоящего капитализма как-то не видно. Серьезный российский инвестор не захочет быть в роли ослика, бегущего за морковкой, — а именно такие ассоциации вызывает схема продажи акций нефтехима: маленькими порциями и без права на контрольный пакет. Государству очень не хочется расставаться с собственностью, но уж больно велики бюджетные прорехи. Вот и рождаются в муках решения, подобные указу № 70.