Лукашенко надеется поймать экономическую волну

Наивно мечтать, что когда мировая экономика бурно пойдет в рост, все бросятся покупать МАЗы и часы «Луч»…

Провал минувшей пятилетки оказался настолько оглушительным, что когда Александр Лукашенко 26 апреля стал говорить о планах на новую, пришлось открещиваться от ядовитого словечка «маниловщина».

«Программа будет абсолютно реалистичной, а не маниловщиной. Мы будем планировать исходя из наших возможностей. То, что мы можем прилично добавить, в этом нет никаких сомнений. Залог этого — та модернизация, которую мы провели»,заявил Лукашенко прессе, посещая в день 30-летия чернобыльской катастрофы пострадавший от нее Ельский район.

Александр Лукашенко
Фото пресс-службы президента Беларуси

Политика все равно довлеет над экономикой

В принципе, экономические планы на пятилетку ясны: 5 апреля премьер Андрей Кобяков представил в парламенте проект программы правительства на 2016—2020 годы.

Намеченные цифры действительно не в пример скромнее тех, что планировались на 2011—2015 годы и были с треском провалены. В частности, годовые темпы прироста ВВП лишь к концу нынешней пятилетки предполагается довести до 3,5%.

Напомню, за минувшую пятилетку ВВП собирались нарастить на 62—68%, а на деле он в реальном выражении увеличился только на 5,9%. Действительно, маниловщина.

Да, можно оправдываться, что скатились цены на нефть, сдулась попавшая на санкции Россия, сжался ее рынок, куда шло много белорусской продукции. Но ведь наша экономика стала катастрофически замедляться еще до обвала нефтяных цен. И потом, кто, кроме отечественных державных мужей, в ответе за то, что в тучные годы прошлого десятилетия Беларусь не попыталась плавно избавиться от нефтяного проклятия за счет структурной перестройки экономики?

Впрочем, горький опыт — тоже опыт. Научилось ли правительство хоть теперь делать реалистичные прогнозы? Меня терзают смутные сомнения. Скажем, на весь нынешний год запланирована инфляция в 12%, но уже за первый квартал она составила 5,7% — считай, половину. ВВП за квартал снизился на 3,6%, при том что на год запланирован рост на 0,3%.

Подчеркнем, что независимые эксперты дружно сулят Беларуси продолжение рецессии, падение ВВП по итогам 2016 года и в лучшем случае крохотный плюсик в 2017-м.

Возможно, и министры в душе разделяют это мнение, но заложить падение ВВП в прогноз им не дают из политических соображений.

Стоит напомнить и еще один рефрен независимых экспертов: обеспечить хотя бы скромные темпы роста экономики в среднесрочной перспективе весьма проблематично без ее реформирования. Но проект программы на пятилетку не предусматривает решительных комплексных реформ. И вряд ли потому, что в правительстве нет прогрессивно мыслящих людей. Тормозом здесь также служат политические соображения официального лидера: боязно ломать систему тотального контроля над экономикой.

Модернизация по-белорусски — та же маниловщина

Если бы Лукашенко сейчас вот в Ельском районе вдруг сказал: да, я все осмыслил, прав мой помощник Кирилл Рудый, который в Штатах учился, так что залогом роста станут реформы, которые мы проведем, — то пазл на пятилетку мог бы сложиться.

Но официальный лидер, как видим, считает, что база роста уже заложена той модернизацией, которая на деле, сожрав колоссальные деньги, во многих случаях так и не вывела предприятия на высокоэффективную работу.

Причем о провале модернизации тех или иных отраслей открытым текстом говорил в сердцах не кто иной, как сам Лукашенко.

Действительно, модернизация по-белорусски оказалась типично авторитарной, волюнтаристской, показушной. Она запомнилась в основном посадками «стрелочников», «крепостным» указом о запрете увольняться из деревообработки да новыми вливаниями казенных денег (причем под грифом ДСП) в якобы уже модернизированные предприятия (стекольные, цементные), которые в итоге так и не вышли в плюс.

В частности, потратив уйму денег (1,2 млрд долларов только за 2008—2013 годы) на обновление цементной отрасли, выяснили, что на эти горы цемента нет покупателей. Выходит, отечественные стратеги дальше носа не видели. И здесь получилась маниловщина в чистом виде.

На чем же основаны нынешние экономические надежды белорусских властей?

Выступая ныне в чернобыльской зоне, руководитель страны высказал очень симптоматичную мысль: мол, с учетом волнообразного развития мировой экономики на смену кризисным явлениям обязательно придет рост.

Но, во-первых, мировая экономика и сегодня, пусть и медленно, растет. Во-вторых, если завтра в мире начнется динамичный рост, то не факт, что эта тенденция автоматически распространится на Беларусь.

Как бы не дождаться цунами

По идее, белорусский официальный лидер должен был учить диалектику — хотя бы марксистско-ленинскую. Суть в том, что развитие идет по спирали, буквального повтора не бывает. Но по складу мышления Лукашенко скорее метафизик, он упорно верит, что в ту же реку можно войти дважды.

Он ведь и взял власть в 1994-м на волне ностальгии по СССР, под лозунгами возрождения советских порядков, и долго пытался (частично — небезуспешно) реставрировать их в Беларуси.

Сейчас на псевдосоциализм денег уже нет, однако остается, как видим, упование, что тучные годы вернутся без реформ, при сохранении административного управления хозяйственными процессами, исключительно за счет волнообразности развития мировой экономики (читай: возвращения дорогой нефти и спроса на наш экспортный товар).

Но наивно мечтать, что если мировая экономика бурно пойдет в рост, то все бросятся покупать МАЗы и часы «Луч». Инновационной же продукции у нас кот наплакал, ставка на экономику знаний пока в основном лишь на бумаге. Модернизация плохо работает, когда ей заведуют чиновники.

Так что консервировать ситуацию, уповая лишь на волнообразность мировой экономики, — совсем слабая стратегия. Эта новая волна развития может сыграть роль цунами для архаичной белорусской модели.