Белорусские выборы: танцуют все! Под дудку власти

Обилие альтернатив Александру Лукашенко равнозначно отсутствию реальной альтернативы…

Белорусская власть продолжает практиковать на нынешних президентских выборах аттракционы неслыханной щедрости. Правда, весьма выборочно. Сугубо там, где это не угрожает ее устоям. Так, регистрация кандидатов, судя по всему, пройдет — мягче некуда.

выборы президента Беларуси

А могли бы и бритвой полоснуть!

Заметьте: по графику дедлайн сдачи проверенных подписей из нижестоящих комиссий в Центризбирком — только 13 ноября. Причем подписей за выдвижение кандидатов ныне столько, что в комиссиях закрома трещали. Аж 11 групп сдали более чем по сто тысяч — рекорд! Казалось бы, замучаются проверять. Но избиркомы сработали по-стахановски.

И вот уже 9 ноября, с опережением графика, секретарь Центральной комиссии Николай Лозовик поспешил объявить, что 10 из 11 претендентов имеют нужное число качественных подписей. «Выпал» лишь предприниматель Провальский, у которого наскреблось якобы только две сотни подлинных автографов сограждан. В ЦИК, вероятно, сочли, что так нещадно эксплуатировать ксерокс — это слишком даже для нынешнего фантасмагорического соцсоревнования.

В принципе же, власть спешит показать, что готова зарегистрировать практически всю обойму претендентов, не рассматривая подписные листы под лупой.

Явно забегая вперед, секретарь Центризбиркома победно объявил: «Высказывания некоторых аналитиков, которые предполагали, что Центризбирком будет «срезать» претендентов, не подтвердились».

Можно подумать, что главная задача ЦИКа — посрамить неких анонимных аналитиков. К тому же невзначай господин Лозовик вызвал ассоциации со старым анекдотом про Ильича: «А мог бы и бритвой полоснуть!».

Но если честно, то такой лучезарной ленинской доброты битые волки белорусской контрэлиты действительно не ожидали.

На выборах 2001 и 2006 годов ЦИК регистрировал строго по четыре кандидата. Впрочем, другие претенденты выпадали в осадок в основном естественным путем: когда милиция гоняла как сидоровых коз, сбор ста тысяч подписей оказывался миссией невыполнимой.

Первым сюрпризом нынешней кампании стали тепличные условия сбора этих самых подписей, необходимых для регистрации кандидатами. Глава ЦИК Лидия Ермошина практически без натяжки сравнила благоволившую к пикетчикам милицию с матерью Терезой. Короче, оформить по вагону подписных листов для большинства оказалось делом техники.

Кто в «десятку», а кто и в «молоко»

Вторым сюрпризом может стать десятка фамилий в избирательном бюллетене. То есть практически поголовная регистрация сдавших подписи «деструктивных элементов». При том что в некоторых инициативных группах, судя по инсайдерской информации, небезосновательно опасались выявления, скажем так, большого процента брака.

Собственно, и секретарь ЦИК Николай Лозовик не стал утаивать, что проверка подписей «прошла в щадящем режиме» и что «если бы применялись все принципы прошлых лет, то у многих возникли бы неприятности».

Еще из этой же оперы: если раньше декларации о доходах оппозиционных кандидатов изучались под микроскопом и погореть можно было за копейку, то теперь официально разрешено ошибаться аж на 20% декларируемой суммы. Западные демократии, где за налоги вам душу вывернут, тут просто отдыхают.

Что за чудеса в решете? Почему белорусская власть, раньше напоминавшая на выборах слона в посудной лавке, вдруг стала танцевать вальс, пусть себе и со слоновьей грациозностью?

Да это же элементарно, Ватсон! Либеральные пируэты адресованы прежде всего Европе, которая буквально молит здешнее начальство: ну дайте нам картинку демократического прогресса!

Ну так нате вам!

Это именно картинка. Мозаика декоративной либерализации складывается из мелких, второстепенных деталей, имеющих отношение к процессу, но не к результату. Результат же — это святое. Попробуйте с трех раз догадаться, кому из этой десятки без пяти минут кандидатов предначертано действительно попасть 19 декабря в «десятку», а кого ждет улет в «молоко».

Либерализация резко тормозит на входе в святилище власти. Тут уж не до игры. И в участковые избирательные комиссии попала лишь жалкая толика оппозиционеров. Они составили только двадцать семь промилле (!) от общего числа членов комиссий нижнего звена. Самых важных комиссий, где и считают-то (или якобы считают?) бюллетени, и выдают на-гора протоколы, из которых до сих пор стабильно складывались «элегантные победы» бессменного президента.

А для усиления либеральной картинки власти предержащие могут отмочить еще один аттракцион — теледебаты в прямом эфире. Действующий глава государства дал понять, что на этот пир плюрализма не рвется (согласимся, ему и так телевизора хватает). Остальные же будут в проигрыше априори — или если схватятся за чубы между собой, или если в один голос станут твердить что-то типа «долой диктатуру!».

Обилие альтернатив — каюк альтернативе

Оппозиционеры уже угробили идею единого кандидата, но еще твердят о возможности согласованной агитации. Мол, ударим по диктатуре массированной дозой эфира!

Но эксперт аналитического центра «Стратегия» Валерий Карбалевич советует не преувеличивать роль положенных кандидатам часовых порций гласности на радио и ТВ.

«Оппозиционные претенденты в большинстве своем не очень харизматичны, — отметил аналитик в интервью для Naviny.by. — Если они станут пропагандировать похожие тезисы с призывами к демократии и социальными обещаниями, то зрителям это скоро надоест и они станут переключаться на другие кнопки».

Итак, наверху, похоже, решили, что впрыскивание даже относительно большой дозы прямолинейной оппозиционной риторики не поколеблет предвыборного расклада. Тем более что все схвачено в главном. Арифметику подсчета голосов, судя по составу избиркомов, власть по-прежнему хочет оставить своим таинством.

Независимые же наблюдатели, во-первых, способны охватить лишь небольшую часть участков. Во-вторых, они будут видеть только надводную часть айсберга. В-третьих, для противовеса их разоблачительным заявлениям подготовлен массив наблюдателей от провластных организаций. «Отпор клеветникам» будет дан мгновенно. Померещилось, мол, злопыхателям, а может, пьяные были.

Главная же закавыка в том, что обилие альтернатив Александру Лукашенко равнозначно отсутствию реальной альтернативы. Сакрализованная Площадь оказывается под большим вопросом. Ведь никто, кроме известного всем фаворита, не наберет серьезной доли голосов. Ну а «идея абстрактного протеста против несправедливых выборов вряд ли выведет на улицу многих», предполагает Валерий Карбалевич.

Итак, выборы гладко, идеально катятся по намеченной в важных кабинетах сценарной колее. Отсюда снисходительно-благодушное отношение хозяев этих кабинетов к активности оппонентов в четко очерченных сверху пределах. Танцуют все!

танцуют все!

Но, если разобраться, то, вольно или невольно, все танцуют под дудку власти.