Газовый долг «повесили» на Сидорского?

Премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский 30 июля отправится в Москву на рабочую встречу со своим российским коллегой...

Газовый долг «повесили» на Сидорского?Премьер-министр Беларуси Сергей Сидорский 30 июля отправится в Москву на рабочую встречу со своим российским коллегой Михаилом Фрадковым. Предметом очевидно непростого разговора, по обтекаемой формулировке пресс-службы белорусского Совмина, станут «вопросы взаимодействия в энергетической сфере». Цена вопроса — как минимум, 500 млн. долларов, как вероятный максимум — кресло Сергея Сергеевича.

В ход пошла тяжелая артиллерия. С конца прошлой недели Минск партиями отсылал в газпромовскую «башню» переговорщиков для урегулирования ситуации с не погашенным в срок долгом, набежавшим за первое полугодие перед «Газпромом».

Сперва пытались договориться на корпоративном уровне: первыми посланцами, как сообщалось, стали на тот момент еще генеральный директор «Белтрансгаза» Дмитрий Казаков, его зам Венерий Волчуга и начальник отдела экономического анализа, прогноза и разработки экономических норм Юрий Ляшенко. До 23 июля — рубежной даты оплаты, зафиксированной в заключенном 31 декабря 2006 года договоре, — найти взаимоприемлемый вариант не получилось, и в этот день в Москву был командирован министр энергетики Беларуси Александр Озерец, но и его переговоры с заместителем председателя ОАО «Газпром» Валерием Голубевым завершились ничем.

Попытки получить либо отсрочку, либо кредит были продолжены 25 июля уже в Минске, где состоялось внеочередное собрание акционеров ОАО «Белтрансгаз» по избранию наблюдательного совета белорусско-российского газотранспортного СП. Совет избрали, вопрос же о реструктуризации долга остался открытым.

Уже вскоре после начала переговоров в «Газпроме» стали предполагать, что белорусская делегация умышленно затягивает переговоры до встречи глав правительств двух стран.

Российский газовый концерн, подобно Станиславскому, не верит образу бедного родственника, который пытается создать Минск, убеждая партнеров в том, что он и рад бы заплатить причитающееся, да валюты просто нет.

Внушать такую легенду «Газпрому», который собственноручно досрочно перевел 625 млн. долларов в качестве оплаты части акций «Белтрансгаза» еще в начале июня!

Однако еще раньше, в мае, первый вице-премьер Беларуси Владимир Семашко предусмотрительно заявил, что «деньги, вырученные от продажи части «Белтрансгаза», не будут использованы на погашение долга перед «Газпромом», а пойдут в бюджетный Фонд национального развития на реализацию инвестпроектов».

Так что теперь должники спокойно информируют газпромовцев о том, что деньги они перевели в белорусские рубли, аккумулировали на специальных счетах Минфина в Нацбанке, а обратный обмен на доллары означал бы обрушение национальной валюты. В общем, или льготный кредит, или отсрочка.

Любопытно, однако, что как раз в июне резко прибавили международные резервные активы Беларуси: увеличились сразу на 624,5 млн. долларов, или на 36,3%, составив на 1 июля 2 млрд. 344,2 млн. долларов.

Продажа части акций «Белтрансгаза» повлекла значительный рост золотовалютных резервов (ЗВР) Беларуси, признал 9 июля БелаПАН начальник управления информации Национального банка Анатолий Дроздов. «Средства от продажи пакета акций ОАО «Белтрансгаз» поступили на счет Министерства финансов, но считаются общим резервом государства», — попытался прояснить ситуацию представитель Нацбанка, еще больше ее запутав. Ведь если это золотовалютные резервы, значит конвертация в «зайчиков» — блеф, а если это переведенные в рубли доллары «Газпрома», размещенные на счетах Минфина, значит это никак не валютные резервы.

В июне, напомним, Александр Лукашенко, резко изменив планы увеличения ЗВР до 3 млрд. долларов к 2011 году, потребовал от Нацбанка достичь этого объема уже к концу нынешнего года.

Подписывая в новогоднюю ночь газовое соглашение с Минском, «Газпром» согласился, чтобы в первом полугодии расчет шел не по контрактной цене, а выплачивалась лишь 55% от нее. Как аргументировали белорусские переговорщики, цена газа в 55 долларов заложена в уже принятый бюджет страны. Оставшуюся часть — чуть больше 450 млн. долларов — «Белтрансгаз» и должен был перевести «Газпрому» до 23 июля.

