Точку в газовых переговорах опять придется ставить президентам

Беларусь и Россия приступили к самому напряженному этапу переговоров, когда нужна конкретика: определить проценты, уровень обещанного...

Белорусско-российский газовый торг вышел на высокий уровень. 23 сентября глава ОАО «Газпром» Алексей Миллер встретился в Минске с Александром Лукашенко, а накануне — с премьером Михаилом Мясниковичем. Стороны в очередной раз заявили о «конструктивном диалоге» и высокой степени готовности пакета газовых соглашений. Аналитики полагают, что эти фразы призваны завуалировать безрезультатность встреч, и самый сложный этап переговорного процесса впереди.

газ

Предыдущий тур переговоров по газу состоялся в Москве 15 сентября. Миллер тогда встречался с первым вице-премьером Беларуси Владимиром Семашко. По итогам встречи также было заявлено о «плодотворности текущего диалога».

Напомним, с августа переговоры об условиях поставки и транзита газа ведутся в увязке с покупкой «Газпромом» второй половины акций совместного белорусско-российского ОАО «Белтрансгаз».

15 августа премьер-министр РФ Владимир Путин объявил о решении Москвы ввести понижающий коэффициент на газ для Беларуси. «Рассчитываем на то, что этот процесс будет синхронизирован с приобретением второй доли компанией «Газпром» в «Белтрансгазе», где он является 50-процентным собственником», — подчеркнул Путин.

Как утверждают информированные источники, по итогам переговоров Миллера с Мясниковичем 22 сентября белорусская сторона рассчитывала подписать весь пакет газовых соглашений — не только контракт об условиях поставки газа и договор купли-продажи 50% акций «Белтрансгаза», но и документ об отсрочке текущих платежей «Белтрансгаза» перед «Газпромом».

Надежды белорусских переговорщиков не оправдались. По неофициальной информации, стороны по-прежнему не могут определиться с величиной понижающего интеграционного коэффициента на газ для Беларуси.

Кроме того, все вопросы о скидках, отсрочках и понижающих коэффициентах Москва готова обсуждать только после оформления сделки по продаже госпакета акций «Белтрансгаза».

По прогнозам экспертов, несмотря на заявления сторон о конструктивном диалоге, переговоры относительно пакета газовых соглашений идут тяжело.

У России к тому же появился дополнительный серьезный козырь — газопровод «Северный поток» (Nord Stream), продолженный по дну Балтийского моря.

Коммерческие поставки по новому газопроводу начнутся в октябре-ноябре. С 6 сентября Россия в тестовом режиме заполняет трубу технологическим газом.

Выступая на церемонии открытия первой ветки «Северного потока», Владимир Путин подчеркнул: «Мы постепенно, спокойно, без всяких рывков, уходим от диктата транзитных государств. Вот это и есть «окно в Европу» в энергетике».

Основные страны, которые осуществляют транзит российского газа, — это Украина и Беларусь. Через Украину в Европу поступает до 120 млрд. кубометров газа в год, через Беларусь — около 45 млрд. кубометров.

Мощность первой нитки «Северного потока» — 27,5 млрд. кубометров газа в год. А запуск через несколько лет второй нитки газопровода увеличит его пропускную способность до 55 млрд. кубов.

Понятно, что и Минск, и Киев обеспокоены перспективами альтернативного транзита российского газа в Европу. «Северный поток» существенно снижает возможности Беларуси и Украины влиять на стоимость транзита и ценообразование на газ.

Российская сторона попыталась успокоить своих партнеров. Так, в начале этого года Алексей Миллер во время визита в Рим заявил, что с началом работы «Северного потока» транзит газа через Беларусь и Украину не прекратится. По словам главы «Газпрома», поставки по новому газопроводу будут осуществляться «по новым контрактам для новых потребителей».

Впрочем, спустя несколько месяцев, в мае, Миллер это заявление скорректировал. Он, в частности, сообщил, что голубое топливо пойдет через «Северный поток» не только по новым контрактам: около 20 млрд. кубометров газа, предназначенного для Германии и Чехии, будет перенаправлено из украинских газопроводов.

