Китайские инвестиции в Беларусь: мифы и реальность

Несмотря на громкие заявления относительно китайских прямых инвестиций в Беларусь, ситуация с этими самыми инвестициями на самом деле выглядит довольно скромно...

 

Несмотря на довольно громкие заявления относительно китайских прямых инвестиций в Беларусь и довольно частые визиты делегаций китайских бизнесменов в Синеокую, ситуация с этими самыми инвестициями на самом деле выглядит довольно скромно.

Пожалуй, наиболее успешным примером привлечения прямых инвестиций из Китая является создание в 2007 году совместного предприятия на базе «Горизонта» и корпорации Midea. В 2010 году китайский партнер увеличил свою долю в этом СП с 30% до 51%. В итоге, размер прямых китайских инвестиций в Беларусь в 2010 г. составил 28,5 млн. долларов. Однако уже в 2011 г. сумма китайских ПИИ составила всего 9,4 млн. долларов.

Для сравнения: 58 китайских инвесторов вложили в том же году в гораздо меньшую экономику Литвы прямых инвестиций на общую сумму 7,2 млн. долларов. А вообще в регионе Центральной и Восточной Европы наиболее притягательными для китайских инвесторов являются Венгрия и Польша, которые в 2005-2010 гг. привлекли китайских прямых инвестиций на сумму 466 млн. и 140 млн. долларов соответственно.

Еще большие объемы китайских инвестиций привлекают страны Западной и Северной Европы: Германия, Франция, Швеция, Великобритания и Нидерланды. При этом последние три страны из перечисленных относятся к группе стран ЕС с наиболее принципиальной позицией в отношении политических вопросов с Китаем. 

Инвестиции 

То есть, противореча ожиданиям официального Минска, ни политические разногласия, ни общность взглядов не являются определяющими в китайской инвестиционной экспансии. Определяющим является экономическая заинтересованность, которая базируется на оценке инвестиционной привлекательности предприятий и качестве инвестиционного климата в стране. К сожалению, Беларусь по этим параметрам сравнительно непривлекательна.

Следует отдельно заметить, что вместе с верховенством права досконально прописанные правила играют на руку принимающей стране, так как в случае слабых институтов китайские партнеры склонны искать различные лазейки для собственной выгоды.

Последним ярким примером отрицательного воздействия методов государственного управления в Беларуси на привлечение китайских инвестиций является ажиотаж вокруг увеличения доли государства в холдинге «Обувь-Луч». В октябре 2012 г. общее собрание акционеров «Луча» признало предложения китайской компании Foshan NanhaI Chengming Trade Co., LTD «как наиболее соответствующие статусу стратегического инвестора» для дальнейшего развития холдинга.

Однако в свете проводимой в четвертом квартале 2012 г. национализации предприятий «Луч» начал испытывать давление властей. Сообщается, что представитель государства требовал, чтобы госдоля в уставном фонде предприятия была увеличена не менее чем на 25% акций. В ходе внеочередного собрания в конце декабря 2012 г. акционеры были вынуждены одобрить передачу государству 5,4% акций предприятия. В этой связи председатель наблюдательного совета «Луча» Георгий Бадей затруднился спрогнозировать дальнейшие перспективы переговоров с потенциальным китайским инвестором. «Теперь инвестору пока нечего продавать», — заявил он.

На сегодняшний день преимущественной формой инвестиционного сотрудничества с Китаем является проектное финансирование. Правительством и банками КНР для финансирования совместных инвестпроектов в Беларуси открыты кредитные линии на сумму около 16 млрд. долларов. Величина кредитных линий не должна вводить в заблуждение, так как Беларусь вряд ли заинтересует китайскую сторону настолько большим количеством перспективных проектов. Более того, это привело бы к значительному увеличению внешнего долга.

К настоящему времени кредиты китайских банков привлечены для финансирования строительства и модернизации Минских ТЭЦ-2, ТЭЦ-5, Березовской и Лукомльской ГРЭС, цементных заводов и ряда других проектов. Традиционные условия предоставления финансирования увязаны с обязанностью Беларуси использовать поставки китайского оборудования и услуги китайских специалистов. Согласно информационной справке группы по торгово-экономическим вопросам посольства Беларуси в КНР, льготные кредиты правительства КНР и Экспортно-импортного банка Китая предполагают, что фирмами-исполнителями должны быть китайские компании, и не менее 50% оборудования, материалов и технологий, необходимых для реализации проекта, должны быть из КНР. Требования по льготному экспортному покупательскому кредиту «Эксимбанка» еще более жесткие: фирмами-экспортерами должны быть китайские компании и не менее 70% объема кредита должно быть использовано на закупки китайских товаров и оборудования, оплату услуг китайских организаций.

Таким образом, хотя условия кредитования китайскими банками более выгодные в сравнении с европейскими и российскими и обеспечивают приток валюты в страну, такие схемы несут в себе определенные риски. При этом следует учитывать возможные негативные варианты развития событий (как в случае аварии на минской ТЭЦ-5, либо срыва сроков запуска технологических линий на трех цементных заводах), а также потенциальный ущерб от промышленного шпионажа китайцев, на который указывают белорусские специалисты, имеющие опыт работы с китайскими партнерами на совместных проектах.

Современное кредитно-инвестиционное сотрудничество с Китаем в форме проектного финансирования приносит КНР выгоду в виде вкладывания своих финансовых ресурсов под проценты и обеспечения экспорта своей продукции. Выгода Беларуси заключается только в довольно низких процентных ставках по кредиту. А вот отрицательные стороны заключаются в привязке к китайским поставщикам и экспортерам, сомнительном качестве менеджмента и рисках, связанных с увеличением внешних заимствований.