Все это время государство исправно направляло в ФНР разницу между льготными выплатами «Газпрому» и 100-процентной оплатой газа внутри страны, на которую предприятия и население перешли с 1 января без права на адаптацию.

Теперь минские переговорщики, по одной информации, пытаются добиться от «Газпрома» отсрочки до конца года без штрафных санкций, в то время как Россия предлагает краткосрочный кредит на 450-500 млн. долларов под 12% годовых. По другой — речь идет об уступке на один квартал при вычислении суммы пени, исходя из текущей стоимости заемных денег для «Газпрома».

В середине 1990-х годов, напоминает «Время новостей», Минску после длительных переговоров удалось добиться от Москвы и вовсе списания газовых долгов на сумму 1,2 млрд. долларов. В это время (в 1994-1996 годах) белорусское правительство возглавлял Михаил Чигирь. Тогда, рассказывает он, были учтены расходы Беларуси на содержание российских войск на своей территории, а также потери, которые понесла Беларусь при выводе ядерного оружия. Но все эти расходы, вместе взятые, не смогли покрыть сумму долга. Поэтому оставшаяся его часть была просто прощена Москвой.

Повторение той ситуации, по мнению экс-премьера, сегодня невозможно: Россия платит Беларуси и за транзит товаров, и за пролет воздушных судов. «Я не исключаю, что в счет белорусского долга могут быть зачтены некоторые услуги, предоставляемые Беларусью России в пограничной и таможенной сфере. Но для этого должны быть сделаны серьезные расчеты. В любом случае маловероятно, что Минск сможет предоставить смету, которая покрывала бы значительную часть долга», — отметил он.

Политический же козырь в виде интеграционной риторики потерял свою силу. Одна из причин тому, по словам М.Чигиря, — «заявления Минска о том, что белорусская экономика работает лучше российской. Белорусское руководство как будто забыло, что процветание стало возможным благодаря поставкам из России дешевых энергоресурсов. Теперь хвастовство Минска может плохо для него закончиться».

Вместе с тем жестких шагов от Москвы сейчас едва ли можно ожидать. В настоящее время ее больше интересуют внутренние вопросы — предстоящие парламентские и президентские выборы. Это обстоятельство как раз и может сыграть на руку белорусскому руководству: чтобы не травмировать электорат, Россия, скорее всего, примет по Беларуси щадящее решение.

Травмированная же новогодним скандалом психика западноевропейцев уже сигнализирует. «Если Беларусь не рассчитается по своим долгам, «Газпром» может перекрыть газовый вентиль, поставив под угрозу энергоснабжение Западной Европы», — встревожена немецкая Die Welt.

Через Беларусь, напоминает газета, проходит четвертая часть экспортных поставок «Газпрома», который в 2006 году продал в Европу в общей сложности 161,5 млрд. кубометров природного газа. Наряду с Украиной, Беларусь является для российских энергоносителей важнейшей транзитной страной.

«Беларусь, которой вечно не хватает денег, … уже несколько месяцев назад обратилась к Кремлю с просьбой о предоставлении кредита на покупку природного газа в размере более 1,5 млрд. долларов. Об открытии кредитной линии на сумму, превышающую 1 млрд. долларов, Лукашенко разговаривал также с китайскими и западноевропейскими банками — пока безуспешно», — пишет Die Welt, замечая, что 100 долларов за тысячу кубометров для Беларуси — это все еще значительно меньше 250 долларов, которые за российский газ платит Западная Европа.

«Если Беларусь не добьется реструктуризации долга, то, возможно, «Белтрансгаз» полностью перейдет в собственность «Газпрома», — предполагает влиятельное немецкое издание. — Если премьер-министру Беларуси Сергею Сидорскому — казалось, политически отыгранной фигуре — на правительственных переговорах в Москве не удастся достичь компромисса, гнев Лукашенко может обратиться и на него».

Неприятности с Беларусью, считает Die Welt, — еще один аргумент для «Газпрома» в пользу форсированного строительства Северо-Европейского газопровода — по оценке белорусского лидера, напомним, «самого дурацкого проекта в истории России».