Очевидно, что Минск пытается сохранить ежегодный транзит российского газа через свою территорию — порядка 45 млрд. кубов (в сумме через систему «Белтрансгаза» и принадлежащий России газопровод Ямал — Европа).

«Сегодня Беларусь и Россия приступили к самому напряженному этапу переговоров, когда нужна конкретика: определить проценты, уровень обещанного льготного коэффициента», — отметила в интервью БелаПАН экономический обозреватель Татьяна Манёнок.

По ее словам, ситуация сложилась неоднозначная.

«Прежде всего, само намерение продать «Белтрансгаз» российской компании противоречит тенденциям, которые мы видим сегодня на энергетическом рынке. Борется за сохранение в собственности своей газотранспортной системы Украина, Литва фактически вернула себе национальную газотранспортную систему. То, что делает Беларусь, — по сути, прецедент в истории: государство само отказывается от собственной газотранспортной системы», — констатировала Манёнок.

К слову, заметила она, есть внешние факторы, которые должны играть в пользу Беларуси в переговорном процессе — «доля российского газа на европейском рынке снижается, некоторые страны Европы добились пересмотра контрактов с «Газпромом».

С другой стороны, подчеркивает собеседница, у России появилась альтернатива транзита, и «это будет давить на стоимость белорусской газотранспортной системы».

«Известно, что стоимость уже определена — 2,5 млрд. долларов, но она может быть снижена с учетом запуска «Северного потока». Не решен пока и вопрос о форме оплаты. Понятно, что Минск заинтересован в единовременном платеже, поскольку сейчас остро нуждается в деньгах», — отметила аналитик.

По словам Манёнок, «белорусской стороне сегодня мало зафиксировать условия контракта с «Газпромом» на период до 2015 года — принципиально важно получить определенные гарантии на перспективу, когда «Белтрансгаз» станет собственностью России».

Россия уже нарушила свои договоренности о синхронном выходе с Беларусью на равнодоходные цены на газ с 2012 года, напомнила эксперт.

«Сейчас такой выход обещан странам Таможенного союза к 2015 году. По сути, льготный коэффициент, обещанный Путиным, это не уступка, а плата России за участие Беларуси в таможенной тройке», — считает Манёнок.

По ее словам, следует учесть, что Минск ведет переговоры с газовым монополистом, а это всегда очень сложно.

«Единственный способ бороться с монополией — это искать альтернативу, что, например, продемонстрировала Украина, заявившая о создании терминала сжиженного газа и снижении потребления российского газа. Беларусь сошла с этого пути, заморозив переговоры по аналогичному проекту в Литве», — констатировала эксперт.

По прогнозам Манёнок, газовые соглашения, несмотря на всю сложность переговоров, скорее всего, будут подписаны в начале декабря.

«Выхода нет — это уже заявлено и на уровне президента России, и на уровне Путина. Причем переговорщикам дана установка завершить переговоры с учетом фактора Таможенного союза. Поэтому не исключено, что в случае если процесс будет идти сложно, потребуются какие-то политические рычаги», — не исключает эксперт.

Эти предположения косвенно подтверждаются фактом экстренных переговоров Миллера с президентом Беларуси под занавес рабочей недели, 23 сентября.

Аналитики не исключают, что после безрезультатной встречи с Мясниковичем глава «Газпрома» проконсультировался с российским руководством, и для урегулирования спорных вопросов понадобился более высокий переговорный уровень.

Лукашенко заявил Миллеру, что «Газпром» может принять участие в покупке акций не только «Белтрансгаза», но и других белорусских предприятий, при этом было подчеркнуто: на условиях Беларуси. Глава «Газпрома», в свою очередь, повторил уже ритуальные фразы о том, что «в последние месяцы переговоры велись очень успешно» и «мы сегодня уже реально выходим на готовность серьезного пакета документов». Каких-либо сообщений о достигнутых на встрече договоренностях до сих пор нет.