Россия может не дать кредит Беларуси на строительство АЭС?

Обсуждение выделения денег может стать долгоиграющей жвачкой на десятки заседаний союзного Совмина…

 

Беларусь рассчитывает построить свою атомную электростанцию полностью за российский кредит. После заявления вице-премьера — министра финансов России Алексея Кудрина о том, что Минск просит у Москвы кредит на АЭС в размере 9 млрд. долларов, в этом не возникает сомнений.

Заявленные белорусской стороной 9 млрд. долларов — это около 6,5 млрд. евро. Еще в марте этого года вице-президент ЗАО «Атомстройэкспорт» Александр Глухов, будучи в Минске, оценивал стоимость строительства в 4-5 млрд. евро. В соответствии с российско-белорусскими договоренностями предусмотрена «эскалация цены», то есть изначально оговаривается ее изменение на протяжении всего срока строительства. И вполне возможно, что Беларусь запросила так много исходя именно из этих позиций. Хотя получить 9 млрд. долларов от России будет не так-то просто.

«Говорить, что Россия однозначно даст кредит, я бы не стал, — заявил руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук. — С Россией все возможно. Тем более в контексте существующих напряженных взаимоотношений. Поэтому со стороны России можно ожидать не формального отказа, а затягивания процесса строительства.

Обсуждение выделения денег может стать долгоиграющей жвачкой на десятки заседаний союзного Совмина. Даже подписание документов ничего не гарантирует, так как с выполнением прописанных обязательств могут возникнуть проблемы. Об этом можно судить по многим примерам. Мы с 1995 года собираемся вводить зону свободной торговли. До сих пор существуют неопределенности с введением единой валюты. Многое из того, что прописывалось в документах, в дальнейшем не выполнялось».

Пока нельзя однозначно утверждать, что рассмотрение вопроса о выделении на АЭС 9 млрд. долларов будет непосредственно увязано с общей кредитной задолженностью Беларуси перед Россией. Но заявления А.Кудрина о грозящей Беларуси неплатежеспособности к концу года позволяют думать, что российская сторона проявляет все больше нежелания кредитовать Беларусь. Хотя, как считает Я.Романчук, вопрос, сколько Россия выделит денег на АЭС на фоне общей кредитной задолженности — 9 млрд. долларов или, допустим, 5 млрд. долларов, не стоит: «Вопрос в другом: мы получим все 9 млрд. долларов или ничего».

«При этом надо понимать, что деньги будут выделяться непосредственно тем организациям, которые окажутся задействованными в строительстве АЭС. Кредит не попадет в бюджет Беларуси, зато потом выделенную сумму придется из бюджета доставать, что, вероятно, будет прописано в договоре», — отметил Ярослав Романчук.

Чтобы начать кредитование, Россия обосновано хочет «убедиться, что станция будет построена, что будут рынки сбыта для этой электроэнергии и что тарифы на эту электроэнергию позволят эти кредиты вернуть», заявил А.Кудрин. Сейчас, по его словам, проводится соответствующий анализ перспектив станции.

По словам Я.Романчука, Беларуси не удастся приукрасить перспективы будущей АЭС: «Рынок энергетики хорошо известен. А если будет принято положительное решение о финансировании, то оно окажется в том числе и в пользу российского ядерного лобби. К тому же Кремль хотел бы получить какие-то политические гарантии и некую вменяемую стратегию развития Беларуси на ближайшие годы».

У экспертов, между тем, существуют большие сомнения и относительно экономической целесообразности строительства АЭС. Прежде всего это связано с вопросом экспорта электроэнергии. Не известно, сколько будет в будущем стоить электроэнергия, полученная на АЭС, и кому мы будем ее продавать, если она окажется слишком дорогой. В ситуации острого кризиса строительство АЭС даже на условиях 100-процентного финансирования российской стороной может стать серьезным испытанием для и без того переживающей не лучшие времена белорусской экономики.

Впрочем, пока не решен главный вопрос — подписание белорусско-российского соглашения о строительстве в Беларуси атомной электростанции. Это может произойти уже в третьем квартале 2009 года. Сроки строительства составят пять лет от заливки первого бетона плюс год-полтора на подготовительные работы. Начало подготовительных работ, как заявил в Минске заместитель главы «Росатома» Александр Локшин, зависит от графика строительства сооружения, а также условий финансирования.

Кстати, А.Локшин убежден, что будущая белорусская АЭС должна иметь не два, а три блока. Тема возможного строительства российской стороной третьего энергоблока (чисто российского) в рамках белорусской АЭС, по данным некоторых источников, возникла в конце прошлого года. Она обсуждалась более конкретно в ходе визита главы «Росатома» Сергея Кириенко в январе.

Озвучивая это предложение, белорусская сторона исходила из того, что наличие у россиян собственного блока на границе Евросоюза упростит реализацию их стратегических планов по увеличению объемов продаж электроэнергии европейским потребителям. Впрочем, подробно говорить о третьем энергоблоке, когда стороны еще не пришли к соглашению по первоначальному проекту, пока бессмысленно.