Алесь Михалевич: я поведу Беларусь к неучастию в военных блоках

Я — за президентскую форму правления, но президент должен быть просто руководителем исполнительной власти. Он не должен...

Претендент на пост президента, лидер союза «За модернизацию» Алесь Михалевич одним из первых заявил о своих президентских амбициях — еще в мае 2009 года. А в январе 2010-го даже провел свою презентацию… в планетарии. Сегодня политик рассказывает читателям интернет-газеты Naviny.By, зачем ему это президентство и на что в случае его победы могут рассчитывать белорусы…

Алесь МихалевичАлесь Михалевич. Родился 15 мая 1975 года в Минске. В 1999 году закончил юридический факультет Белорусского государственного университета по специальности «политология», был аспирантом Института государства и права Национальной академии наук Республики Беларусь. С 1995 по 1999 годы — председатель ЗБС (Задзіночаньня беларускіх студэнтаў). Был членом Партии БНФ (с 1993 года), заместителем председателя Партии БНФ. Исключен из партии в июне 2008 года «за нарушение партийной этики и дисциплины». В настоящее время — председатель союза «За модернизацию». Женат, воспитывает двоих детей.
Инициативная группа по выдвижению Алеся Михалевича кандидатом в президенты в составе 1 778 человек зарегистрирована Центризбиркомом 27 сентября.

— Алесь, в белорусской политике Вы — не новичок. Но что подвигло Вас ввязаться в эту электоральную драку? И как Вы расцениваете свои шансы?

— В электоральную драку я ввязался потому, что уверен: я имею нужные знания и опыт и могу содействовать тому, чтобы люди жили с уверенностью в завтрашнем дне. Чтобы они за границей могли с гордостью говорить: «Я — из Беларуси».

Как человек адекватный, я понимаю, что мои шансы достаточно невелики. Но они есть. И уверен, что по мере проведения избирательной кампании будут увеличиваться.

— Вы уже озвучили, что Ваш первый указ будет про гарантии Александру Лукашенко…

— Первый мой указ будет называться «Правовое положение предыдущего президента». Это, на мой взгляд, важный указ, который принимается в любом случае каждым следующим президентом, если правовое поле предыдущего президента не урегулировано законодательством. Это важный и первый указ, который я подпишу.

— Какие гарантии в случае Вашей победы Вы намерены предоставить своему предшественнику?

— Все зависит от конкретной ситуации. На сегодняшний день неясно, как все будет происходить, поэтому рано про это говорить.

— Вы смотрели сериал «Крестный батька»?

— В интернете.

— Если выяснится, что Александр Лукашенко все-таки причастен к исчезновению своих политических оппонентов, какие в таком случае могут быть гарантии?

— Я в любом случае за то, чтобы после изменения власти было проведено расследование по фактам исчезновения в Беларуси политиков. Но лично я в случае избрания президентом не буду давать никаких указаний и доказывать, что это делал Александр Лукашенко.

— То есть, Вы отдаете этот вопрос на откуп судебной власти?

— Естественно. Я выступаю за разделение властей, и чтобы три ветви власти взаимно друг друга контролировали. Я — за президентскую форму правления, но президент должен быть просто руководителем исполнительной власти. Он не должен стоять, как сегодня, над всеми тремя ветвями власти.

— Ваше отношение к идее строительства белоруской АЭС?

— Я считаю, что Беларусь как страна, которая наиболее пострадала от Чернобыльской аварии, которая имеет моральное право заявлять про те проблемы, которые появились в Беларуси после аварии на Чернобыльской АЭС, должна отказаться от этого строительства. Это очень важно. Иначе мы не сможем заявлять претензии, мы не сможем говорить про те последствия, которые возникли после аварии.

Моя мама занималась исследованием генных мутаций чернобыльских детей, тех детей, которые жили на загрязненной территории. И я отлично знаю, какую силу имеет международное ядерное лобби. Какую силу имеет МАГАТЭ. И в случае, если мы будем вовлечены в строительство собственной АЭС, если у нас будет собственная АЭС, — это только перечеркнет наши возможности в области поиска финансирования для преодоления последствий катастрофы на ЧАЭС. Для оздоровления наших детей, для создания эффективной системы мониторинга тех людей, которые пострадали от аварии на ЧАЭС.

