С нефтью, как и с газом, тоже ничего не ясно

Минску предлагалось два варианта решения вопроса: Москва была согласна сохранить белорусскую продажу нефтепродуктов...

экспортные пошлины на нефтьПомимо условий поставок в Беларусь российского газа, до Нового года стороны должны были определиться и с условиями поставок нефти. Однако угроза газовой блокады, заполнившая доверху мысли чиновников и страницы СМИ, вытеснила также нерешенные нефтяные проблемы. Между тем, 2007-й на носу, а соглашения о разделе экспортных пошлин на нефтепродукты, которое Россия и Беларусь должны были подписать еще до 15 декабря, до сих пор нет.

Минску предлагалось два варианта решения вопроса: Москва была согласна сохранить белорусскую продажу нефтепродуктов в Европу, но при условии единых с Россией экспортных пошлин, которые бы делились в соотношении 85% — российской казне, 15% — белорусской. Либо светлые нефтепродукты, производимые на белорусских НПЗ из российской нефти, передавать России, оставляя то, что необходимо, для внутреннего потребления.

Очевидно, ни один, ни второй сценарий Минск не устроили. "70 на 30. И не меньше", — заявили поначалу белорусские переговорщики. На такое упрямство российское правительство отреагировало введением в отношении Беларуси общих пошлин на экспорт нефти из РФ, а это значит, что один баррель для нас дорожает на 25 долларов, т.е. на 30-40%.

Уже в новых условиях министр финансов Беларуси Николай Корбут предложил разделить пошлины на нефтепродукты поровну — 50 на 50. Это соотношение подтвердил на днях и первый вице-премьер Владимир Семашко, по словам которого, позиция белорусской стороны следующая: делить экспортные пошлины на нефтепродукты между бюджетами двух стран поровну или 60 на 40 при условии отмены для Беларуси пошлин на сырую нефть.

"Это будет справедливо, ведь на белорусских НПЗ глубина переработки нефти достигает 72%, в то время как на российских — 55-56%. Десять лет назад, когда наши заводы не имели такого оборудования для переработки нефти и не производили столько нефтепродуктов, можно было вести разговор о распределении экспортных пошлин на нефтепродукты в соотношении 85 на 15. Сейчас это неоправданно", — сказал Владимир Семашко, сообщив, что Минск направил в российское правительство проект соответствующего соглашения, и по поручению Михаила Фрадкова документ должен быть рассмотрен до 17 января 2007 года.

В отличие от газа, нефть в Беларусь поставляют несколько компаний: "Сургутнефтегаз", "Роснефть", "Сибнефть", "ЛУКОЙЛ", "Славнефть" и "Русснефть". Как ожидается, по итогам года общий объем их "белорусских" поставок составит около 20 млн. тонн. На 2007 год поставки нефти в Беларусь планируются в объемах 19,5 млн. тонн, в том числе в первом квартале — 4,4 млн.тонн. Даже при отсутствии двустороннего соглашения о разделе пошлин, нефть в Беларусь будет поступать. Но на каких условиях — вот, в чем вопрос.

Как предполагает руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук, "Россия будет продавать Беларуси нефть, но в цену будет включать экспортную таможенную пошлину, что вызовет ее удорожание на 180 долларов за тонну". При таком раскладе мы будем платить около 62 долларов за баррель российской нефти, что принципиальным образом изменит привлекательность белорусских НПЗ: продажа нефтепродуктов на экспорт окажется весьма сомнительной: она будет рентабельна, но в такой же степени, как в России, Украине, Польше, Литве. "Беларусь потеряет привлекательность "нефтяного оффшора", — заявил экономист. По его прогнозам, белорусские НПЗ будут продолжать покупать нефть лишь для внутренних нужд.

По данным Ярослава Романчука, неофициальные потоки нефти на белорусских нефтеперерабатывающих предприятиях составляют 30-40% дополнительной нагрузки. При переработке 20 млн. тонн нефти в год белорусская экономика потребляет нефтепродукты, получаемые из 9 млн. тонн нефти, остальное отправляется в Европу по давальческим схемам российскими поставщиками и белорусскими госпредприятиями. Существовавший доселе беспошлинный режим поставок нефти в Беларусь обходился России примерно в 4 млрд. долларов в год.

На вопрос, будут ли разделены доходы от продажи тех нефтепродуктов, которые Беларусь успеет продать до заключения соглашения с Москвой, эксперт отметил, что, "согласно договору, на котором настаивает Россия, доходы должны были делиться еще с 1995 года. И коль до сих пор ничего не делилось, я не думаю, что шел разговор о том, что что-то будет делиться и сейчас". По его мнению, "если с января ничего не поменяется, то Россия просто будет брать пошлины со своих экспортеров, и дальше Беларусь может делать с этой нефтью все, что ей заблагорассудится". Отсутствие договора по разделу нефтяных пошлин, убежден Я.Романчук, и явилось предлогом для жесткой реакции России в виде введения экспортной пошлины на сырую нефть для Беларуси.

"Когда договорятся о разделе в какой-то пропорции, тогда и схемы поставок нефти будут другие", — полагает он, подчеркивая, что "так или иначе, для Беларуси это вопрос размера потерь: она теряет совершенно уникальные условия, при которых ежегодно получала 3-3,5 млрд. долларов. Больше такая уникальная ситуация не повторится".

Что касается пропорции, в которой Минск может согласиться делить нефтедоходы, то, "если Беларусь убедит или заставит Россию пойти на пропорцию 50 на 50, то Россия в очередной раз покажет свою дикую слабость перед лицом переговорной мощи белорусского правительства", заявил Я.Романчук.

Напомним, по прогнозам, лишение Беларуси льгот в получении нефти повлечет 8-процентный спад ее ВВП.