«Жидкая валюта» белорусскую экономику не спасет

Белорусы, голосуя некогда за программу молодого Лукашенко, хотели вернуться в советское прошлое — вот и вернулись…

Финансовые новости от евразийских партнеров Беларуси печальны. На 36% обвалился казахстанский тенге, продолжает сползать российская валюта: на Московской бирже 20 августа за доллар давали более 67 рублей. Эти новости не сулят ничего хорошего и белорусской экономике.

Между тем Александр Лукашенко провел 20 августа совещание по «жидкой валюте» — вопросам производства и оборота алкогольной продукции. Спиртное всегда подпитывало казну, но за счет «злодейки с наклейкой» белорусский рубль и экономику в целом не спасешь.

 

Евразийский коллапс

Антон БолточкоОбвал тенге «напрямую на белорусский рубль особо не повлияет», поскольку доля Казахстана во внешней торговле Беларуси — лишь около 1%, пояснил в комментарии для Naviny.by экономист, эксперт «Либерального клуба» Антон Болточко.

Но вот с Россией Казахстан торгует намного активнее, подчеркнул аналитик. А это значит, что российскому рублю падение тенге аукнется. И уже через Москву аукнется Беларуси.

А вообще партнерам по евразийской интеграции аукнулось сырьевое проклятие. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поставил правительству задачу «адаптироваться к ценам на нефть на уровне 30-40 долларов за баррель». Он предрекает пять лет низких цен на сырье (а где гарантия, что потом они подскочат?) и переводит страну в режим жесткой экономии.

Дешевая нефть бьет по всем государствам Евразийского экономического союза — как по богатым на нее Казахстану и России, так и по Беларуси, привыкшей снимать жирную маржу с переработки нефтепродуктов.

Теперь же о тучных годах нефтяного офшора можно лишь ностальгически вздыхать. За семь месяцев нынешнего года белорусский ВВП в реальном выражении уменьшился на 4% по сравнению с показателем за январь — июль 2014 года. Наша валюта в последние недели тоже стала быстро проседать: с 4 августа белорусский рубль подешевел на 7% по отношению к доллару и почти на 8% — к евро.

Начальство в Минске привыкло вешать ответственность за кризис на внешние силы и обстоятельства. Две недели назад, беседуя с премьером Андреем Кобяковым, официальный лидер как бы вскользь, между делом, отработал самооправдательный пиаровский тезис: «Люди не требуют же от нас что-то сверхъестественное! Они понимают, что мы процентов на 80 попали в этот кризисный период не по своей воле. Не мы тому виной».

Частично так и есть — действует внешний форс-мажор. Но, во-первых, от оправданий белорусы не разбогатеют. Во-вторых, возникает сакраментальный вопрос: а зачем было так привязываться к России, выбирать тупик евразийской интеграции вместо реформ?

Потолок нереформированной экономики

По мнению Болточко, в ближайшие дни, а то и часы белорусское руководство будет определяться со стратегией и тактикой Национального банка в предвыборный период: «Никому не нужна ситуация декабря 2014 года». Тогда, напомню, произошла замаскированная 30-процентная девальвация, которую СМИ назвали гибридной.

Что ж, до 11 октября, когда состоится ритуальный поход отечественного электората к урнам, курс белорусского рубля, пожалуй, могут всеми правдами и неправдами попридержать. Хотя не факт, что власти снова рискнут так играть: ресурсов в обрез, да и сжатая пружина потом лишь сильнее стреляет.

Об этом говорит плачевный опыт: в 2010-м, когда проходили предыдущие президентские выборы, курс белорусского рубля было зажали. Но в 2011-м последовало возмездие за волюнтаризм: в результате двух девальваций наша валюта обесценилась почти втрое.

Вот и теперь, как бы ни лавировали власти перед выборами, в средне- и долгосрочной перспективе, прогнозирует Болточко, белорусский рубль наверняка «не способен удержаться на текущих позициях», будет в том или ином режиме «девальвироваться по отношению к валютам основных торговых партнеров».

Нестабильная, раз за разом теряющая в цене национальная валюта становится, таким образом, атрибутом парадоксальной белорусской «стабильности». А доходы белорусов, которые из популистских соображений периодически накачивались за счет пустых денег, в итоге все равно сваливаются в заколдованную зону в районе 350-400 долларов.

Независимые экономисты твердят: это просто потолок нашей нереформированной экономики. Реформатором же, по убеждению экспертов, нынешнему президенту Беларуси уже не стать из-за букета серьезных причин. Во всяком случае, на той же недавней встрече с премьером Лукашенко заочно осадил тех, кто пытается «президенту или обществу подсунуть какие-то великие шаги в будущее».

Фатальная траектория деградации

До поры до времени белорусское руководство вообще в ус не дуло. Зачем реформы, если их заменяет «братская интеграция»?

Валерий Карбалевич«Статус нефтяного офшора России был тем якорем, который держал белорусскую модель», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич. Теперь же Беларусь, по его словам, фактически возвращается в 90-е годы, когда нефть также стоила мало и, соответственно, торговля бензином да соляркой не делала погоды для отечественной казны.

Но тогда, напоминает аналитик, Лукашенко педалировал как раз-таки лозунги единения с Россией. Не факт, что и сейчас тяготы подтолкнут его к реформам, открывающим, в частности, возможности более широкого взаимодействия с Западом. Ведь Россия, подчеркивает Карбалевич, по-прежнему остается источником существенной финансовой помощи.

Собеседник Naviny.by не видит в белорусской оппозиции силы, способной сыграть на усугублении экономического кризиса: «Самый благоприятный в этом плане момент для оппозиции — президентские выборы. Но мы видим, что ситуация используется, мягко говоря, слабо».

После выборов же, прогнозирует политолог, даже эти скупые легальные возможности для оппозиции «захлопнутся». Вообще, как ни печально, она перестает быть политическим фактором в Беларуси, констатирует Карбалевич.

Итак, выборы выхолощены до ритуала, оппозиция превратилась в горстку диссидентов. Белорусы, голосуя некогда за программу молодого Лукашенко, хотели вернуться в советское прошлое — вот и вернулись.

Только не к колбасе по 2.20, а к тотальной ползучей деградации. Теперь этот путь предстоит пройти еще раз — уже не в составе коммунистической империи, а в формате суверенной страны.

Беларусь бездарно упустила четверть века — время, за которое иные страны делали исторический скачок из нищеты в процветание. И пока не видно факторов, способных изменить эту фатальную траекторию прозябания.

Народу остается утешаться «жидкой валютой», за качество которой так радеет бессменный президент.