Теледебаты: пять минут на всё про всё

Формат первых в истории парламентских выборов в Беларуси теледебатов куц и скуп…

Новинка нынешней кампании по выборам депутатов Палаты представителей — телевизионные дебаты — все-таки вышла в эфир. 4 сентября политические и идеологические копья скрестили кандидаты по Юго-Западному избирательному округу № 99 г. Минска.

В студии канала «Беларусь 2» встретились зампред Либерально-демократической партии Евгений Крыжановский и действующий депутат Палаты представителей Светлана Шилова, а также председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько — доверенное лицо кандидата Владимира Романовского.

Раньше избирательное законодательство предоставляло возможность охочим до государственной власти дебатировать исключительно в рамках президентской избирательной кампании. Однако в виду вызванной большей частью внешним давлением необходимости вносить в законодательство либерализационные поправки право на дебаты было предоставлено и кандидатам в депутаты Палаты представителей.

Теперь наряду с возможностью выступить по телевидению и радио с пятиминутным обращением к избирателям, кандидаты могут и лицом к лицу встретиться со своими прямыми конкурентами по округу. Но могут и не встретиться.

Так как заявки на участие в дебатах окружные комиссии принимали до 23 августа, сегодня со всей уверенностью можно утверждать, что в большинстве округов дебаты не состоятся — кандидаты элементарно не изъявили желание воспользоваться этой агитационной возможностью. «Почему-то возможность участия в дебатах не получила восторженного восприятия среди кандидатов в депутаты», — удивлялся секретарь ЦИК Николай Лозовик.

«Почему-то» можно объяснить тем, что в безоппозиционных округах (а таких, сами понимаете, большинство) ставленникам власти нет нужды напрягаться в агитационных изысках. Да и срезать дебаты, если в них захочет принять представитель оппозиции, очень просто. Согласно положению, дебаты проводятся, если принять участие в них изъявят желание двое или более кандидатов по одному округу. Можно догадаться, что кандидатам от власти настоятельно рекомендовано такое желание не изъявлять. Кроме того, нельзя забывать о «технических проблемах» — телевидение, как известно, штука сложная…

Другая проблема, о которой оппозиция начала говорить еще до начала агитационной кампании — цензура. Теле- и радиообращения к избирателям кандидатов от оппозиционных партий и движений режут без стеснения или вовсе не дают в эфир. Редактуре подвергаются и печатные материалы оппозиционных кандидатов. Объединенная гражданская партия даже выступила в адрес Александра Лукашенко с призывом прекратить цензуру кандидатов в депутаты. Лидер ОГП Анатолий Лебедько заявил, что «за всю историю парламентских кампаний в Беларуси мы впервые встречаемся с ничем не прикрытой цензурой в отношении выступлений кандидатов в депутаты по радио и телевидению».

Чтобы все-таки прорваться к населению, кандидаты и их команды порой вынуждены сами изменять свои тексты так, чтобы к ним не могли придраться, или соглашаться на компромиссы — убирать из выступлений наиболее резкие и неприятные власти моменты. Ведь теле- и радиообращения в ходе избирательной кампании — это та небольшая возможность более-менее масштабного обращения к населению с альтернативным мнением, которой в междувыборный период оппозиция не имеет. Профукай ее — и завтра ведрами будешь вычерпывать критику со всех сторон.

Отказ от участия в теледебатах в такой ситуации кажется настоящим расточительством, хотя полноценным политическим шоу теледебаты в Беларуси назвать невозможно. Формат первых в истории парламентских выборов в Беларуси теледебатов куц и скуп — каждый участник дебатов реально получает всего по пять минут на всё про всё. Дебаты на троих — 20 минут живого времени с учетом текста ведущего и перебивок. Причем, дебаты даются в записи.

Однако, как показали первые теледебаты, записанные еще на прошлой неделе и вышедшие в эфир на канале «Беларусь 2» вечером 4 сентября, даже за пять минут можно сказать всё, что планировал, или не сказать ничего осмысленного, если планировалось эти пять минут тупо убить.

Анатолий Лебедько: не надо проводить лжевыборы в псевдопарламент

«Созданная в Беларуси система — это тупик экономический, финансовый, моральный», — заявил председатель Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько, выступая вечером 4 сентября в теледебатах.

По мнению Лебедько, «самая большая проблема — это отсутствие свободных и честных выборов». «Нет честных выборов — нет экономических успехов, нет судебной независимой системы. Нет честных выборов — зато есть политзаключенные», — заявил он.

Лебедько считает, что «не надо проводить лжевыборы в псевдопарламент». Он сообщил, что в феврале в Беларуси был проведен опрос 2,5 тыс. граждан, которым было предложено назвать трех действующих депутатов Палаты представителей. По словам Лебедько, «ни один из них не смог назвать ни одного, а действующего спикера Владимира Андрейченко знает менее 4% опрошенных».

«Это означает, что в 2008 году этих людей не выбирали, были фальсификации, подтасовки и манипуляции, — заявил политик. — Зачем звать людей участвовать в том, чего нет: нет парламента, нет депутатов, и поэтому мы честно говорим: мы пришли для того, чтобы сказать это людям. Нам, правда, это не дают».

По словам Лебедько, на сегодня 20 кандидатов в депутаты от ОГП не были допущены в эфир на радио и телевидении. «В приличных цивилизованных странах это называется политическая цензура, когда зарегистрированным кандидатам в депутаты не дают возможность обратиться к своим избирателям», — заявил он.

При этом политик подчеркнул, что не будет «ни к чему призывать» избирателей, и обратился к ним с просьбой «сделать выбор самостоятельно».

В ходе своего выступления на телевидении Лебедько также подверг критике социальную и экономическую политику действующей власти.

«О каких успехах мы говорим, когда на каждую душу населения в Беларуси ежегодно приходится 17 литров чистого алкоголя, при том что деградация нации начинается уже после 8 литров. Мы вдвое превышаем эту норму! — заявил он. — О каких успехах мы можем говорить, когда сегодня миллион граждан нашей страны — гастарбайтеры в России, а по данным Всемирного банка, еще 500 тыс. — это «лишние» люди. Какую же надо было создать систему, чтобы полтора миллиона трудоспособного населения были не нужны своей стране. Вопрос, наверное, к тем, которые нами правят».