Милинкевич: помочь модернизировать Беларусь способна только Европа

Прежде говорили: дайте нам заработать, а систему не трогайте. Теперь начинают понимать связь между первым и вторым...

Лидер движения «За Свободу», соперник Лукашенко на выборах-2006 Александр Милинкевич наркотика и обостряет конфликт с Евросоюзом? Об этом с политиком беседует корреспондент БелаПАН.

Александр Милинкевич

— Вы заявили, что собираетесь предложить избирателям программу реформ для Беларуси с учетом опыта и ошибок посткоммунистических стран ЕС — Эстонии, Словакии, Польши, Чехии и других. В какой стадии эта программа и в какой форме вы собираетесь ее презентовать?

— В округе, где я выдвигаюсь, специалисты провели по нашей просьбе социологическое исследование. Так вот, под 90% говорят о необходимости экономических реформ.

Люди понимают, что нужна модернизация, нужны новые технологии, конкурентная продукция. И, чего раньше не было, большинство отмечает важность политических реформ. Прежде говорили: дайте нам заработать, а систему не трогайте. Теперь начинают понимать связь между первым и вторым.

И здесь весьма кстати пришлась «Народная программа», которую разрабатывает движение «За свободу».

— На сайте города и обсуждали программу в целевых группах. То есть выносили идеи в народ. Точнее, на суд тех, кто работает в соответствующих отраслях. Конечно, это не означает, что эксперты впихивают в программу все предложения. Но определенные моменты шлифуются.

К слову, когда обсуждали реформу ЖКХ, к нам даже профильный министр пришел. Хотя в целом, признаться, чиновники вниманием не балуют, но мы их все равно настойчиво приглашаем.

Зато вот социал-демократ Валерий Фролов, который тоже выдвигается в депутаты, недавно заглянул и выразил желание позаимствовать кое-какие идеи из «Народной программы». Так что продукт востребован!

Второй момент. Мы поставили цель, чтобы обсуждение программы подтолкнуло людей помечтать о новой Беларуси. Чтобы не только жаловались на негатив.

Наконец, третья задача — поднять волну дискуссии, какие же реформы нужны стране.

— И какие же прежде всего, на ваш взгляд?

— Если мы хотим экономического прогресса, надо развивать малый и средний бизнес, это общеизвестно. Приватизация — не самоцель, но без нее не обойтись.

Когда мы говорим о модернизации, то надо честно признать: здесь главные партнеры — не Россия, не Китай и не Венесуэла, а Европейский союз. И не следует кивать, что там кризис. Как раз в кризисное время важно инвестировать в новые технологии и использовать ту относительно дешевую и квалифицированную рабочую силу, которая у нас есть.

То есть европейцы заинтересованы, другое дело, что инвестиционный климат у нас остается скверным. Под инвестиции следует подвести стабильное, благоприятное законодательство.

И, конечно, важно децентрализовать управление экономикой.

Александр Милинкевич

— А как вы собираетесь учить белорусов реформам на опыте и ошибках посткоммунистических стран ЕС?

— Пока используем информацию из интернета, но после выборов начнем работу с экспертами из Литвы, Чехии, Польши, Эстонии, Словакии и других стран — новых членов ЕС. К нам даже легендарный Бальцерович готов приехать. Все-таки польский опыт трансформации в основном позитивен.

— Но многие ли белорусы готовы, как в свое время поляки, терпеть лишения, шоковую терапию?

— В принципе я не считаю ее злом. Если больному нужна хирургическая операция, нелепо резать понемножку на протяжении нескольких дней. Но в Беларуси, возможно, придется делать реформы медленнее, чем хотелось бы. Мы проскочили тот момент после распада СССР, когда можно было сделать шоковую терапию.

При этом, судя по встречам с избирателями, осознание необходимости реформ у белорусов все же усиливается.

— Хотят белорусы перемен или нет — что от них зависит? Ведь, по сути, все в стране решает один человек. А он, мягко говоря, никогда не выглядел большим приверженцем реформ. К тому же сейчас Россия подбросила пряников. Зачем режиму искать добра от добра?

— Экономический анализ показывает: спасение для нас не там, оно — временное. Да, российская помощь помогает пока удержать предкризисную ситуацию, но кризис все равно надвигается.

И потом, Москва ничего не дарит просто так, она требует сдачи лучших активов, по сути — сдачи экономики. Эти жесткие условия Кремля плюс угроза введения российского рубля все же, я думаю, должны подтолкнуть власть к определенным преобразованиям в экономике.

Еще один фактор — вступление России в ВТО. Завтра, когда рынок Таможенного союза будет открыт миру, когда снизятся пошлины, когда Москва будут вынуждена поднять цены на газ, нефть, многие белорусские товары окажутся неконкурентоспособными. Возникнут большие проблемы со сбытом тех же МАЗов, тракторов «Беларус».

Во власти есть люди, которые понимают, что благоприятная конъюнктура за счет России — это временно. И здесь стопроцентно возникает необходимость поправлять отношения с Европой.

Потому не исключаю, что реформы может начать и эта власть. Если не начнет — их будут делать другие.

— Среди обозревателей бытует мнение: мол, инициативу «Европейский диалог о модернизации с Беларусью» Брюссель выдвинул, чтобы дать отцепного, показать, что не поставил крест на «последней диктатуре Европы». Инициативу критикуют за сырость, а самое главное — отсутствие ясных перспектив реализации. Власть уже показала, что не хочет в ней участвовать, а без ее политической воли все наработки экспертов опять пойдут в стол, как это и было ранее. В чем здесь новизна?

— Прежде всего, я не думаю, что Евросоюз должен писать нам план реформ. Этим должны заниматься люди, которым реформы предстоит реализовывать.

Между тем серьезной дорожной карты выхода из кризиса, плана трансформации нет ни у власти, ни у оппозиции. А ведь под модернизацию, под некий — в идеальном случае — новый плана Маршалла для Беларуси необходимо серьезное обоснование.

Кроме того, к людям, которые реализуют план реформ, должно быть большое доверие. Но у власти такого кредита доверия нет. Одним из вариантов мог бы стать круглый стол с гражданским обществом, с оппозицией в широком смысле слова.

Сегодня это кажется утопией, но может стать реальностью при углублении кризиса. В коммунистической Польше власти тоже долго не хотели садиться с «Солидарностью» за круглый стол… Но бывают в истории ситуации, когда диалог — единственная возможность избежать кровавого варианта.

История Европы показывает: авторитарные режимы, диктатуры — возьмите «черных полковников» в Греции, режим Франко в Испании — или уходили сразу, или были вынуждены постепенно уступать и сдаваться, и всегда причиной становилась экономика.

Ну а пока большая проблема еще и в том, что Лукашенко и Евросоюз не доверяют друг другу. После Площади сюжет разворачивался по принципу «око за око, зуб за зуб».

— И продолжает разворачиваться, судя по фактической высылке из Беларуси шведского посла Стефана Эрикссона…

— Обеим сторонам важно сохранить лицо: белорусскому режиму — авторитарное, Брюсселю — демократическое. Между тем без коммуникации никакой диалог невозможен. Каждая из сторон должна сделать какие-то шаги навстречу.

При этом позицию ЕС в вопросе о политзаключенных я считаю высоконравственной. И здесь мяч на стороне Минска, политузники должны быть освобождены.

На фото — Александр Милинкевич на пикете по сбору подписей в свою поддержку
(фото Telegraf.by)