Бездействие правительства разогрело потребительский ажиотаж

Официальный курс белорусского рубля к доллару упал на 56%. Правда, для потребительского рынка это нельзя назвать радостной вестью...

Финансовые власти наконец-то достали голову из песка и начали хоть что-то делать. Первый шаг — девальвация национальной валюты. Официальный курс белорусского рубля к доллару упал на 56%. Правда, для потребительского рынка, на котором из-за бездеятельности властей сегодня царит хаос и вакханалия, это нельзя назвать радостной вестью.

пустые полки магазинов

Удовлетворив потребности в сахаре и макаронах, белорусы принялись сметать с прилавков бытовую технику, мясные продукты и даже соль. К примеру, в Брестской области за последние дни было продано 800 тонн соли, хотя обычно месячный объем продаж составлял 10 тонн. Ажиотажный спрос вынудил многие предприятии (мясокомбинаты, макаронные фабрики) увеличить время работы.

Желающие обменять обесценивающиеся белорусские рубли на ликвидные товары вынуждены выстраиваться в очереди, причем не только в самих магазинах, но иногда и перед ними — чтобы попасть в торговые точки. Причины такого поведения понятны: белорусы напуганы дефицитом и космическим ростом цен.

Премьер-министр Беларуси Михаил Мясникович нашел очень простое объяснение товарному ажиотажу.

«Ажиотажный спрос на потребительском рынке, который имеет место быть: то макароны, то соль, то уксус — это просто неграмотное поведение населения по отношению к этим закупкам», — заявил он на прошлой неделе.

Безусловно, даже здраво оценивая беспомощность правительства, которое своей игрой в молчанку только раздражало и нервировало население, нельзя все же забывать о здравом смысле. К примеру, инвестиции в большинство продуктов питания в целях страховки от дефицита имеют определенную долю сомнительности. Отечественная промышленность действительно производит необходимые продовольственные товары в достаточном для удовлетворения даже повышенного спроса объеме.

«Вопрос лишь в подвозе этих товаров и выкладке их на полки», — пояснил вице-премьер Сергей Румас ситуацию с полупустыми полками магазинов в ряде регионов.

Но возможный дефицит — не единственный стимул для потребителей превратиться в охотников за товарами. Из-за инфляции и снижения покупательской способности белорусского рубля доходы населения теряют свой потребительский вес. Если еще пару недель назад определенный набор продуктов обходился в 50 тысяч рублей, то теперь за него придется отдать в 1,5-2 раза больше. Цены на многие продовольственные и непродовольственные товары подскочили на 100 и более процентов.

К примеру, импортные яблоки сегодня стоят от 8 до 22 тысяч рублей, перец — от 42 до 73 тысяч рублей, помидоры — от 10 до 15 тысяч рублей. Особо удивила цена на чеснок. На Комаровском рынке белорусский чеснок стоит 28 тысяч рублей, украинский — 35 тысяч рублей. В торговых сетях цена на импортный чеснок достигает 47 тысяч рублей. За эту же сумму можно купить 1 кг хорошей говядины или 2 кг свинины.

Кстати, о мясе, которое, как заявил министр сельского хозяйства и продовольствия Михаил Русый, в Беларуси можно купить по 12 тысяч за килограмм. Рейд по торговым точкам столицы показал, что информация министра безбожно устарела: цена на свинину сегодня колеблется от 17 до 33 тысяч рублей, на говядину — от 20 до 55 тысяч рублей.

Но даже самая дорогая говядина сегодня уходит со свистом. Представители торговли сами нагнетают ажиотаж, предупреждая: нынешние ценники — это не предел. «Да и скажите спасибо, что сегодня вы купили это мясо. Возможно, через месяц его некому будет продавать», — предполагает одна из предпринимателей на Комаровке.

По ее словам, со следующего месяца аренда торгового места поднимется на 600 тысяч рублей — с 2,8 до 3,6 млн. рублей. Это вынудит многих просто прекратить работу: «Ведь что мне делать с ценами в такой ситуации? Выставить такие, чтобы покупатели поубивали?»

С предложением мяса проблем, очевидно, не будет, чего нельзя сказать об импортной свежемороженой рыбе, которая уже в дефиците. В фирменном магазине «Виталюр» вблизи станции метро «Автозаводская» доступ к пустым прилавкам забаррикадирован подсолнечным маслом. На один и тот же вопрос покупателей — «Где рыба?», следует один и тот же ответ — «Рыбы нет и пока не будет».

Свежемороженая рыба пока еще не полностью исчезла из торговой сети, но ее стоимость может довести до икоты особо впечатлительных покупателей. К примеру, недешевое и раньше филе семги теперь надежно отпугивает покупателей своей ценой в 110-114 тысяч рублей за кило. Филе тилапии с 19 900 подорожало до 37 тысяч рублей, филе трески — с 20 до 40 тысяч.

Цены на товары непродовольственной группы ведут себя аналогично. Моющие и чистящие средства, шампуни, зубные пасты выросли в цене в 1,5-3 раза. Подорожали при одновременном снижении ассортимента товары для детей, в том числе одежда и подгузники.

Каких-то решений по выходу из сложной ситуации от властей ждали еще пару месяцев назад. Но идеи, созревшие в итоге, удивили и обескуражили. Чего, например, стоит постановление Совмина № 601, согласно которому Министерству торговли совместно с облисполкомами и Мингорисполкомом рекомендуется для обеспечения розницы импортными товарами определять перечень товаров, их объемы и оптовых операторов.

По последней информации, пока перечень оптовых операторов-импортеров потребительских товаров не утвержден. Один из крупных дистрибьюторов товаров повседневного спроса надеется, что до практической реализация данного постановления дело не дойдет.

«Ограничить какими-то списками поставки товаров невозможно. Если же данное постановление все же будет реализовано, то на роль операторов будут выбраны госструктуры, что приведет к уничтожению всех импортеров. Что будет за этим? Потребительский рынок столкнется с еще большим дефицитом».

По словам представителя компании, госструктуры не смогут полноценно работать и насыщать рынок товарами в необходимом количестве в оптимальные сроки.

«Они с сахаром, когда был ажиотаж, не могли справиться. Как они могут справиться с поставками других товаров. Тем более у них не наработаны контракты с крупными мировыми концернами. Коммерческие структуры, которые обладают достаточной гибкостью, занимаются подписанием контрактов не один месяц. Сомнительно, что для госструктур переговоры закончатся подписанием контрактов».

Не меньше удивила и идея решения проблемы ускорения инфляционных процессов с помощью увеличения доходов населения.

«Нельзя бороться с инфляцией ростом денежной массы, ее, наоборот, нужно всячески сокращать», — подчеркнул экономист Андрей Карпунин.

Он отметил, что государство должно выполнить свою социальную функцию, «то есть не допустить обнищания самых незащищенных групп населения, но можно ожидать, что государство наверняка увеличит выплаты и другим категориям населения».

Снижение официального курса рубля экономист Сергей Чалый не считает поводом, чтобы ожидать быстрой стабилизации на потребительском рынке и сбалансированных цен.

«Импортеры так или иначе работали через курс, который был на межбанке, который пока живет своей жизнью. Так что падение официального курса пока в плане цен ничего не поменяет. Разве что фармацевтическая продукция, валюта на которую приобретается на основной сессии, вырастет в цене на величину падения курса рубля».