БНК: умножит нефть или коррупцию?

"В нашем же случае власти пошли по самому простому пути: создали "приказ", структуру. В нее посадят чиновников. А бизнес на нефти — выгодный. И там можно подозревать довольно высокие взятки..."

Новоиспеченная Белорусская нефтяная компания (БНК), которая консолидирует все нефтяные активы страны и, по замыслу, переключит на себя всю закупку "черного золота", приступит к действиям в июле.

Нефтехимический комплексОб этом сообщил сегодня первый вице-премьер Владимир Семашко, отвечая на вопросы парламентариев.

ЗАО "Белорусская нефтяная компания" было зарегистрировано 17 мая. За два дня до этого Александр Лукашенко подписал указ "О некоторых вопросах создания внешнеторговой организации по реализации нефтепродуктов", в котором предоставил "право внешнеторговой организации по реализации нефтепродуктов, создаваемой в форме закрытого акционерного общества юридическими лицами путем внесения денежных вкладов в уставный фонд в размерах согласно приложению, использовать в своем наименовании слово "белорусская" и помещать изображение Государственного герба Республики Беларусь на бланках документов и печати этой организации".

То самое приложение, проливающее свет на паи участников, не разглашается. Однако 18 мая заместитель председателя концерна "Белнефтехим" Михаил Осипенко рассказал журналистам в предположительном тоне, что уставной капитал БНК на 60-65% будет принадлежать государству, остальное — доля акционерных обществ, в частности ЗАО "Белорусский нефтяной торговый дом", ОАО "Мозырский НПЗ", ОАО "Нафтан".

При этом М.Осипенко четко обозначил стоящие перед новой компанией задачи. В первую очередь, БНК будет ориентирована на продажу нефтепродуктов. "Мы создаем организацию, которая будет закупать нефть, перерабатывать и реализовывать нефтепродукты на более интересных условиях, чем сейчас, доставляя их непосредственному потребителю в различных регионах мира", — заявил он.

Кроме того, с созданием БНК часть работающих с белорусскими нефтепереработчиками давальцев "будет вытесняться", подчеркнул замглавы "Белнефтехима". То есть новоявленный нефтетрейдер призван исключить из схем поставок российские компании, обеспечивающие сырьем на условиях процессинга Новополоцкий "Нафтан" и Мозырский НПЗ.

По словам М.Осипенко, в настоящее время концерн занят открытием представительства в США, которое затем, "возможно, перейдет к обслуживанию Белорусской нефтяной компании".

Первый вице-премьер, со своей стороны, сегодня разъяснял депутатам, что БНК создается для оптимизации работы по экспорту-импорту нефти. Как отметил В.Семашко, у нее две основные функции. Первая — закупать в России нефть оптом, "а не так, как сегодня, когда каждый завод (белорусский) сам по себе, плюс еще десяток давальцев бегают по России с ведрами", что приводит к повышению закупочной цены на нефть. А когда придет солидный покупатель, готовый взять сразу 1,6—1,7 млн. тонн нефти, тогда, уверен первый вице-премьер, "можно говорить о снижении цены. Это даст еще пять долларов на тонне".

Напомним, сегодня каждая тонна российской нефти Беларуси обходится, как минимум, на 100 долларов дешевле в сравнении с мировыми ценами. В то же время в соответствии с подписанным 12 января в Москве межправительственным соглашением, при экспорте нефтепродуктов из Беларуси в третьи страны в ход вступает пошлина, равная российской (сегодня это 117,7 долларов на светлые нефтепродукты, выработанные из 1 тонны нефти), которая полностью засчитывается в белорусский бюджет.

Говорят, предложение о введении российской экспортной ставки на нефтепродукты, появилось в последний день дискуссии по настоянию белорусских переговорщиков.

Таким образом, максимально сбив цену покупки нефти у РФ, Минск сегодня обеспечит своей новой компании приличную валютную прибавку за счет экспортной пошлины на нефтепродукты.

И это, как подтвердил В.Семашко, вторая функция БНК: "оптовая продажа произведенных нефтепродуктов на новых условиях, минуя посредников".

