Белорусский табачный бизнес в ожидании падения «железного занавеса»

С 1 октября Беларусь обязана отменить ограничения на ввоз табачных изделий, отказавшись от излюбленного...

Производство сигарет на Гродненской табачной фабрике. Фото Елены НовожиловойНаправление ветра в Беларуси меняется так часто и так непредсказуемо, говорит гендиректор Гродненской табачной фабрики (ГТФ), что и розу ветров выстраивать проку нет. Да, согласен глава «Бритиш-Американ Тобакко Трейдинг Компани» (БАТ), в Беларуси нужно работать только по принципу «здесь и сейчас». И все же нынче оба руководителя наверняка хотели бы знать: что все-таки будет «здесь и потом?»

Согласно условиям межправительственного соглашения с Россией, с 1 октября Беларусь обязана отменить ограничения на ввоз табачных изделий, отказавшись от излюбленного с некоторых пор инструмента защиты отечественной табачной отрасли. Минторг готовится встретить дату: отказаться от квотирования и лицензирования табачного импорта он не против, но при этом намерен передать одному специмпортеру все права, с этим вопросом связанные.

По некоторой информации, этой организацией может стать находящийся в подчинении Управления делами президента «Беларусьторг», пока один из четырех здешних табачных импортеров.

Вторая компания, имеющая сейчас право на квотированный ввоз сигарет, — БАТ — исправно выполняет установку «импортировать минимум, производить на месте максимум». От отсутствия альтернативы компания развернула на Гродненской «табачке» производство уже третьей своей марки: в 2005 году — Alliance, в 2006-м — Viceroy, сейчас — Pall Mall.

Первые два бренда запускались на имевшемся на ГТФ оборудовании. Сигареты же более высокого ценового сегмента тем мощностям были «не по зубам». Потому на сей раз установили итальянскую сигаретно-упаковочную линию производительностью 8 тыс. сигарет в минуту и стоимостью более 11,5 млрд. рублей.

Расходы разделили: 5,1 млрд. взяла на себя БАТ, 4,5 млрд. — фабрика, прибегнув к кредиту под 11%, и 1,9 млрд. выделил концерн «Белгоспищепром» из своего инновационного фонда.

Контрактное производство — единственный выход для БАТ в условиях жесткого ограничения импорта. Лучше работать так, чем никак, говорят в компании. А для ГТФ это — прекрасная возможность наладить жизнь (смотри видеорепортаж). Показатели растут, как на дрожжах. За пять месяцев текущего года фабрика произвела 5 млрд. 100 млн. сигарет — темп роста 125% к 2006 году, реализовала 4 млрд. 700 млн. штук — 136% к уровню прошлого года. Средняя зарплата по предприятию сегодня составляет 925 тыс. рублей (в прошлом году была 696 тыс. руб.). Чистая прибыль за четыре месяца в минувшем году составила 4 млрд. 786 млн., в этом — 7 млрд. 807 млн. (плюс 63%!).

Средняя рентабельность — 32%. При этом сигареты эконом-класса типа «Астры-люкс», «Примы-люкс» дают лишь 4-процентную рентабельность.

Сейчас табачные бренды из Гродно чувствуют себя на белорусском рынке весьма уверенно, но после падения «железного занавеса» расклад сил может измениться. Тем более что, по отзывам знающих людей (коллег-курильщиков), тот же Pall Mall белорусского происхождения аутентичному не то, что не брат, но даже не кузен.

ГТФ и БАТ запустили уже третью совместную марку. На этот раз Pall Mall. Фото Елены Новожиловой

Есть и еще один повод для непокоя. ГТФ вошла в число стратегически важных предприятий, которые в этом году Госкомимущество должен преобразовать в акционерные общества. Акционирование, конечно, еще не приватизация. Но уже ее начало. А ни Гродненской фабрике, ни БАТ теперь ничего менять не хотелось бы…

Квотирование, напомним, начало применяться в Беларуси в отношении табачного рынка в 2002 году с появлением декрета президента № 28. Параллельно с этим, расчищая пространство для двух местных фабрик — гродненской табачной фабрики «Неман» и «Табак-Инвест», правительство вводило еще и ценовые ограничения на импорт. В результате сначала с местных прилавков исчезли иноземные сигареты дешевле 26 центов за пачку, позже — 30 центов, затем — 35 центов. В 2005 импортерам запретили ввозить курево дешевле 80 центов.

