Россия не хочет открывать свой рынок для красной рыбы из Беларуси

Российские власти склоняют белорусскую сторону негласно присоединиться к их продуктовому эмбарго.

«Мы на грани банкротства», — говорит соучредитель белорусской компании «Чизмастер» Дмитрий Георгиев. С конца ноября прошлого года его предприятие не может поставлять рыбную продукцию на российский рынок.

Под запрет попала почти вся отрасль

Всего в санкционном списке Россельхознадзора фигурирует восемь белорусских компаний по переработке рыбы. Помимо СООО «Чизмастер» это ОАО «Могилеврыба», КПУП «Форелевое хозяйство «Лохва», СП ООО «Леор-Пластик», СООО «Вкус Рыбы Плюс», ЧПТУП «Иваси-Плюс», ООО «Сузорье» и ОДО «Витебскрыба».

В тоже время в подобном списке Департамента ветеринарного и продовольственного надзора Беларуси числятся девять предприятий. В списке нет СП ООО «Леор-Пластик», но присутствуют филиал «Браславрыба» ОАО «Глубокский молочноконсервный комбинат» и ООО «Милоград Фиш».

Как пояснили Naviny.by в компании «Вкус Рыбы Плюс», под запрет попали практически все белорусские предприятия, которые занимаются переработкой красной рыбы.

Без ограничений поставляет свою продукцию на российский рынок лишь «Санта Бремор», а «Лохве» разрешили экспортировать продукцию только из выращенной в собственном хозяйстве форели.

В Россельхознадзоре запрет на поставки рыбной продукции объясняют нарушением ветеринарно-санитарных требований и норм Евразийского экономического союза.

Белорусская сторона имеет другое мнение на этот счет.

«Основная причина — не антисанитарный порядок, а то, что мы сегодня перерабатываем рыбу из тех санкционных стран, которые закрыты решением президента Российской Федерации», — заявил 27 мая во время совместного заседания палат парламента министр сельского хозяйства и продовольствия Леонид Заяц.

По его словам, в октябре 2015 года белорусские и российские специалисты по ветнадзору проинспектировали предприятия Норвегии, которые поставляют рыбу в Беларусь на переработку.

«Эти предприятия были внесены в реестр, и мы имели полное право оттуда покупать, перерабатывать и таким образом поставлять эту продукцию на российский потребительский рынок», — уточнил Леонид Заяц.

Однако, по его словам, российская сторона настаивает на переработке в Беларуси российской рыбы.

Враждебная рыба

Запрет на поставки в Россию негативно отражается на работе белорусских компаний по переработке рыбы.

«В связи с этим мы теряем рынки сбыта, это очень негативно отражается на нашем состоянии», — говорят на полоцком предприятии «Сузорье».

Еще большие проблемы испытывает могилевская компания «Чизмастер». До запрета она поставляла на российский рынок около 80% своей продукции.

«Сейчас мы довольствуемся только внутренним рынком. Из 145 работников нам пришлось сократить 40%, потому что мы, по сути, потеряли право работать. Мы на грани банкротства», — объясняет соучредитель «Чизмастер» Дмитрий Георгиев.

Он говорит, что его предприятие соблюдает все ветеринарно-санитарные нормы, и недоумевает, почему оно попало под запрет.

«То, что в России действуют санкции, это касается только России. Да, мы завозим сырье из этих [санкицонных] стран, но мы полностью перерабатываем эту рыбу и производим из нее готовую продукцию. По закону мы имеем на это полное право», — говорит Дмитрий Георгиев.

Стоит отметить, что еще в августе 2014 года российский вице-премьер Аркадий Дворкович признавал право Беларуси продавать Росси прошедшие переработку европейские продукты.

«Конечно, наши коллеги по Таможенному союзу могут выиграть в этой ситуации, поскольку у них будет перерабатываться часть той продукции, которая раньше шла напрямую к нам. Будут поставлять нам уже переработанную продукцию», — говорил он.

Как видим, слова расходятся с делом. Представитель компании «Вкус Рыбы Плюс» объясняет запретительные меры со стороны России двумя причинами.

«С одной стороны, они хотят защитить свой внутренний рынок. С другой стороны, они хотят не пускать товар из стран, которые, скажем так, враждебны для них. Поэтому нам всё и обрезали», — считает он.

По сути, российские власти склоняют белорусскую сторону негласно присоединиться к их продуктовому эмбарго.