— Но сейчас власть говорит, что АЭС — это альтернатива поставкам других энергоресурсов…

— На самом деле, если АЭС будет построена по российским технологиям, то это, наоборот, создаст еще большую зависимость Беларуси от России. Потому что Беларусь же будет покупать для работы АЭС не уран в чистом виде, а топливные сборки для АЭС, ТВЭЛы (ТВЭЛ — тепловыделяющий элемент, главный конструктивный элемент активной зоны ядерного реактора, содержащий ядерное топливо. — Ред.), которые являются уже продуктом переработки урана, и производятся они в России. Поэтому люди, которые говорят о том, что белорусская АЭС укрепит основы энергетической независимости Беларуси от России, на мой взгляд, лукавят.

Даже если АЭС будет построена по какой-то другой технологии, не с Россией в качестве главного подрядчика строительства (хотя сейчас рассматривается лишь такой вариант), даже если это будет Китай, — это создаст только дополнительную энергетическую зависимость Беларуси. От Китая ли, России, Франции, Америки… От того, кто будет строить АЭС.

Я уверен, что атомные электростанции не являются экономически эффективными. Это миф. Никто в мире не подсчитывал общую стоимость АЭС. Общая стоимость АЭС — это стоимость с учетом в том числе и последующего вывода ее из эксплуатации. А это — очень дорогой процесс, сопоставимый по затратам со строительством самой АЭС, — только они уже ложатся на следующее поколение. Те люди, которые будут жить через 40 лет, из своего бюджета будут за это платить.

Заметьте, в мире нет ни одной частной станции! Почему? Да потому что этот проект невыгоден, и частный капитал туда просто не хочет вкладывать! Все атомные электростанции — государственные.

— Каким, по Вашему мнению, должен быть статус белорусского языка? Что бы Вы изменили в этой сфере?

— Белорусский язык должен быть государственным. Это естественно. И нужно следить за тем, чтобы белорусский язык в статусе государственного поддерживался государством. Я имею в виду то, чтобы все чиновники знали государственный белорусский язык. Кстати, я абсолютно уверен: введи мы элементарные тесты по русскому языку, большинство чиновников и их не сможет сдать.

Очень важно обеспечить доступ белорусского языка в систему правосудия, во всю систему государственных органов. Для меня этот вопрос, безусловно, важный. Но я уверен, что есть вопросы, которые на сегодняшний день намного важнее и актуальнее. Те, которыми надо будет заниматься в первую очередь. Это, конечно, вопросы экономики. Если люди разочаруются в экономической модели Беларуси, то они могут разочароваться и в независимости белорусского государства. Это будет очень плохо. Это будет разочарование людей в том, что жить в своем, независимом государстве — это хорошо. И это может привести к необратимым последствиям. Поэтому, конечно, основной блок вопросов, который должен решать будущий президент — экономический.

— В одном из интервью Вы заявили, что восстановлением в качестве государственных символов бело-красно-белого флага и герба «Пагоня» должен заниматься не президент, а парламент…

— Да, я считаю, что этим должен заниматься демократически избранный парламент. Для меня бело-красно-белый флаг и герб «Пагоня» являются национальными символами. Но у меня нет ненависти и к красно-зеленому флагу, потому что под ним наши спортсмены побеждали на многих соревнованиях, и это флаг, с которым связаны последние годы белорусской государственности.

— За кого из претендентов на пост президента Вы поставили свою подпись?

— Союз «За модернизацию», который я возглавляю, входит в коалицию, которая называется «Гражданская акция «Белорусский выбор». В этой коалиции мы находимся вместе с Партией БНФ, движением «За свободу» и Белорусской партией «Зеленые». Поэтому я поставил подписи за тех претендентов в президенты, которые выдвигаются от этой коалиции — за Григория Костусева от Партии БНФ и за Юрия Глушакова от БПЗ.

— А какую помощь получили конкретно Вы от этой коалиции?

— Александр Милинкевич вошел в мою инициативную группу. Его моральная поддержка для меня важна и серьезна. По поводу того, чтобы Милинкевич собирал за меня подписи, участвовал в пикетах — то я с этими вопросами к Милинкевичу не обращался. Но уверен, что если бы я к нему обратился, он бы меня поддержал.

