Накормят ли поляки белорусскими овощами и фруктами Россию

На фоне российских продовольственных санкций растет интерес к Беларуси инвесторов из ЕС, хотя бизнес-климат у нас по-прежнему неблагоприятный…

Санкции на поставку в Россию продовольствия из Европы подстегнули интерес зарубежных, и прежде всего польских, инвесторов к Беларуси. Поляки декларируют готовность вкладывать деньги в создание и модернизацию предприятий, которые будут перерабатывать их овощи и фрукты в Беларуси, а затем поставлять в Россию.

 

 

Поляки готовы вложиться

Впервые об активном интересе иностранных инвесторов на волне российских антисанкций заявил директор департамента внешнеэкономической деятельности белорусского МИД Игорь Назарук. «С 7 августа, когда РФ были введены санкции, обращения в адрес Беларуси тех или иных госорганов были», — сказал он.

Особую заинтересованность проявили поляки. «Белорусская сторона поставила перед нами определенные условия — входить в Беларусь не просто со своим товаром, перепродавать его никто не будет, а со своими инвестициями и технологиями», — заявил министр сельского хозяйства и развития села Польши Марек Савицки. И выразил готовность обсуждать с белорусами «создание совместных предприятий на всех уровнях».

В первой декаде сентября в Минске польский бизнес планирует встретиться с представителями белорусского правительства. Поляки уже прислала список участников этой встречи, а белорусы готовят целый пакет инвестиционных предложений. «Передадим их польской стороне, обсудим, а они уже будут принимать решение», — сообщил корреспонденту БелаПАН начальник главного управления внешнеэкономической деятельности министерства сельского хозяйства и продовольствия Алексей Богданов.

«В настоящее время белорусская сторона собирает актуальную информацию о потенциальных белорусских партнерах, готовых к сотрудничеству. Мы ожидаем информации о конкретных дате и месте встречи», — сообщил Naviny.by советник польского министра сельского хозяйства и развития села Дариуш Маминьски.

 

Что предлагают белорусы?

Беларусь готова предложить полякам вложить деньги в модернизацию существующих производств по переработке плодоовощной продукции, в создание новых мощностей, а также новых яблочных садов и овощных ферм. «Масса вариантов для сотрудничества, начиная от размещения на имеющихся мощностях производства продукции под польскими брендами и вплоть до создания совместных предприятий, до продажи имущественных комплексов, имеющихся в нашей стране», — добавляет первый заместитель председателя концерна «Белгоспищепром» Игорь Шустов.

Разбить яблочный сад с регистрацией нового юридического лица займет два месяца. Правда, получать хороший урожай, по словам специалистов, можно будет только через пять лет. А строительство нового завода на голом месте с и первичной переработкой сырья займет как минимум два года и потребует от 20 миллионов евро инвестиций. Такие растянутые сроки способны охладить инвестиционный пыл поляков.

Ставка на модернизацию может не прокатить

«Если поляки хотят что-то вкладывать, то лучше модернизировать какое-нибудь действующее предприятие. Установить новое современное оборудование. Чтобы строить новое, уйдет время, а они хотят сейчас», — говорит заместитель начальника главного управления инвестиций и строительства Минсельхозпрода Сергей Голиков.

Примером тут может служить международный холдинг «Оазис», который производит и продает в Беларуси сок под брендом «Сочный». В конце 2006 года компания приобрела Бобруйский консервный завод. В апреле 2007-го она утвердила план реконструкции, а в октябре начала монтаж оборудования. В мае 2008-го с завода была отгружена первая партия «Сочного». То есть, с момента покупки завода до отгрузки готовой продукции прошло почти полтора года. За это время Россия может и отменить продовольственные санкции в отношении Запада.

«Запад наложил санкции сроком на один год. Ответные санкции России тоже на один год. Стоит ли инвестировать в рамках одного года?! Пока наладишь оборудование, пока запустишь, полгода поработаешь, а потом увидишь, что условия изменились. То есть, создавать предприятия, которые будут эффективны, лишь пока существуют барьеры, нет смысла», — говорит экономист Леонид Злотников.

Есть еще одна проблема — в Беларуси и без того переизбыток мощностей по переработке овощей и фруктов.

«В рамках реализации программы по развитию консервной отрасли у нас были построены практически новые производства, начиненные самым современным оборудованием, поэтому мощностей по производству плодоовощной продукции у нас избыток. Строить новый завод инвесторам будет неинтересно», — говорит первый заместитель председателя концерна «Белгоспищепром».

Закамуфлированный реэкспорт — до поры до времени

Но возможности для создания совместного бизнеса, по его словам, найти можно элементарно. К примеру, польская компания, которая до эмбарго поставляла в Россию консервированные корнишоны, помидоры, джемы и тому подобную продукцию подписывает с белорусским консервным заводом договор на оказание услуг либо лицензионный договор на пользование польским брендом.

«Однако на товарной упаковке уже будет написано «Произведено в Республике Беларусь», и в сертификате происхождения товара будет указана Беларусь. Любой завод готов работать по такой схеме. А у нас таких заводов по всей стране двадцать восемь», — отмечает Игорь Шустов.

Но за такими услугами может скрываться очевидный реэкспорт, которому Россия категорически противится, говорит Леонид Злотников. На недавнем саммите в Минске Владимир Путин упрекнул Александра Лукашенко на этот счет. «Даже в рамках Таможенного союза уже идет товар из стран ЕС, запрещенной сегодня ко ввозу на территорию Российской Федерации. В данном случае, к сожалению, через Беларусь», — заявил российский президент. По его словам, экспортеры просто срывают с товара этикетку, где указана страна происхождения товара, и наклеивают новую.

 

В поле зрения — небольшие частные заводы

Как полагает Злотников, польский бизнес будет готов инвестировать в перерабатывающие предприятия, способные устойчиво работать на рынке независимо от наличия либо отсутствия санкций, используя при этом дешевую рабочую силу. «Там, где нетрудоемкая, высокотехнологичная переработка, где работают машины, а не люди, поляки не будут стремиться передавать нам такие технологии. Им выгодно передать нам производство, где много ручной работы, но это для нас хорошо. Чем сидеть без работы, лучше получать может и не так много, как поляки, но больше, чем средний белорус», — подчеркивает аналитик.

При этом он не верит, что польские инвестиции пойдут в Беларусь в сколь-нибудь серьезном объеме, поскольку бизнес-климат в Беларуси по-прежнему неблагоприятен. Еще свежи в памяти истории с национализацией кондитерских фабрик «Спартака» и «Коммунарки». Кроме того, по инвестиционному договору белорусы могут обязать поляков содержать детские сады, школы и другие социальные объекты.

«Поэтому если инвестиции и будут, то небольшие. В крупные государственные предприятия поляки вряд ли будут вкладывать деньги. Скорее, это будут небольшие частные перерабатывающие предприятия», — делает вывод Леонид Злотников.

Наивно думать, что зарубежные, в том числе польские, бизнесмены настолько готовы рисковать расстаться с деньгами без предварительного изучения белорусского рынка и оценки возможных рисков. Так что заработать на российском эмбарго «по-быстрому» у Беларуси вряд ли получится.

 

Однако эксперты не верят, что эта схема привлечет серьезные инвестиции из Польши. Инвестиционный климат в Беларуси по-прежнему оставляет желать лучшего.