Белорусские выборы: «первая кровь» на алтарь демократизации?

Чем сильнее давит Москва, тем актуальнее для Лукашенко не только внешняя легитимация, но и поиск опоры внутри страны…

Гайдукевич снялся! СМИ полощут очередную сенсацию нынешних президентских выборов в Беларуси. Это вам не медсестра из грязелечебницы, передумавшая по ходу. Лидер либеральных демократов фигурировал в избирательных бюллетенях и в 2001, и в 2006 году. Среди радикальной, как именуют ее наверху, оппозиции, равно как и на Западе, глава ЛДП получил твердую репутацию спарринг-партнера Лукашенко. Именно потому в высоких кабинетах могли решить, что такая фигура сейчас ни к чему.

президентские выборы-2010

Черная метка от Лозовика

Гайдукевич всегда позиционировал себя как крупного политика, однако в критике властей был весьма умерен и на президентских выборах набирал лишь по нескольку процентов голосов. Сейчас он объяснил свой демарш тем, что «выборы в Беларуси — это спектакль, итоги которого уже давно всем известны».

Белорусы в таких случаях говорят: «Знайшоў сякеру пад лавай!».

Политик и политолог Алесь Логвинец в интервью для Naviny.By пошутил: «Может быть, господин Гайдукевич как человек рациональный решил сэкономить средства на этой кампании, которую многие действительно считают техническим процессом переизбрания бессменного президента на очередной срок».

А вот руководитель Центра политического образования (Минск) Андрей Ляхович, напротив, склонен объяснять демарш Гайдукевича его импульсивностью. В интервью для Naviny.By политолог высказал мнение, что это решение самостоятельное: «Гайдукевич часто руководствуется эмоциями». По словам Ляховича, «снятие такого спарринг-партнера невыгодно Лукашенко», так что вряд ли это сделано по сигналу сверху.

Но некоторые аналитики склонны видеть в этом сюжете другие пружины. Весьма вероятно, говорят они, что лидер ЛДП как раз таки получил прозрачный намек «оттуда». «Гайдукевич занимает более пророссийскую нишу, чем Лукашенко. Тому сейчас это абсолютно ни к чему», — отмечает Алесь Логвинец.

Так или иначе, но тревожный звоночек для председателя ЛДП прозвенел уже в день регистрации инициативных групп. Тогда секретарь Центральной комиссии по выборам Николай Лозовик неожиданно прочел моралите по поводу найденных в списке Гайдукевича «левых» персон — даже не граждан Беларуси. Может, эта публичная нотация и стала черной меткой?

Нашлись другие спарринг-партнеры?

Что может стоять за игрой, если взять за основу конспирологическую версию? Очевидно, что для действующего главы государства обострилась проблема легитимации нового срока. Раньше за недемократичность выборов щипал Запад, теперь же не признать их итоги грозит Москва, с которой Минск на ножах, судя по всему, уже всерьез и надолго. Во всяком случае, крепчающая информационная война светлых перспектив в этом смысле не сулит.

Это значит, что надо по максимуму презентовать нынешнюю кампанию как действительно конкурентную, а не понарошку. С персоной же Гайдукевича у зарубежья уже давно ассоциируется именно вот это «понарошку».

К слову, эксперты убеждены, что именно по этой причине была свернута три года назад и миссия Гайдукевича в качестве спецпредставителя министра иностранных дел по связям с европейскими структурами (одно время Минск пытался выдать такое кадровое решение за революционный шаг: видите, оппозиционеру поручили мосты с Европой наводить!).

Вот и теперь, по убеждению шеф-редактора «Нашай Нівы» Андрея Дынько, «снятие Гайдукевича — еще один знак, что Лукашенко хочет признания этих выборов демократическими без демонтажа системы».

Да, еще в «радикальной» оппозиции твердили: лидер ЛДП нужен в избирательном бюллетене на тот случай, если мы объявим бойкот. Чтобы действующий руководитель державы не пересекал финишную ленточку кампании в гордом одиночестве — это уж действительно фарс.

Ныне даже после схода Гайдукевича с трассы остается полтора десятка гонщиков в разномастной экипировке. Разобщенная оппозиция обилием выдвиженцев облегчила правящим верхам задачу формирования удобного меню персоналий в избирательном бюллетене. И, логично предположить, наверху есть уверенность, что вольно или невольно кто-то непременно исполнит роль спарринг-партнера даже в случае выбрыка части претендентов — типа «а вот вам бойкот!».

Лед тронулся

И все же лед тронулся, считает Алесь Логвинец. «Я вчера собирал подписи за претендента от БНФ Рыгора Костусёва в пикете под бело-красно-белым флагом, — приводит он пример. — Три часа в центре Минска, у ГУМа реял этот стяг — и нас не тронули».

пикет Костусева у ГУМа. Фото Партия БНФ

Да уж, как говорят белорусы, «мусіць, воўк у лесе здох». Ведь прежде «органы» реагировали на незарегистрированную (а значит, по их логике, запрещенную) «националистическую» символику как на красную тряпку.

И в принципе, признают оппозиционеры, во время этой кампании дышать вольнее, так не шугают, как раньше. Вчера Лукашенко, чья инициативная группа — кто бы сомневался! — уже перекрыла по-стахановски план сбора подписей, даже попросил через телевизор, чтобы народ подписывался и за других кандидатов. Во-первых, это сигнал робеющему народу (не бойтесь, ничего за это не будет), а во-вторых — месседж вертикали и силовикам: не перегибайте палку!

Власть снова играет в либерализацию, это видно уже невооруженным глазом. Но, понятное дело, до известного предела. Политолог Андрей Ляхович уверен, что Рубикон в плане прозрачности и демократичности выборов власть переходить не станет.

Либерализм будет наблюдаться на стадии сбора подписей и частично — на этапе агитации, спрогнозировал собеседник Naviny.By. Подсчет же голосов — святая святых. Эксперт убежден, что принцип «неважно, как голосуют, важно, как считают» останется в силе.

Давление Москвы: нет худа без добра?

Но в любом случае считать эти выборы только техническими вряд ли справедливо. Политолог Логвинец подчеркивает: чем сильнее давит Москва, тем актуальнее для Лукашенко не только внешняя легитимация, мосты на Запад, но и поиск опоры внутри страны.

Поэтому несменяемый лидер изо всех сил будет повышать заработки, возможно, начнет с особым усердием сечь головы гидре коррупции (народ это любит), еще сильнее станет драконить чиновников в плане дебюрократизации. Наконец, может изменить позицию относительно национальной символики и белорусского языка, говорит Логвинец.

«Последний, священный рубеж для властей — это прозрачный подсчет голосов», — считает эксперт. Впрочем, он не исключает, что и здесь может быть эксперимент. Поскольку независимое наблюдение охватывает лишь три сотни участков из более чем шести тысяч, для этих наблюдателей могут сделать широкий жест с допуском к столам при подсчете бюллетеней. Все равно механика подсчета остается в руках аппарата, в этом плане запас прочности у власти велик, полагает Алесь Логвинец.

Так или иначе, у ее оппонентов на этих выборах и после них появляется окно возможностей, говорит политик. Да, запас прочности у режима велик, но не бесконечен. Вот почему считать эту кампанию технической не стоит. Надо трепыхаться!