В ответ на газовую атаку белорусы в Москве провели психологическую

"Ты понимаешь, от нас двоих зависит не только, решим мы проблему газа или не решим…"

 

Газпром" "абсолютно удовлетворен" результатами мучительных переговоров о поставках газа в Беларусь. Беларусь, со своей стороны, радоваться более чем двукратному повышению цен на газ, разумеется, не может, однако преподносит дело так, что Миллер дрогнул под нажимом наших переговорщиков.

"Когда шли переговоры с Алексеем Миллером, я ему говорил: "Ты понимаешь, от нас двоих зависит не только, решим мы проблему газа или не решим, создадим мы СП или не создадим, — это мелочи. Стоит вопрос о Союзе России и Беларуси, об отношениях между государствами. Не зря в народе говорят: от любви до ненависти один шаг", — рассказывал сегодня белорусским журналистам первый вице-премьер Владимир Семашко. — Ты ж пойми, что, если начнется газовая атака, это будет дикостью: в 2007 году мы вернемся к 1941-1944 годам, когда наши народы терпели такие страдания".

"У нас еще масса стариков, которые пережили эту войну — за что же они тогда воевали? — спросил Алексея Миллера главный белорусский переговорщик. — С другой стороны, я не могу себе представить, что наши дети и внуки будут замерзать. Ты смотрел кадры ленинградской хроники, где дети закутаны в бушлаты, фуфайки, платки?". "А детская память острая, она, как чистый лист, и если, не дай Бог, пришлось детям пережить то, что нам обещали, у них бы в памяти это отложилось на многие годы, — нажимал первый вице-премьер. — Слава Богу, Алексей Борисович это четко осознал".

Официальный же представитель "Газпрома" Сергей Куприянов, говоря об удачном для его компании завершении предновогодней газовой эпопеи, напоминает: "У нас не было бы оснований для поставки газа с 1 января, ... и поэтому мы достаточно активно призывали наших белорусских коллег завершить переговоры в уходящем году". По его словам, с Беларусью "согласовали достаточно комфортный переходный период на европейские цены. При этом подтверждена "готовность заплатить за "Белтрансгаз" по верхней планке оценки".

В общем, надо полагать, тост после подписания долгожданного контракта был кратким, как выстрел пробки из, наверняка, припасенной на этот случай бутылки шампанского: "За компромисс!"

Но в стане белорусского руководства настроение непраздничное. По словам Владимира Семашко, промышленности нынче придется туго. "Безусловно, повышение цены на газ более чем в 2,14 раза будет иметь очень серьезные последствия для экономики. Чудес в экономике не бывает, и такое повышение скажется, прежде всего, на тарифах. Наши энергетические компании — "Белтрансгаз", который получает газ в опте и передает потом "Топгазу", "Белэнерго" — на выходе будут иметь плюс в цене около 93-98%", — сказал первый вице-премьер. Таким образом, цена для конечного потребителя составит 150-153 доллара за тысячу кубометров.

Что касается "газовых производных" — электрической и тепловой энергии, — то электроэнергия, по его словам, "выйдет на уровень 11-11,1 цента". По оценке В.Семашко, "это достаточно высокий уровень цен, рост около 54%". Тариф на тепловую энергию ожидается в 24,5-25 долларов за гигакалорию, здесь рост также составит приблизительно 55%.

"Это тяжелое испытание для промышленности, для реального сектора экономики, для энергетиков в первую очередь", — констатировал вице-премьер. И, тем не менее, подчеркнул он, "никто нам не отменял реализацию намеченных темпов экономического роста". Для выполнения прогнозных показателей, по словам В.Семашко, в стране есть "определенный запас прочности", есть к чему стремиться с точки зрения энергоэффективности экономики: производить больше, газа потреблять меньше.

"Мы предполагали, что в той или иной степени энергоресурсы будут дорожать, и выработали тактику нашего поведения, — сказал он, сообщив, в частности, что "энергоемким предприятиям, таким как, например, "Гродно Азот", мы, безусловно, будем делать эксклюзивные цены на газ". "И ни одну из программ, которые мы наметили, мы не остановим", — заверил первый вице-премьер.

Теперь о населении. Как пообещал Владимир Семашко, "у населения никакого шока не будет". "Мы понимаем, что средняя зарплата по стране 300 долларов, но есть люди, которые получают и меньше. Поэтому годовой рост квартплаты, по его словам, для двухкомнатной квартиры не превысит пяти-шести долларов.

Тариф на транзит: наш ответ Чемберлену

На повышение Россией цены газа в два раза Беларусь ответила увеличением тарифа на транзит: с 0,75 доллара за 1 тыс. кубометров на 100 километров до 1,45 доллара, а также ростом расценок на транзит по газотранспортной системе "Ямал-Европа".

