Лукашенко: «Беларуськалий» уже сегодня оценивают в 33-36 млрд. долларов

 

Александр Лукашенко сомневается в целесообразности объединения МАЗа и КамАЗа. Об этом он заявил на встрече с губернатором Ленинградской области Александром Дрозденко, сообщили БЕЛТА в пресс-службе белорусского лидера.

Во время встречи разговор зашел и о теме приватизации, в связи с чем Александр Лукашенко подчеркнул: «Приватизация должна проводиться для того, чтобы была выше эффективность работы предприятия. Если этого нет, то зачем приватизировать? Вы в России знаете, с чем приходит инвестор, и к нам тоже — и западники, и россияне некоторые — поменьше заплатить, а где и за бесценок, всучить какую-то взятку и так далее, только бы цена была пониже».

Он отметил, что «Беларуськалий» уже сегодня оценивают в $33-36 млрд.: «Я называл $32 млрд., и с меня смеялись — да ну, Лукашенко придумал. А я оказался прав. У нас тоже была попытка россиянами купить «Беларуськалий» за $15 млрд. Говорю, спасибо, до свидания. Сегодня все признают, что моя цена была абсолютно адекватной. Сегодня уже больше называют. А если рынок восстановится, и до $40 млрд. можем дойти, потому что продукты питания нужны всем. А продукты питания — это удобрения, без них невозможно. Калий — это качество продуктов питания».

Глава государства подчеркнул, что в Беларуси очень аккуратно относятся к приватизации и объединению предприятий: «Вот критикуют меня: МАЗ-КамАЗ. Ладно пришли бы к нам с завода, который выпускает К-700, и предложили МТЗ сотрудничество. Ну да, К-700 уже не тот трактор сегодня, он должен быть заменен более современным. А объединяется МАЗ-КамАЗ, начинаю задавать вопросы: во имя чего? КамАЗ что, инвестировать будет в программу на полмиллиарда долларов на МАЗе? Нет, КамАЗ инвестировать не будет. Может, денег нет, но что-то технологически суперсовременное есть? Нет, МАЗ конкурентоспособен, и МАЗ скорее купят, чем КамАЗ. Объясните мне, что дает эта приватизация, допустим, для МАЗа в данном случае? Никто объяснить не может. Рынки? Так мы и так поделить можем наши рынки, и мы делим, нормально делим. Даже для России это выгодно, если будет небольшая конкуренция. Ведь МАЗ — это не чужой для России автомобиль. Мы же комплектующих большую половину и металл закупаем в России. Это и российский автомобиль».

Он задал риторический вопрос: «Зачем и кому надо это искусственное объединение? На меня обижаются, что политика тут играет большую роль в Беларуси. Никакая не политика, я экономист, ответьте мне на эти вопросы — что получит от приватизации МАЗ или КамАЗ? Ответа нет. Вот надо объединить и все, и притом контрольный пакет должен быть, и так далее и тому подобное. Ленинградцы же приезжают и говорят — мы готовы ваши автобусы покупать. А это же мазовские автобусы. Значит, спрос есть. Но какая-то темнота идет вокруг этого. Поэтому мы очень аккуратно к данному вопросу относимся».

Александр Лукашенко подчеркнул, что белорусам и россиянам надо теснее сотрудничать: «У меня много примеров того, что никуда мы не денемся друг от друга. И нам надо выстраивать свою политику. Европа пусть сама разбирается со своими рынками. А мы должны беречь свои».