Шпилевский: слухи о мздоимстве таможенников сильно преувеличены

Как сообщил Шпилевский, ни копейки он не получил и от денег, выигранных по суду у "Комсомольской правды" — все перечислено...

Александр Шпилевский. Фото ГТКГлава Государственного таможенного комитета Беларуси Александр Шпилевский настаивает на том, что "слухи о мздоимстве в таможенных органах сильно преувеличены". "Мы знаем, что общественное мнение не всегда в пользу таможенника, — говорит он, — не всегда таможенник на границе вежлив, часто он чванлив, очень зажат и груб — все это мы знаем". Но вместе с тем, подчеркивает председатель ГТК, его ведомство ведет планомерную работу по истреблению коррупции в своих рядах и по улучшению имиджа службы.

"Работаем с каждым человеком, с тем, чтобы он понимал, что сегодня он получает нормальную заработную плату. Нам правительство и глава государства дали вторую по стране после Нацбанка зарплату — 457 долларов. Кроме того, мы должны доказать, что работать в ГТК престижно — на одно место таможенника претендует 10 человек", — рассказал Шпилевский.

Шпилевский убежден, что при приеме на работу в таможню должна действовать система серьезного отбора, в том числе с участием психолога. Не исключено даже такое неординарное нововведение, как использование детектора лжи, который поможет определить, способен ли потенциальный таможенник брать взятки. Помощь такой техники белорусский ГТК предполагает использовать уже со следующего года.

"Ежедневно, ежечасно мы намерены работать над имиджем таможенника. Ну, а кто не сможет работать в тех условиях, которых мы требуем, — свободен", — беспощаден Александр Шпилевский.

Тем более что, по его словам, за судьбу опозоривших честь мундира можно не волноваться — "после работы в таможенных органах, его любая компания оторвет с руками и ногами, поскольку специалистов по внешнеэкономической деятельности крайне мало".

Любой экс-таможенник всегда найдет себе "очень хорошую, денежную, престижную работу", заявил глава ГТК. Он сообщил, что Комитет "разработал серьезную, комплексную программу борьбы с коррупцией в таможенных органах до 2010 года, где мы обозначили конкретные мероприятия по борьбе с коррупцией, касающиеся, в частности, подбора кадров, формирования имиджа таможенника".

Говоря о буднях таможенного инспектора, председатель Комитета отметил очевидное, на его взгляд, упрощение процедуры таможенного досмотра. Сегодня, говорит Шпилевский, "досмотр транспортных средств сведен к минимуму, он проводится всего по 4 позициям: наименованию товара, его количеству, по числу мест и маркировке". Товар подлежит таможенному контролю, если выявлено несоответствие по этим позициям. Не частый случай, добавляет Шпилевский, но машина может быть "вскрыта" и по оперативной информации, переданной Интерполом, службами Российской Федерации.

"Зеленый коридор" освобождает от оформления таможенных документов, напомнил он, но подчеркнул, что "есть право таможенного органа проводить повторный досмотр, и, к несчастью, есть очень много случаев, когда через "зеленый коридор" перемещаются крупные товарные партии".

"Тогда мы вынуждены задерживать, оформлять и конфисковывать", — констатировал Шпилевский. В целом же, по его данным, подавляющее большинство машин, идущих по "зеленому коридору", не досматриваются. Но если только у таможенника не возникли подозрения.

"Допустим, — рассуждает глава таможенной службы, — он видит, что осели амортизаторы из-за перегруза или что водитель волнуется, есть масса других специальных нюансов, которые, если таможенник посчитает нужным, могут заставить эту машину "выдернуть" и поставить на контроль". А "выдергивают", по словам Александра Шпилевского, "очень часто".

Недавний случай — на "Брузгах" таким образом была обнаружена крупная партия ширпотреба. Или другой: в аэропорту "Минск-2" по "зеленому коридору" направился человек с небольшой сумочкой, а там оказалась крупная партия наручных часов швейцарской фирмы на 100 тысяч долларов.

"Зеленый коридор" не означает прохождение товара без контроля", — подытожил председатель Государственного таможенного комитета.

Определив борьбу с контрабандой как одну из основных задач таможенной службы, Шпилевский подкрепил этот посыл свежим примером: "Буквально на днях представлен очередной протокол об административном правонарушении по факту ввоза в Беларусь партии одежды и обуви китайского производства из Российской Федерации и поддельных документов на эту партию, содержащих лживую информацию, как об отправителе, так и о стоимости товара, заниженную в сотни раз. Истинная стоимость товара составила ни много ни мало 1 млрд. 211 млн. рублей".

Отдельная тема в рамках противостояния контрабанде — возвращающиеся из украинских и польских шоп-туров автобусы. "Постоянно задерживаем в автобусах, перемещаемых через "зеленый коридор", большое количество контрабанды, ввозимой на территорию страны. Это касается, в первую очередь, бытовой техники и других товаров из третьих стран, ограниченных у нас к перемещению", — сказал Шпилевский.