Табачный вопрос резко обострился после того, как в 2005 г. квоты на импорт были сокращены более чем вдвое (с 3,6 млрд. штук до 1,5 млрд.), и на этих объемах правительство останавливается последние годы в расчете на то, что местные фабрики смогут покрыть потребности белорусских курильщиков. В итоге годовой запас привозных сигарет регулярно раскупается прежде, чем заканчивается год, и квоты приходится столь же регулярно увеличивать по ходу дела.

Нынче по итогам конкурса их распределили между четырьмя компаниями: РУП «Беларусьторг», ИП «Бритиш-Американ Тобакко Трейдинг Компании», ЧУП «Белкоопвнешторг Белкоопсоюза» и ТЧУП «Дэлфидилинг».

«Табак-Инвест» выпускает Magna, Monte Carlo, Winston по лицензии Japan Tobacco International и West с More — по лицензии компании Reemstma.

«Philip Morris», оставшийся без квот и не запустивший производство, ждет либерализации рынка.

В конце прошлого года на совещании по развитию белорусской табачной отрасли Александр Лукашенко поставил задачу к 1 января 2007 года навести в ней «идеальный порядок», что означало продолжить работу по сигаретному импортозамещению, расширить ассортимент местных производителей, обеспечить регулярные налоговые поступления в бюджет. Президент указал на недопустимость лоббирования чьих-либо интересов, подчеркнув, что производство табачных изделий — это высокодоходный бизнес, и он должен приносить большую отдачу. По расчетам, к тому времени импорт сигарет должен был снизиться до 0,5 млрд. штук.

Либерализация: страшновато

Директор иностранного предприятия «Бритиш Американ Тобакко Трейдинг компании» Эдуард Грамович:

— В подписанном между Россией и Беларусью соглашении отмечено, что с 1 октября Беларусь должна снять квоты и другие ограничения на импорт сигарет из России. В каком формате это все будет происходить, я сейчас сказать не могу. Мы также не знаем, что подразумевается под институтом специмпортера: будет ли это один импортер, что он будет ввозить, какие будут ограничения? Пока не будет законодательной регулирующей базы, ответить на эти вопросы очень сложно.

Мы работаем в конкретной ситуации «здесь и сейчас», и все наши планы строим, исходя из текущего момента. Но к концу первого квартала 2008 года 90% портфеля БАТ будет переведено на Гродненскую фабрику. Причем будут производиться марки во всех ценовых сегментах. Наш следующий шаг — запуск Lucky Strike. Эта марка будет продаваться на уровне 2 400 рублей и будет самой дорогой маркой, производимой в Беларуси по лицензии либо по контракту.

Перевод 90% нашего портфеля на ГТФ значительно усилит стабильность бизнеса, он в меньшей степени будет зависеть от внешних факторов, в том числе от возможности импорта из других стран.

В случае, если изменятся правила игры, мы будем адаптировать к ним нашу стратегию. На данный момент другого выхода, кроме организации контрактного производства, просто нет. В Питере у нас стоят машины, которые делают 16 тысяч сигарет в минуту. Естественно, их себестоимость ниже, и, если бы у нас была возможность импортировать, мы бы это делали, не производя на ГТФ.

Импорт более выгоден и государству с точки зрения налоговых отчислений. Но поскольку мы работаем в тех условиях, в которых работаем, мы успешно развиваем программу импортозамещения.

