Георгий Бадей: нежелание государства отпускать рычаги управления тормозит экономику

Многие функции регулирования отраслей следовало бы постепенно передавать структурам гражданского общества, объединениям предпринимателей...

23 апреля в Минске пройдет юбилейный 20-й съезд Бизнес-союза предпринимателей и нанимателей им. профессора Кунявского (БСПН), который был создан в мае 1990 года. Накануне этого события «Белорусские новости» поговорили с руководителем объединения Георгием Бадеем о проблемах, которые волнуют белорусский бизнес.

Георгий БадейБадей Георгий Петрович. Родился 26 января 1942 года. Окончил Белорусский политехнический институт по специальности инженер-механик; Институт повышения квалификации Академии управления народного хозяйства при Совете министров СССР. Работал инженером-конструктором на Минском тракторном заводе, затем в Госплане БССР (с 1984 по 1990 годы — заместителем председателя). С 1990 по 1994 годы — министр труда и социальной защиты, 1994-1995 — министр приватизации, 1995-1996 — министр экономики. С 1996 года — советник, вице-председатель БСПН, с 2001 года — его председатель.

БСПН создан 15 мая 1990 года, объединяет негосударственные предприятия разных отраслей экономики.

— Георгий Петрович, союз является участником экономических преобразований, становления частного бизнеса. Можно ли сказать, что в Беларуси бизнес сформировался?

— Класс предпринимателей в республике создан. Несмотря на многие сложности, вклад негосударственного сектора в экономику страны, по официальным данным, растет. Он достиг в 2009 году около 60% валового внутреннего продукта. Другое дело, что доля малого бизнеса, который является наиболее динамичным и устойчивым, остается низкой и не превышает 10%. Это очень мало.

Поэтому мы говорим, что нужны более решительные шаги по либерализации экономики. Изменения идут медленно. Это происходит в том числе из-за нежелания чиновников отпускать рычаги управления. Например, подготовка указа о сокращении лицензируемых видов деятельности растянулась почти на полтора года. Самым острым вопросом была отмена лицензий на розничную торговлю. Хотя во всем мире эта сфера считается самым легким способом заняться бизнесом. Зарегистрировался как предприниматель и работай, никаких специальных разрешений не нужно. Минторг готов отказаться от лицензирования, но предлагает ввести другую форму — торговый реестр. Те, кто с ним познакомился более детально, сказали: не надо, лучше оставьте лицензирование.

Государству необходимо сокращать свое присутствие в экономике, уходить от протекционизма в отношении госпредприятий. Многие функции регулирования отраслей следовало бы постепенно передавать структурам гражданского общества, объединениям предпринимателей. Это европейская практика. К сожалению, об этом со стороны государства речи пока не идет.

— По данным исследования, проведенного вашими коллегами из Российского союза промышленников и предпринимателей, наибольшую озабоченность бизнеса в России вызывают коррупция и высокие административные барьеры. Какие, по вашему мнению, болевые точки у белорусского бизнеса?

— Они остаются неизменными на протяжении многих лет. Это административное вмешательство государства в работу предприятий, чрезмерная зарегулированность. Поэтому остается актуальной либерализация. Не решены в полной мере вопросы по ценообразованию, системе оплаты труда, аренде.

Кошмаром для частных предприятий остается доведение государством прогнозных показателей. Что это как не вмешательство в их деятельность? При этом зачастую задания просто абсурдны, что дискредитирует государство. Например, частному предприятию, которое оказывает фотоуслуги, Мингорисполкомом доводится план по объему строительно-монтажных работ. Оказывается, эта организация меняла в своем здании окна. Еще одно частное предприятие получает задание увеличить экспорт на 140%, а импорт — на 115%. Однако предприятие производит свою продукцию полностью из зарубежного сырья, такого в Беларуси нет. Поэтому снизить импорт, увеличив при этом экспорт, — задачи взаимоисключающие.

При этом правительство и Нацбанк в совместном письме о намерениях обязуются перед Международным валютным фондом, что частным предприятиям целевые показатели на 2010 год доводиться не будут.

— В прошлом году правительство активно привлекало зарубежные кредиты. Может ли национальный бизнес стать источником серьезных инвестиций в экономику?

— Конечно, может, но для этого, опять же, нужно улучшать деловой климат в стране. Тогда и белорусский бизнес будет работать более успешно, у него будет больше возможностей для инвестирования в экономику. Сегодня же значительной статьей расходов бизнеса является аренда. Многие компании не имеют собственных помещений, особенно это касается производственных предприятий. Этот вопрос также пока не решается. Нужно создать условия для приобретения помещений в собственность и земли. Например, через аренду с правом выкупа.

— Способен ли сегодня частный бизнес стать участником приватизации в Беларуси наравне с иностранными инвесторами, приобретать акции государственных предприятий?

— Позиция государства продать предприятия подороже, на мой взгляд, не совсем правильная. В неэффективные предприятия, которые выставляются на продажу, нужно вложить немало средств, чтобы они начали приносить прибыль. Получается, что сначала купи дорого, а потом еще вложи. В итоге получается втридорога. Нужно искать в первую очередь эффективного собственника. Бизнес не будет вкладывать средства в заведомо неперспективные проекты. Я имею в виду тех, кто заработал свои средства легально.

— Почему предпринимательские структуры остаются немногочисленными? Сегодня они объединяют несколько процентов от общего количества предприятий.

— У бизнеса пока не сложилось понимания, что отстаивать свои интересы нужно цивилизованным путем, через бизнес-ассоциации. Некоторые бизнесмены считают, что проще решать свои вопросы в одиночку, за счет материального стимулирования чиновников. Это неправильная позиция. С другой стороны, такая ситуация — это вина самих ассоциаций. Значит, мы не дорабатываем, не столь активны.

Вопрос еще в том, готово ли правительство слушать бизнес. Союз участвует в различных рабочих группах, вносит предложения при подготовке ряда нормативных актов, предлагает конкретные пути решения проблем. Но нельзя сказать, что они находят понимание. Например, мы еще в 2005 году направили правительству свои предложения по диверсификации нашего экспорта. У нас был проработан вопрос, куда надо двигаться конкретно по отраслям. Мы говорили, что нельзя строить экспортную стратегию только на продаже нефтепродуктов и минеральных удобрений. Ведь мы не Кувейт. Надо развивать экспорт наукоемкой продукции, услуг, продукции с повышенной долей добавленной стоимости на основе местных видов сырья, трудовых и интеллектуальных ресурсов. К сожалению, наши предложения не получили должного внимания. Хотя в прошлом году, когда у предприятий возникли проблемы со сбытом, эти доводы подтвердились.

Конечно, государство и не должно принимать все предложения бизнеса. У него есть свои задачи, но решения должны приниматься взвешенно.

В начале 90-х годов БСПН был более влиятельным объединением. Вместе с его первым руководителем Максом Кунявским, именем которого впоследствии было названо объединение, союз был разработчиком целого ряда законов и государственных программ, принятых государством по развитию рыночной экономики Беларуси: об аренде, об акционерных обществах, о приватизации и т.д. После того, как усилилось государственное регулирование в экономике, были приостановлены многие реформы, приватизация, влиятельность стала ниже.

Надеюсь, мы все же придем к ситуации, которая сложилась, например, в Германии, где в ассоциациях и отраслевых союзах состоит большинство предприятий. Там это очень авторитетные, весомые структуры, без участия которых государство не принимает решений. Пока же, например, у нас до сих пор так и не принят закон о предпринимательских объединениях…