По его словам, опыт работы такой компании у Беларуси есть — это Белорусская калийная компания (БКК), созданная в апреле 2005 года как эксклюзивный поставщик на зарубежные рынки калийных удобрений.

По данным первого вице-премьера, если в 2004 году выручка от экспорта калия составила 752 млн. долларов, то в этом году ожидается поступление уже 1 млрд. 150 млн. долларов при аналогичных объемах продаж. К такой же результативности должна стремиться и Белорусская нефтяная компания.

Параллели с БКК проводят все чиновники. Не удивительно, ведь, поручая создать государственного нефтетрейдера, президент прямо указал на образец — БКК.

Причем, как отметил пару месяцев назад Владимир Семашко "Интерфаксу", БНК в сравнении с БКК находится в более выигрышной ситуации. "Я не вижу здесь больших проблем, потому что в 2004-2005 годах прошли путь создания Белорусской калийной компании. Там рисков было гораздо больше. Там мы прошли революционный путь, а здесь мы идем по эволюционному пути. Сейчас есть опыт, и есть своя сбытовая структура — Белорусский нефтяной торговый дом с его электронной торговой площадкой. Речь идет лишь об оптимизации продаж: продавать не "у забора" на условиях DAF, а выходить на CIF, FOB и иметь на этом дополнительную прибыль".

Руководитель же Аналитического центра "Стратегия" Леонид Заико предсказывает, что новая структура будет ничем иным, как рассадником "взяток и коррупции". Проблема в том, что у наших предприятий нефтепереработки нет собственных денег, — сказал экономист. — Они не могут обеспечить себя сырьем для работы. Если закупками нефти будут заниматься государственные чиновники, то здесь мы в принципе можем иметь управляемый процесс всего, что связано с ценами, с расходами, но в целом такая практика не принята нигде в мире. Потому что, как правило, лучше иметь десятка полтора частных компаний-поставщиков сырья, которые будут бороться за рынок. В нашем же случае власти пошли по самому простому пути: создали "приказ", структуру. В нее посадят чиновников. А бизнес на нефти — выгодный. И там можно подозревать довольно высокие взятки и высокий уровень коррупции".

Оценивая перспективы БНК, белорусский эксперт нефтяного рынка Татьяна Маненок, отмечает, что "создать компанию несложно. Но каким образом она войдет на рынок, как сможет работать — это уже вопрос".

В любом случае, от давальческой схемы переработки резко отказываться нельзя, убеждена она. "Надо выждать время, чтобы эта компания встала на ноги, наработала схемы реализации нефтепродуктов, – подчеркнула Т.Маненок. — Работать БНК будет чрезвычайно сложно: чтобы переключить на себя поставки нефти, необходимо иметь огромные ресурсы, очень четкую схему кредитования".

Для закупки среднемесячного объема нефти (1,8 млн. тонн) белорусским НПЗ необходимо более 400 млн. долларов. Банкиры же в случае сбоев немедленно почуют риски.

В то же время, по ее мнению, российские компании заинтересованы в работе на белорусском рынке: "Поставки через Беларусь сегодня выгоднее, чем через Балтийскую трубопроводную систему. Осталось создать разумный, приемлемый механизм возмещения части затрат при покупке нефти". В таком случае, уверенна Т.Маненок, место давальческим структурам, несомненно, нашлось бы.

Поскольку внутренний рынок Беларуси ограничен всего 6 млн. тонн нефти, а остальное — экспорт, вести речь о давальческих схемах "не очень перспективно", считает аналитик. По ее мнению, следовало бы говорить о привлечении стратегического инвестора. "Нужно позволить российским компаниям быть заинтересованными в результатах работы местных НПЗ, привлекать более эффективный менеджмент. Надо думать о перспективном развитии", — заключила Т.Маненок.

Между тем, по словам зампредседателя "Белнефтехима" М.Осипенко, результаты работы БНК будут зависеть от того, кто ее возглавит. По имеющейся информации, место главы компании пока вакантно…