Мясникович исправляет ошибки в работе Сидорского

Новый премьер-министр отправил на доработку проект программы социально-экономического развития на 2011-2015 годы...

Новый премьер-министр Михаил Мясникович отправил на доработку проект программы социально-экономического развития Беларуси на 2011-2015 годы. Одна из причин — недовольство заложенными в программе подходами по развитию внешней торговли. По оценке Мясниковича, эти подходы не обеспечивают достаточных темпов роста белорусского экспорта для выхода к 2014 году на положительное сальдо внешней торговли.

Михаил Мясникович и его предшественник Сергей Сидорский
Михаил Мясникович и его предшественник Сергей Сидорский

О том, что через три года реальный сектор должен начать зарабатывать на экспорте больше, чем тратить на импорте, чиновники различных мастей говорили почти весь прошлый год, повторяя это как заклинание. Правительство Беларуси осенью прошлого года даже утвердило показатели прогноза сальдо внешней торговли товарами и услугами в разрезе республиканских органов государственного управления и иных государственных организаций.

К примеру, Министерству промышленности поставили задачу увеличить положительное внешнеторговое сальдо в 2013 году до 4,8 млрд. долларов, в 2014-м — до 5,6 млрд. долларов, в 2015-м — до 6,4 млрд. долларов. Минстройархитектуры должно увеличить положительное внешнеторговое сальдо с 220 млн. долларов в 2011 году до 315 млн. в 2015-м.

Причем в своем постановлении правительство установило персональную ответственность руководителей республиканских органов госуправления, облисполкомов и Минского горисполкома за выполнение показателей прогноза сальдо внешней торговли.

Мясниковичу, как главе правительства, также придется отвечать за сальдо. Возможно, поэтому он решил подстраховаться и внести коррективы в программу социально-экономического развития.

Ведь отрицательное сальдо товарами по-прежнему растет, и пока никакие меры не позволяют этот рост приостановить. Только за ноябрь отрицательный торговый баланс увеличился почти на 1,5 млрд. долларов — с 6,9 до 8,3 млрд. долларов. В такой ситуации нужны кардинальные меры, чтобы выйти на «плюс» к 2014 году.

Правда, какими бы ни были эти меры, ликвидировать отрицательное сальдо за столько короткий срок правительству не удастся. Это неоднократно отмечали независимые эксперты.

«У нас такая структура экономики, что при всем желании сложно получить нулевое сальдо, — подчеркивает экономист Сергей Чалый. — Поэтому имеет смысл делать акцент на снижение отрицательного сальдо до приемлемого уровня — 3-5% ВВП. У нас пока сальдо реально в три раза больше».

Тем не менее, власти разработали общий рецепт выхода на положительное сальдо, который выглядит так: импортозамещение и активная внешнеэкономическая политика. Особая роль в ликвидации отрицательного сальдо отводится экспорту, который планируется увеличить в два раза к уровню 2010 года.

Прогнозируется, что рост экспорта будет связан с динамикой развития основных торговых партнеров: России, Германии, Китая, Венесуэлы, Украины, на долю которых приходится более половины экспорта белорусских товаров.

Сергей Чалый, вместе с тем, сомневается, что Беларуси удастся значительно увеличить объемы экспортных поставок: «Модель экспортного роста под серьезной угрозой, потому что фактически мы наблюдаем забастовку покупателей на внешних рынках. Спрос упал».

При этом эксперт обращает внимание, что в целях диверсификации экспорта Беларусь приходила в страны с непритязательным спросом. Это также не дает повода рассчитывать на серьезный рост экспорта.

Заместитель директора Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая, в свою очередь, отмечает, что добиться увеличения темпов роста экспорта в денежном объеме можно, не прилагая для этого усилий. Достаточно, чтобы выросла цена на экспортируемые товары.

Это подтверждается данными Белстата. В январе-октябре 2010 года по сравнению с аналогичным периодом 2009 года средние цены экспорта возросли на 16,8%. При этом физический объем экспорта увеличился всего на 0,2%.

Если говорить о таких значимых для бюджета товарах в структуре экспорта, как нефтепродукты (23% всей экспортной выручки) и калийных удобрениях (11%), то не исключено, что они дадут неплохой приток валюты. Цены, например, на калийные удобрения, по оценкам экспертов, продолжат расти и в 2011 году.

«Но увеличение стоимостных объемов экспорта не говорит о качественных изменениях в проведении внешнеторговых операций. Надо также смотреть и на физические объемы роста, появление новых продуктов», — подчеркивает Точицкая.

Ожидаемый роста экспорта власти связывают также с деятельностью Таможенного союза и ЕЭП. Но, по мнению Точицкой, эти новообразования на самом деле не создали условий для серьезного наращивания экспорта.

«Если бы между нашими странами существовали крепкие торговые барьеры и потом были убраны, то можно было бы говорить об ожидаемом увеличении экспорта. Но, например, с Россией был совершенно открытый режим торговли, никаких таможенных барьеров для поставок продукции не было. Поэтому с вхождением в Таможенный союз и подписанием документов по ЕЭП мы не создали никакой платформы для роста экспорта».

Стимулирующей мерой для наращивания экспорта, по словам Точицкой, являются иностранные инвестиции. «Но ЕЭП не создает никаких дополнительных преимуществ в плане привлечения прямых иностранных инвестиций. Инвестиции приходят на большие рынки. Инвестировать в маленькие рынки желающих не так много», — отмечает эксперт.

Власти, как они думают, припасли в руках еще один козырь, который позволит нарастить экспорт. Речь идет об инновациях. В течение ближайших пяти лет на реализацию программы инновационного развития планируется направить более 100 трлн. рублей, или в 4 раза больше, чем на программу 2006-2010 годов.

Предполагается, что такое внушительное финансирование позволит не только создавать новые технологичные производства, но и повысить конкурентоспособность белорусской продукции, в том числе и на внешних рынках, а, соответственно, и увеличить спрос на нее.

Но, как считает Сергей Чалый, вложение больших средств в инновации не дадут нужного эффекта. «Нам надо в первую очередь не высокие технологии развивать, а обычные — менеджмент, бухгалтерский учет. Надо для начала здесь навести порядок», — считает эксперт.