После модернизации белорусской деревообработке требуется реанимация

Государству приходится реанимировать предприятия, в модернизацию которых был инвестирован миллиард евро.

В белорусской деревообработке сложилась парадоксальная ситуация: сегодня государству приходится реанимировать предприятия, в модернизацию которых был инвестирован миллиард евро. В ближайшее время будут утверждены новые бизнес-планы, которые призваны вывести фабрики и заводы из финансового тупика. Почему же они в нем оказались?

Особенности национальной модернизации

Решение о модернизации девяти предприятий деревообрабатывающей отрасли было принято в 2007 году. Предусматривалось, что за 2008-2014 гг. в отрасль будет направлено порядка 1 млрд евро. Однако в 2015-м выяснилось, что модернизация привела не к развитию предприятий, а к их тотальной закредитованности.

Чтобы вывести деревообрабатывающие предприятия из финансового тупика, в апреле 2016 года они были переданы в управление государственного Банка развития. В июне 2016-го по инициативе банка организации деревообработки были объединены в холдинг

«Не секрет, что 1 апреля, когда предприятия были переданы в управление Банка развития, практически они остановились — не было финансовых средств, накопились большие долги, и без дополнительного финансирования деревообрабатывающие организации не могли работать», — констатировал в 15 июля на презентации холдинга его директор Гиедрюс Каукас.

Благодаря помощи Банка развития платежеспособность деревообрабатываюших организаций удалось восстановить, и уже во втором квартале 2016-го наметилось некоторое улучшение финансового положения предприятий.

«За второй квартал объемы производства увеличились, и убытки большинства предприятий, входящих в холдинг, удалось снизить», — отметил Гиедрус Каукас в комментарии для БелаПАН.

При этом руководство холдинга констатирует, что основная часть работы по нормализации финансового положения предприятий еще впереди.

Первоочередная задача заключается в том, чтобы все предприятия могли генерировать прибыль от производственной деятельности и самостоятельно себя обеспечивать, не обращаясь за финансовой помощью к государству.

Следующий этап — выход деревообрабатывающих предприятий на чистую прибыль, а задача эта весьма непростая, учитывая большие долги (15 трлн «старых» рублей) предприятий по кредитам.

Почему же так получилось, что после дорогостоящей модернизации предприятия деревообработки оказались в неудовлетворительном финансовом положении? Модернизация, по идее, должна была дать импульс их развитию.

Правительство констатирует, что проблемы в отрасли возникли по причине снижения мировых цен на продукцию деревообработки.

Вице-премьер Владимир Семашко в недавнем интервью отмечал, что на момент подготовки бизнес-планов модернизируемых предприятий кубометр плиты ДСП стоил 250-280 долларов, а сегодняшняя цена более чем в два раза ниже.

Однако помимо внешних были, очевидно, и внутренние причины проблем, которые возникли у деревообрабатывающей отрасли в результате модернизации.

«Хотя миллиард евро вложили в оборудование, ничего не было инвестировано в управление, людей, информационные системы. То есть в создание ноу-хау инвестиции не шли, а в сегодняшнем бизнесе именно ноу-хау самое главное», — подчеркнул в беседе с корреспондентом БелаПАН руководитель холдинга деревообрабатывающих предприятий Гиедрюс Каукас.

Превращение убыточных в привлекательные

Теперь созданному холдингу приходится, по сути, с нуля заниматься вышеупомянутыми вопросами, чтобы продукция белорусских деревообрабатывающих предприятий не только производилась, но и успешно продавалась.

В структуру холдинга вошли девять производственных предприятий, на базе которых в 2008-м проводилась модернизация, а также «Белорусская лесная компания», которая станет коммерческим подразделением (через нее будут централизованно осуществляться продажи продукции всех предприятий).

Чтобы обеспечить конкурентоспособность и вдохнуть тем самым жизнь в модернизируемые предприятия, руководству холдинга приходится заниматься всем — начиная от привлечения новой команды специалистов по всем направлениям и заканчивая внедрением современных систем учета остатков продукции.

«Сейчас разрабатываются детализированные бизнес-планы предприятий холдинга, чтобы оценить экономическую эффективность каждого производства и определить, какие производства на предприятиях мы будем развивать, а какие может лучше закрыть, чтобы они не проедали деньги», — рассказал во время презентации холдинга Гиедрюс Каукас.

По мнению экспертов, которые знакомы с ситуацией отрасли, создание холдинга может позволить вывести деревообрабатывающие предприятия из финансового тупика.

«В рамках созданного холдинга выстраиваются централизованные функции, благодаря чему предприятия, в частности, смогут делать закупки по более выгодным ценам. Централизация процессов также позволит выстроить четкую специализацию предприятий», — считает управляющий партнер международной консалтинговой компании Civitta в СНГ Даниэль Крутцинна.

По его мнению, ошибка реализованной модернизационной программы состояла в том, что предприятий должны были заниматься всем — от производства плит МДФ до изготовления мебели. Такая система не позволяет, считает Крутцинна, сформировать конкурентные преимущества каждого предприятия.

«На примере модернизации деревообработки мы видели типичный перекос в сторону производства. В сегодняшнем мире производится много всего, и для успешного бизнеса недостаточно просто закупить качественное оборудование, как это было сделано в этой отрасли. Нужно научиться производить такую продукцию и продвигать ее таким образом, чтобы люди были готовы платить за товары больше, чем стоит себестоимость их производства», — считает Крутцинна.

В перспективе, допускает он, на модернизированные предприятия можно привлечь иностранных инвесторов, которые знают толк в деревообработке.

«В нынешнем состоянии (без четкой специализации, с большой долговой нагрузкой) эти предприятия не являются привлекательными для иностранных инвесторов. Чтобы они стали привлекательными, а не убыточными, необходимо провести большую подготовительную работу», — резюмировал Крутцинна.