— Сейчас много спорят о том, следует ли Беларуси брать курс на интеграцию в Евросоюз или же оставаться в союзе с Россией. А какой точки зрения придерживаетесь Вы?

— Я считаю, что нам нужно строить взаимовыгодные отношения как с Евросоюзом, так и с Россией, прежде всего — в экономической сфере. Что касается политической составляющей, то тут я выступаю за независимость и нейтралитет Беларуси. Поэтому постепенно нужно будет привести страну к неучастию в любых военных блоках.

— Когда Вы объявляли о начале своей предвыборной кампании, то говорили, что рассчитываете на поддержку интернет-пользователей. Вы серьезно считаете, что они могут проявить свою активность и «в реале»?

— Я никогда не рассчитывал на поддержку интернет-аудитории. Меня неоднократно спрашивали, какую роль я отвожу интернет-пользователям в избирательной кампании, и я всегда отвечал, что это — эксперимент. Я действительно отношусь к работе через интернет как к эксперименту. Но стоит отметить, что из этого эксперимента много что получается. Основная часть моей интеллектуальной команды, с которой мы планируем события, акции, найдена именно через интернет.

Естественно, интернет не решит всех проблем, но это дополнительный шаг, дополнительная возможность доходить до людей, вовлекать их в действие.

Нормальные люди в интернете проводят только часть своей жизни. И им небезразлично, что происходит «в реале».

 

Интервью других претендентов на участие в выборах президента
Дмитрий Усс Дмитрий Усс: из-за конфликта с Россией мы теряем миллиарды
Новому белорусскому президенту надо будет срочно ехать к Медведеву и договариваться…
Андрей Санников Андрей Санников: президентская власть нужна для проведения реформ
Претендент в президенты уверен, что стремление Беларуси в ЕС не противоречит стратегическому партнерству нашей страны с Россией...
Николай Статкевич Мікалай Статкевіч: станавіцца годным страшна, але лепш за ўсё
Прэтэндэнт на пасаду прэзідэнта Мікалай Статкевіч не баіцца ні турмы, ні расійскай імперыі...
Владимир Некляев Уладзімір Някляеў: я зраблю ўсё, каб у Беларусі запанавала праўда
Лідэр грамадзянскай кампаніі «Гавары праўду!» распавёў, на чым базуецца крэатыў яго каманды, якімі павінны быць...
Юрий Глушаков Юрий Глушаков: президентская должность — бремя невероятной тяжести
Претендент на пост президента от партии «Зеленые» хочет ввести мораторий на строительство АЭС и на приватизацию крупных предприятий...
Виталий Рымашевский Віталь Рымашэўскі: дакажу беларусам, што яны моцны і годны народ
Беларусы чакалі ад Лукашэнкі, што ён не будзе іх падманваць. На жаль, не дачакаліся. Цяпер яны чакаюць гэтага ад таго чалавека, які яго заменіць...
Ярослав Романчук Ярослав Романчук: через 15 лет Беларусь войдет в Евросоюз
Я не вижу проблем в том, чтобы отказаться от пустых договоров по Союзному государству, Таможенному союзу и перейти к полноценной либерализации торговли...
Виктор Терещенко Виктор Терещенко: моя кандидатура — самая подготовленная после Лукашенко
Я единственный из всех кандидатов был депутатом парламента, участвовал в разработке ряда государственных программ, являюсь не просто...
Григорий Костусев Рыгор Кастусёў: я ліквідую КДБ і Саюзную дзяржаву з Расіяй
Намеснік старшыні Партыі БНФ Рыгор Кастусёў распавёў пра свае падабенства да Аляксандра Лукашэнкі, планы эканоміць на ахове прэзідэнта і ліквідаваць...
Сергей Рыжов Сергей Рыжов: первым делом верну людям украденные у них льготы 
Пойти в президенты витебчанина Сергея Рыжова подтолкнула история с освященными православной церковью консервами для детского питания...
Владимир Провальский Владимир Провальский: главная задача государства — зарабатывать деньги 
На президентские выборы индивидуальный предприниматель из Витебска Владимир Провальский идет без какой-либо программы...
Иван Куликов Иван Куликов: в Евросоюз нужно двигаться вместе с Россией 
«Никаких личных амбиций удовлетворять не планирую. Мне просто хочется, чтобы в Беларуси людям лучше жилось»...