У ГТК есть также информация о том, что водители автобусов часто собирают деньги с пассажиров для "вручения" таможенникам, говорит Шпилевский: "Нами будут проводиться массовые мероприятия по внедрению под легендами наших сотрудников в эти автобусы, они будут наблюдать, как собираются деньги, кому вручаются и т.д.".

В целом, последние крупные задержания контрабанды позволяют сделать вывод: в основном незаконно пытаются перевезти серную кислоту, наркотики, оружие, боеприпасы.

Вести борьбу с контрабандистами более оперативно и эффективно помогает "летучая таможня". "Сегодня мы способны в течение трех часов поднять по тревоге и таможни, и мобильные органы, которые обеспечены транспортом, вооружением, и перекрыть любой участок границы", — отметил председатель белорусской таможенной службы.

Такие операции, по его словам, уже проводились. "Например, когда была необходимость пресечь попытки ввоза алкогольной и табачной продукции на российско-белорусской границе. В течение трех часов мы перекрыли всю границу", — сказал Шпилевкий, добавив, что в ближайшее время ГТК намерен приступить к созданию "оперативной таможни", где будут сосредоточены все силы и средства, включая транспорт, коммуникации, оперативные технологии".

Наиболее эффективно, по словам руководителя ГТК, осуществляется взаимодействие с российскими таможенниками в рамках Союзного государства. "Никаких проблем здесь нет, отношения полностью урегулированы. Коллегия таможенного комитета Союзного государства принимает документы прямого действия. Но есть другая проблема, которая касается правительств, в первую очередь, правительства Российской Федерации — когда вводятся какие-то новые правила, которые не входят в компетенцию таможенных органов Беларуси и России", — сказал Шпилевский, в качестве иллюстрации приведя "фактическое введение таможенной границы с помощью так называемых ППУ — пунктов приема уведомлений, где груз, перемещаемый из Беларуси в РФ, досматривается и контролируется российскими органами".

"Поэтому заявление Онищенко о перемещении вина из Беларуси в Россию не имеет под собой никакой основы — такого быть просто не может по одной простой причине: груз, перемещаемый через таможенную границу Беларусь — Россия, досматривается, и переместить молдовское, грузинское, испанское либо другое вино через таможенную границу невозможно", — заявил председатель ГТК. Не вполне, правда, ясна связь между сказанным им и главным санитарным врачом России Геннадием Онищенко, заявившим, что вина белорусского производства на 80% состоят из вредных молдовских виноматериалов, а потому их продажа в России может быть поставлена под вопрос.

Как бы то ни было, но на действия российской стороны, убежден Шпилевский, Беларусь должна отвечать адекватным противодействием. "Но в отношении России позиция главы государства очень четкая и понятная: никогда Республика Беларусь не введет адекватных мер, которые бы ущемили права российских граждан", — сказал главный таможенник Беларуси.

"Я — сторонник введения адекватных мер, в том числе по Евросоюзу, в вопросе перемещения мяса и продуктов питания. Сегодня вы бутерброд не можете ввезти в ЕС, а мы даем возможность ввозить 5 кг мяса, а по "серым" схемам из Польши дешевого мяса ввозится вообще немеряно, тоннами, причем не всегда это мясо чистое", — подчеркнул глава ГТК.

Отдельно Шпилевский затронул тему конфиската, объем которого, по его словам, "по сравнению с прошлым годами резко уменьшился в связи с введением указа президента о свободе транзита, и мы теперь большую часть транспортных средств фактически пропускаем без досмотра".

"Если у нас есть сомнение по какому-то виду товара, есть ориентировка, мы берем сопровождение и отдаем этот груз сопредельной стране, чтобы она уже сама разбиралась с этим товаром. Но если продукция, например, алкогольная, будь то украинская, будь то российская, перемещается вне установленных норм и правил, мы, естественно, задерживаем и конфискуем — здесь даже разговоров быть не может", — отметил руководитель белорусской таможни.

При этом он обратил особое внимание на тот факт, что "никаких отчислений от конфиската ГТК не получает". По его словам, "таможенные органы не заинтересованы в увеличении объемов контрабанды — никакой прибыли таможне сегодня от этого нет. Мы конфискат не продаем, мы им не распоряжаемся, мы передаем его в Департамент по гуманитарной помощи и никакого отношения к нему не имеем".

Как сообщил Шпилевский, ни копейки он не получил и от денег, выигранных по суду у "Комсомольской правды" — все перечислено в Сморгонский детский дом, который, наконец, купит для воспитанников школьный автобус. Отнеся отдельных представителей прессы к людям древнейшей профессии, председатель ГТК объявил о том, что отныне будет с ними разбираться "очень четко и понятно: если материал будет затрагивать мою честь и достоинство, он всегда будет очень жестко оцениваться — независимо от того, государственное это СМИ или нет".