Либерализация по-белорусски пугает частный бизнес

Вместо обещанной либерализации, красиво расписанной в директиве № 4, власти предложили какой-то суррогат...

Бизнес-сообщество пребывает в легком ступоре. Вместо обещанной либерализации, красиво расписанной в директиве № 4, власти предложили какой-то суррогат. Некоторые нормы директивы не только не исполняются, а, что хуже всего, напрямую блокируются министерствами.

Либерализация по-белорусски пугает частный бизнес

С момента выхода директивы прошло уже более ста дней. Однако бизнес по-прежнему не может работать в условиях добросовестной конкуренции, иметь равный доступ к сырьевым ресурсам и участвовать в приватизации госсобственности. Критикуя правительство, можно, конечно, было бы сделать скидку на то, что прошло не так уж много времени, чтобы деловой климат потеплел. Однако бизнес настораживает не только черепашья медлительность властей, но и попытки оставить все, как есть

В частности, Минфин выступает против увеличения с 1 до 12 млрд. рублей норматива годовой выручки для субъектов хозяйствования, позволяющего работать по упрощенной системе налогообложения.

«Сейчас Минфин ведет разговор о том, чтобы сохранить норматив на нынешнем уровне. Его позицию поддерживает и Министерство по налогам и сборам. И это в тот момент, когда они должны выпустить соответствующий документ, вносящий изменения. А вместо этого они торпедируют нашу инициативу. То есть держат малые предприятия на уровне гномов. Что такое 1 млрд. рублей годовой выручки? Это вообще ничто, это мелкая самозанятость», — заявил сопредседатель Республиканской конфедерации предпринимательства Виктор Маргелов.

По его словам, в Казахстане 98% малых предприятий применяют упрощенную систему налогообложения. В Беларуси при таком подходе бизнес не будет ни развиваться, ни укрупняться.

«Наоборот, предприятия, чтобы работать по «упрощенке», начинают дробиться. В результате мы получаем необоснованный рост количества малых предприятий. Но это дурной рост», — подчеркивает эксперт.

Препятствую укрупнению бизнеса, правительство грудью встает на защиту госсобственности. Пока максимум, чего смогли добиться субъекты хозяйствования, это получить право преимущественного приобретения находящегося в госсобственности имущества, арендуемого ими на протяжении не менее трех лет с рассрочкой платежа на 5 лет.

«Право появится, но не более того. Никто ничего не продаст», — констатирует Виктор Маргелов.

По его словам, в текущем году в Минске лишь пяти предпринимателям-производственникам планируется продать арендуемые ими помещения, находящиеся в коммунальной собственности.

«Но у нас в Минске около 30 тысяч субъектов хозяйствования и малых предприятий. Такими темпами мы будем приватизироваться лет пятьсот», — возмущается Маргелов.

Гнуть свою линию государство продолжает и по другим направлениям. В частности, это касается развития недобросовестной конкуренции в виде продолжающегося финансирования госпрограмм, выдаче льготных госкредитов, отмены налогов для избранных.

«Проводя экспертизу указа о развитии сферы бытового обслуживания, мы, например, узнали, что 59 госпредприятиям этой отрасли будут отменены налоги на 5 лет. В программе развития легкой промышленности заложено предоставление госпредприятиям в виде льготных кредитов и прочих преференций около 2 трлн. рублей. При этом мы открыто говорим: деньги будут использованы неэффективно, и результата мы не получим», — заявляет Виктор Маргелов.

К сожалению для бизнеса, безрезультативными пока остаются и попытки убедить власти в необходимости создания влиятельного антимонопольного органа для проведения открытой конкурентной антимонопольной политики. Власти этому сопротивляются, фактические потворствуя проявлению монополистических инициатив.

Одна из немногих сфер, где государство активно идет навстречу бизнесу — это ценообразование. На сегодня потребительский рынок фактически полностью функционирует в рыночных условиях. Правда, и здесь, если копнуть, есть за что критиковать власти.

Так, до сих пор за рамками свободного ценообразования находится платная медицина. В результате, по словам Виктора Маргелова, «цивилизованная платная медицина поставлена в издевательские условия. Даже крупные медцентры испытывают проблемы».

Хотя и за свободное ценообразование с бизнеса спрос — мама не горюй.

«Цены отпустили, а вдогонку пошли массовые проверки. Но что вы там ищите, если ценообразование свободное? Но это не все. Предпринимаются попытки незаконного регулирования ценообразования. По моей информации, в Могилевской области всей торговле объявили, что у кого подсолнечное масло будет стоить дороже 6 тысяч рублей, может быть лишен лицензии», — констатирует Виктор Маргелов.

И это все на фоне продолжающейся дискриминации в отношении доступа бизнеса к сырьевым ресурсам, к которым негосударственный сектор или по-прежнему не допускают, или допускают, но на грабительских условиях и по смешным квотам.

«Одному из предприятий в Борисовском районе выделили маленькую квоту на молоко, и после отказа заключать сделку предложили такой вариант: квота увеличивается, но взамен предприятие покупает низкокачественное молоко по цене высшего сорта. Такая ценовая дискриминация присутствует и в других отраслях промышленности», — отмечает Виктор Маргелов.

Зато на внешние рынки, говорит эксперт, госсектор продает свою продукцию по цене на 30-50% ниже, чем на внутреннем рынке. В частности, это касается молочной и мясной продукции. Причина такой несуразной ценовой политики — задания по наращиванию экспорта.

«Бизнесмены из Перми рассказывали мне об одной встрече с представителями молочных предприятия Беларуси, которые предложили поставлять молочную продукцию в российский регион. Россияне удивились этому, обратив внимание на большие логистические затраты. Однако наши заводы это не испугало. Россиянам было сказано следующее: «А нам все равно. У нас план по экспорту». Но когда к заводам обращается представитель белорусского частного сектора с предложением продать продукцию за границей дороже, ему говорят, что у предприятия свои творческие планы на товар».