Золушка на макаронной полке

Из 110-115 тысяч тонн продаваемых в стране макаронных изделий на родине производится только 15 тысяч, причем две трети — неважного...

Фото СБ-Беларусь сегодняСпагетти и "рожки" наделали немало переполоха. Правительство рассматривало программу развития отрасли и, проанализировав цифры, сделало вывод: отрасли-то собственно уже почти нет. Из 110-115 тысяч тонн продаваемых в стране макаронных изделий на родине производится только 15 тысяч, причем две трети — неважного качества, поскольку оборудование на крупнейшем профильном предприятии в Борисове полностью изношено. "Боримаку" решено дать кредит на закупку итальянских машин.

Но для того чтобы отечественные "ракушки" да лапша, как записано в программе развития, отвоевали через 2 года половину, а в перспективе — три четверти белорусского рынка, одного только высокого качества продукции мало. Не исключено, понадобятся квоты, разнарядки и прочие механизмы прямого административного вмешательства в коммерческую деятельность магазинов. На эту мысль меня навела... посылка.

Вообще-то в газеты чаще пишут письма, а тут, в стандартном фанерном ящике лежали две пачки макарон-"граммофонов" с припиской: "В качестве документального подтверждения качества выпускаемой нами продукции, прикладываем ее образцы. Будем рады, если они вам понравятся. С уважением, по поручению коллектива из 54 человек генеральный директор ИЧУПП "Смак" Игорь Хаткевич".

Семь лет назад в Витебске появилось частное предприятие, способное изготавливать 300-400 тонн макарон в месяц, кстати, на итальянском оборудовании. Выпускает же втрое меньше. Почему? Развозить продукцию по магазинам маленькой фирме накладно. Доверить товар оптовым базам — значит, оплату ждать годами. А местные магазины не берут.

Повод для отказа — слишком дорого. Причина — монополия. Какая такая монополия, скажет мне дотошный читатель, — 85 процентов магазинов страны приватизировано, у них разные хозяева. Да, но в последние годы в крупных населенных пунктах появляются торговые точки с одним названием. Это частная сбытовая сеть. Одиночке нынче очень трудно плыть в бурном товарном потоке. Поставщики облюбовали гипермаркеты, где крутится море народу. И можно позволить большие скидки в цене, которые компенсируются за счет оборота. С целью выжить стали объединяться выкупленные коллективами или частниками продмаги. Скажем, в Витебске два таких объединения-монстра, которые контролируют более 100 магазинов областного центра. Директор одного из них однажды сказал "Смаку" — "нет". И вот уже несколько лет твердо держит слово, торгуя любыми другими макаронам, только не местными.

Хотя в Минторге подтверждают, что качество витебских макарон соответствует иностранным аналогам. Более того, предприятие выпускает так называемые граммофоны для фаршировки. Уж не знаю, сколько стоит килограмм таких макарон зарубежного производства в Витебске, но в гипермаркетах Минска гигантские итальянские макаронины стоят дороже мяса — 12-15 тысяч рублей за полкило. Смаковские — в 10 раз дешевле.

В эти макаронные перипетии я посвятила заместителя начальника управления торговли Витебского горисполкома Инессу Егорову. "Ну и что же вы хотите? Чтобы мы заставили одного хозяйствующего субъекта покупать продукцию другого?" — ответила она. Да, действительно, какой-то нерыночный ход.

"Но мы устали стучаться в организации розничной торговли, — утверждает заместитель директора фирмы "Смак" Елена Ризо, — где нам открытым текстом говорят: "На вашей продукции можно заработать максимум 30 процентов (это предельная торговая надбавка, утвержденная Минэкономики), а на импортной — 50 и даже 100 процентов". Цепочки поставки макарон, да и других ходовых продуктов в страну из России непрозрачны. Эксперты считают, что довольно распространенным явлением стали "откаты" — своего рода премия торговым работникам, а по сути дела, взятка за то, чтобы твой товар появился на прилавке, а еще лучше — был заметнее других".

...После этого я совсем по-другому взглянула на ассортимент наших магазинов. В одном, например, наименований тридцать майонеза, но львиная доля — либо российские, либо частных фирм, причем среди ингредиентов указан модифицированный крахмал. Звоню товароведу, почему, мол, нет в продаже продукции "гормолзавода N". "Разбирают", — говорит. "Так закажите больше". — "Да, конечно, мы обязательно учтем ваши пожелания", — слышу вежливый ответ. Но ни завтра, ни послезавтра купить запрашиваемый продукт в этом магазине мне не удается. Ассортимент устойчив, как скала.

Может, на заводе какие проблемы? "Что вы! — Восклицает коммерческий директор и тут же просит не называть ее фамилию (а то как бы вообще не перестали брать товар). — После модернизации, на которую затрачены большие кредитные ресурсы, мы выпускаем молочную продукцию принципиально нового качества, но, к сожалению, в город привозят аналогичный товар 44 иногородних и иностранных поставщика. Он порой хуже, но продается. Сама не раз наблюдала: молока нашей марки в торговом зале нет, стоит завозное. Но, допустим, человеку нужно купить его на ужин. Не будет же он, уставший после работы, колесить в поисках по городу. Возьмет какое есть. К сожалению, товар нам навязывает не только реклама, но и торговля, по своему усмотрению формируя ассортимент. А мы бы рады продавать молока, майонеза гораздо больше, от этого зависят наши прибыль и зарплата. Но часто магазины отказываются от сотрудничества или сокращают заказы, мотивируя это отсутствием спроса".

Как выяснилось, проблемы с продвижением товара на рынке есть у минских хлебопеков (сейчас очень модны собственные хлебопекарни при магазинах), мясников и кондитеров. Не появятся ли они и у тех двух макаронных заводов мощностью 20 тысяч тонн, которые планирует построить правительство, решая проблему потерявшейся отрасли? Хотя, казалось бы, что такое макароны? Мука да вода. А глянешь глубже — не счесть проблем.

Компетентное мнение
Людмила ПЕТРАКОВСКАЯ, начальник управления организации торговли Минторга:

— Министерство торговли в первую очередь заинтересовано, чтобы в магазинах и гипермаркетах продавался отечественный товар. И чтобы впредь не было разговоров о том, что наши предприятия отказываются брать на реализацию белорусскую продукцию, принимаем жесткие меры. Сейчас идет подготовка нормативного акта, который максимально исключит подобные ситуации.