По данным Владимира Семашко, в нынешнем году объем транзита по сетям "Белтрансгаза" составит 15,7 млрд. "кубов". Разница между старым и новым тарифами даст Беларуси 110-120 млн. долларов. "Было, за что бороться", — заметил вице-премьер.

При этом он подчеркнул, что, согласно контракту, плата за транзит будет увеличиваться по мере роста цен на газ. "Каждый год тарифы на транзит будут пересматриваться, и какие они будут, сегодня сказать невозможно", — сказал Семашко.

Что касается платы за услуги по управлению газопроводом "Ямал-Европа", то белорусская сторона, по словам вице-премьера, ее тоже "приподняла": ставка тарифа за операторские услуги, оказываемые Беларусью, выросла с 0,36 доллара до 0,43 доллара. "Это хорошая рентабельность для нас", — считает Владимир Семашко.

Нефтяные пошлины: вопрос двух недель

Проблема нефтяных пошлин разрешится до 15 января, уверен первый вице-премьер. Его уверенность основана на том, что решение о введение экспортных пошлин для Беларуси не на руку самой России, а точнее ее нефтяным компаниям. Кроме того, именно две недели смогут продержаться без поставок российской нефти белорусские нефтеперерабатывающие заводы.

Напомним, 8 декабря прошлого года правительство России решило ввести таможенные пошлины на ввозимую в Беларусь нефть. Решило, по словам В.Семашко, "ничтоже сумняшеся". В результате цена за тонну нефти выросла на 180,3 доллара (до того средняя цена поставки нефти в Беларусь составляла 247,5 доллара). 30 декабря свое решение приняло уже белорусское правительство: платить такую цену за нефть мы не в состоянии, и покупку прекращаем.

Такой хитроумный ход, убежден Владимир Семашко, будет иметь весьма неприятные последствия для… российских нефтяников.

"Если скважина фонтанирует, то она фонтанирует, — нефть надо куда-то девать, — рассуждает о судьбе нефтяных компаний России белорусский вице-премьер. — Если она не выбирается, значит, скважину надо заглушить, людей отпускать, предприятие будет простаивать. Кому это выгодно?". "Наказывая" наши НПЗ, российское правительство, по сути дела, обратным концом бьет по своим нефтяникам", — заключил он.

Но белорусским НПЗ не слаще: нет нефтяных поставок — нет и их. А за их спиной — "энное количество предприятий нефтехимического комплекса, для которых вторичные продукты переработки нефти являются основным сырьем, — напомнил В.Семашко. — И остановка НПЗ — это остановка других предприятий с многотысячными коллективами. Остановить эти заводы, лишить людей работы и оставить эти семьи без средств к существованию — это дикость".

Столь безрадостную картину, как рассказал вице-премьер, он и нарисовал главе "Газпрома" в ходе газовых переговоров, абсолютно дожав Миллера следующим аргументом: "Работники этих предприятий не только куска хлеба своим детям купить не смогут, но и за газ не смогут платить".

Прервать цепную реакцию остановок можно только отменой экспортной пошлины на нефть, убежден Владимир Семашко. Тем более что при цене нефти в 405 долларов "Нафтан" будет терять 123 доллара на каждой тонне, прямые убытки "Мозырского НПЗ" составят 138 долларов на каждой тонне. "Кто будет вести такой бизнес? За месяц-два работы в таком режиме распотрошишь всю экономику предприятия и окажешься банкротом", — сказал В.Семашко.

При этом он заметил, что "Мозырский НПЗ" на 42,6% принадлежит российскому НГК "Славнефть". "Надо принимать принципиальнейшее решение, прежде всего правительству России, и эту парадоксальную ситуацию разрешать", — заявил Владимир Семашко.

Сигналы о "золотом ключике"

"Нам постоянно давали сигналы (в том числе такие сигналы шли от премьер-министра Российской Федерации), что газовая проблема — это ключ к разрешению всех других проблем, вплоть до сахарной", — поделился первый вице-премьер.

В понедельник в Москве "в ходе неформальной рабочей встречи, длившейся четыре часа, Михаил Ефимович (Фрадков — "Белорусские новости"), спасибо ему, пообещал в первые же дни после окончания в России рождественских каникул возобновить работу по этой проблеме, все посчитать и эту проблему решить", сообщил Семашко, будучи абсолютно убежденным в том, что "здравый смысл возобладает, экономический и политический смысл возобладает", и нефтяная проблема до 15 января будет решена.

"Надо отменять эту ввозную таможенную пошлину", — отрезал он. Проблема-то, на самом деле, одна, считает вице-премьер: в какой пропорции распределять доходы от продажи Беларусью нефтепродуктов по бюджетам двух стран. "Это должно быть по-братски: 50% на 50%, — считает он. — У нас есть расчеты, подтверждающие обоснованность нашего требования".

Владимир Семашко уверен, что белорусская часть рабочей группы, которая сядет за стол переговоров, непременно докажет российским коллегам справедливость такой позиции.