Каникулы по пятницам устроил для тысяч своих рабочих «Гомсельмаш»

По словам заводчан, их зарплата снизилась до размеров минимальной потребительской корзины…


Крупнейший в Беларуси производитель сельскохозяйственной техники — государственное акционерное общество «Гомсельмаш» — 5 июня опять отправил в вынужденный отпуск тысячи своих рабочих. Согласно приказу генерального директора Александра Камко, сельмашевцы будут «на каникулах» все рабочие пятницы — 5, 12, 19, 26, а также 27 июня.



Руководство «Гомсельмаша» объясняет вынужденные отпуска «снижением объемов производства, поступления денежных средств, отсутствием полного материального обеспечения». По крайней мере, так говорится в приказе № 487, подписанном генеральным директором ведущей холдинговой компании.

Прошлой зимой, когда сельмашевские предприятия также простаивали и в пятницы, и в понедельники, руководители объясняли это стремлением «экономить энергоресурсы». Теперь и освещения особого не нужно, и отопления, однако ситуация не меняется.

Рабочий головного предприятия «Гомсельмаша» так говорит о каникулах, которые снова постигли 10-тысячное предприятие: «На весь месяц четырехдневка — работы как таковой нет. Комплектующих не хватает — то того, то другого нет. Много теряем в зарплате. Обещают, что выход найдут».

На проходной завода самоходных комбайнов даже в обед затишье. Изредка выходят сотрудники бухгалтерии, служб обеспечения. Рабочий завода самоходных комбайнов, представившийся Олегом, говорит, что из-за вынужденных «летних каникул» у многих сельмашевцев зарплата снизилась до размеров минимальной потребительской корзины, поскольку людей с участков отправляют в вынужденные отпуска и без общего приказа. Составлены списки тех рабочих, без кого заводы могут пока обходиться, кого можно отправить в отпуск на две трети тарифной ставки.

Олег: «Две трети — это 1 миллион 400 тысяч. А люди кредиты платят, коммунальные. Да и поесть надо что-то купить. Люди выживают».

Главную причину сегодняшней тяжелой ситуации собеседник видит в отсутствии сбыта произведенной сельхозтехники. Нет сбыта — нет денег. За «так» сейчас никто ничего не дает — ни металл купить, ни какие узлы или системы. Премьер-министры, прежний и нынешний, только и делают, что навещают предприятие, а заметных сдвигов не наблюдается.

«Все плохо. Четырехдневка, работы нет. Премьер-министры ездят, а толку нет. Комбайны стоят — и никто их не покупает. Нужно искать какого-то инвестора, чтобы сюда пришел. Вообще можно весь завод убрать, оборудование на ЗЛиН перевезти, а на этом месте город строить», — говорит Олег.

Бывший рабочий «Гомсельмаша», который в прошлом году ушел с предприятия из-за тяжелой на нем ситуации, считает, что причины кризисного состояния имеют вовсе не локальный характер: «Они не могут руководить государством — давно руководство нужно менять. Все предприятия простаивают. В Гомеле «Сельмаш» стоит, ЗЛиН стоит, завод имени Кирова стоит. Они не могут руководить государством. Нужно торговать с Европой, а не лезть в Южную Америку».

Независимый аналитик, кандидат экономических наук Леонид Заико считает, что в белорусской промышленности, на «Гомсельмаше» в частности, наблюдается классический кризис перепроизводства, порожденный действующей экономической политикой:

«Этот кризис — итог экономической политики белорусских властей и президента. Она, политика, была социалистическая: подождем, когда закончатся все трудности на постсоветском пространстве, сохраним наши заводы — тракторный, автомобильный, «Гомсельмаш» — и выйдем потом в беленьких костюмчиках, у нас все есть, мы все сохранили. Это была ошибка, серьезная ошибка. Нужно было проводить реструктуризацию, менять экономическую систему — аккуратно, грамотно. Сейчас имеем кризис классический, который еще Маркс описывал — кризис относительного перепроизводства. Беларусь выпускает больше товаров, чем может использовать рынок».

Как считает независимый экономист, сейчас Беларусь со своими «социалистическими предприятиями» пожинает плоды двадцатилетнего бездействия:

«На внешних рынках цены упали на 28%. Если бы мы могли цены снизить на эти 28%, наша продукция туда пошла бы. Мы не можем, не получается, ведь у нас высокие и рабочие, и капитальные расходы. Поэтому сейчас мы в полностью логичной ситуации, когда и Лукашенко, и правительство пожинают плоды того, чего они не делали. Кризис от бездействия — 20 лет просто потеряли».