Российская же табачная отрасль открылась еще после перестройки и далее реально работала в условиях рынка. Компании сами приняли решение пойти на этот рынок, до того большая часть дорогих сигарет импортировалась. Все ведущие производители абсолютно без всякого сопротивления со стороны государства в начале 1990-х купили себе по фабрике, которые ранее уже были акционированы. В 1996-97 годах все компании начали производство полного портфеля в России. В Беларуси ситуация другая: более жесткое регулирование государством табачной промышленности. Здесь предприятия на многое не имеют права. Скажем, мы считаем, что новая марка стоит 1700 рублей, а Министерство экономики, не мотивируя ничем, может поставить цену 1500 (пачка Pall Mall обойдется курильщику в 1700 рублей - «Белорусские новости»).

Что касается нехватки выделенной квоты, то на конец июня у нас будет выбрано 500 млн. шт. из 650 млн., на конец июля — 610.

4 июля состоится заседание межведомственной комиссии Минторга, где будет рассматриваться наша просьба об увеличении квоты на 300 млн. Этого нам хватит до конца года. Мы неоднократно обращалась к правительству с предложением ввести «свободную квоту» на импорт сигарет верхнего ценового сегмента, но предложение поддержки не нашло.

Генеральный директор Республиканского производственного унитарного предприятия «Гродненская табачная фабрика «Неман» Юрий Чернышев:

— Повлиять с 1 октября каким-то новшеством на нашу работу ничего не сможет, потому что, даже если что-то изменится, за три месяца (октябрь, ноябрь, декабрь) никто ничего не ввезет — к этому надо заранее готовиться. Наш рынок специфичный, не все компании могут так быстро перестроиться.

Сегодня чтобы произвести 16-18 млрд. сигарет (именно столько ежегодно потребляется табачных изделий в Беларуси), мы ввозим сырья и вспомогательных материалов на 38 млн. долларов. Всех налогов уплачиваем около 150 млн. долларов. Чтобы завести сюда из-за границы сигареты, нам придется отдать 180 млн. долларов. Вывоз валюты, и все.

Скоро государственная фабрика во всех ценовых сегментах будет на первом месте.

Приватизация: не бойтесь!

Начальник отдела продуктов питания и табачных изделий концерна «Белгоспищепром» Геннадий Богдан:

— Табачный бизнес государство не отдаст. В концерне «Белгоспищепром» львиная доля предприятий (80%) являются акционерными обществами, но государство имеет там контрольный пакет. Просто-напросто это будет право собственности у государства в отношении Гродненской табачной фабрики. В тоже время будем рассматривать предложения от инвесторов: нам надо развиваться, многие высоты у нас еще не освоены, нужно приобретать дополнительное оборудование, менять старый парк машин, осваивать сигареты формата слим, суперслим (техническое перевооружение ГТФ должно быть завершено до 1 января 2009 года, для чего «Неману» нужно около 9 млн. евро — «Белорусские новости»).

Задачи акционирования с целью привлечения конкретного инвестора сейчас не стоит.

Юрий Чернышев:

— ГТФ — пока государственная фабрика, и не надо делить шкуру неубитого медведя. У нас в стране так быстро меняется направление ветра, что говорить, куда что подует, я заранее не могу. Но в том, что это будет государственное предприятие, я тоже уверен. Пока.

Сегодня мы насытили табачный рынок всеми сигаретами, которые нужны курильщикам. Никаких табачных бунтов нет. И вообще, все хорошо. Если бы ничего не меняли, то ничего и не надо бы было.

Эдуард Грамович:

— Я считаю, что мы уже являемся стратегическим партнером ГТФ, и наше финансовое участие в запуске новой линии — тому подтверждение. И потом, акционирование предприятия — это лишь смена статуса. На данный момент нас полностью устраивает формат сотрудничества с Гродненской фабрикой.

Вокруг приватизации создается ажиотаж, который не нужен ни фабрике, ни рынку. Предприятие было государственным и таковым останется.

Если будет другая ситуация, тогда мы будем собираться, думать и принимать решение: я — со своим руководством, Юрий Степанович — со своим. Российская пресса, имеющая весьма смутное представление о белорусском рынке, «нагнала волну». И самая большая ошибка журналистов в том, что они провели знак равенства между акционированием и приватизацией. Это две абсолютно разные вещи, и это надо четко себе представлять.

Юрий Чернышев:

— Они белорусскую прессу не читают.