Депутатское кресло: ни ответственности, ни выгод

За что боролись на парламентских выборах кандидаты в депутаты?..

 

В Беларуси прошли очередные парламентские выборы. И снова привычная «элегантная победа» властей: уже в первом туре из 110 депутатов нижней палаты Национального собрания, по сообщению Центризбиркома, было избрано 109. Причем 21 — из числа действующих депутатов парламента.

Неужто и впрямь в Палате представителей медом намазано? За что, спрашивается, боролись три месяца соискатели депутатских мандатов?

От сессии до сессии…

Бытует мнение, что от сессии до сессии не только студенты, но и депутаты живут весело. Однако сами парламентарии уверяют, что расслабляться им некогда.

«У нас нерегламентированный рабочий день — могут вызвать и поздно вечером, и рано утром», — поделился с Naviny.by председатель постоянной комиссии Палаты представителей (четвертого созыва) по образованию, культуре, науке и научно-техническому прогрессу Владимир Зданович.

Николай Чергинец, который больше десяти лет проработал председателем постоянной комиссии Совета Республики по международным делам и национальной безопасности, тоже утверждает, что нагрузка у депутатов «достаточно мощная».

«Между сессиями идет постоянная законотворческая работа. Это работа по подготовке законов, — рассказал он Naviny.by. — Также все время идет переписка, встречи гостей, командировки. Нельзя сказать, что депутаты «лынды бьют» — нагрузка достаточно мощная. Особенно — в Совете Республики у тех, кто работает на постоянной основе. Свободного времени почти и нет. У меня за 12 лет нахождения в парламенте не было ни одного отпуска».

Но даже если и есть время на «левак», то не всем и не всякая подработка разрешена. «В Совете Республики могут еще где-то работать, а в Палате представителей — нет», — говорит Чергинец.

«Мы имеем право заниматься творческой и преподавательской деятельностью, — конкретизирует Владимир Зданович. — Преподавательская деятельность — только с разрешения руководства Палаты представителей. Но, поверьте, дополнительный доход при этом будет очень и очень небольшой».

Предпринимательская деятельность для депутатов также под запретом.

«Если человек избран депутатом Палаты представителей или членом Совета Республики на постоянной основе, то он должен все свои предпринимательские дела передать в управление другим людям, — объясняет Зданович. — Это предусмотрено для того, чтобы человек не использовал служебное положение в своих корыстных целях».

Эксперты, впрочем, относятся к работе депутатов куда более критично. Так, директор по исследованиям ОО «Дискуссионно-аналитическое сообщество Либеральный клуб» Евгений Прейгерман заявил Naviny.by, что знает примеры, «когда люди, будучи депутатами, создавали себе неплохие бизнесы в регионах, хоть и оформленные не на них самих, но полностью им подконтрольные, и благодаря своему депутатству они их продвигали».

Прейгерман не считает, что депутаты «сидят и в носу ковыряются все время», но об эффективности работы белорусского парламента невысокого мнения: «У депутатов есть обязанность работать с избирателями своего округа, и какая-то работа в этом плане действительно ведется. Есть у них и формальная необходимость работать над законопроектами. Но если судить по принимаемым законам, то таким творчеством парламентарии, мягко говоря, не загружены: Палата представителей последнего созыва, говорят, самостоятельно инициировала только три законопроекта».

Еще более критично настроен координатор гражданской кампании «За справедливые выборы», лидер партии «Справедливый мир» Сергей Калякин. По его словам, у добросовестно подходящего к своим обязанностям депутата даже теоритечески не должно быть свободного времени, ведь чтобы прочитать и разобраться хотя бы в одном законопроекте, необходимо потратить много дней. Вот только белорусские парламентарии, считает политик, принимают законы, иногда даже не читая их.

«Они порой утверждают законопроекты в четырех чтениях за один день, потому что им лень даже разбираться в нюансах этого документа, — заявил он Naviny.by. — Не знаю ни одного принятого за последнее время закона, который бы дал повод сказать: «Ах, какие молодцы, какой хороший для народа они приняли закон!». Все что выходит из стен нашего парламента — это лишь ухудшение, запреты, закрытие…».

Как платят, так и работают

И сколько же получают за сей доблестный труд депутаты? Оказывается, за работу в Совете Республики многие сенаторы вообще ничего не получают.

Зарплата есть только у тех, кто трудится там на постоянной основе: председатель верхней палаты, его заместители и председатели комиссий, подтверждает и Николай Чергинец. Остальным оплачиваются лишь связанные с этим видом деятельности расходы - например, командировочные.

Депутаты Палаты представителей зарплату получают. Правда, какую именно, разглашать не хотят.

Как поясняют в Министерстве по налогам и сборам, статистики о том, каковы доходы спикеров обеих палат белорусского парламента, нет. Декларации о доходах, которые подают эти граждане в налоговые инспекции по месту жительства, являются служебными документами, и эти сведения могут быть разглашены только с согласия самого налогоплательщика.

Владимир Зданович говорит, что и рядовые депутаты, и председатели комиссий получают одинаковую зарплату: «Мы все одинаковые депутаты, избранника народа и равные перед людьми». И эти зарплаты он считает невысокими: «Мы — обыкновенные госслужащие. Если взять среднюю зарплату в целом по стране, то наша немножко превышает 500 долларов. Согласитесь, ее нельзя назвать высокой. Помню, когда я только пришел в парламент, говорили: да там этих депутатов бесплатно кормят, бесплатно одевают, еще неизвестно что... Меня даже возмущают такие слова. Все это неправда, люди дорогие».

Чергинец отвергает и любые разговоры о льготах: «Если в советские времена были льготы по жилью, то сейчас и их нет. Во время моей работы в Совете Республики никаких льгот вообще не было. Люди просто получают больше морального удовлетворения, выполняя наказы избирателей».

По личным делам депутаты ездят на общественном транспорте, по делам служебным — на машине, которая закреплена за каждой парламентской комиссией. Иногородним в Минске предоставляется жилье, но только на время работы депутатом: «Если это можно назвать льготой, - то на время исполнения депутатских обязанностей может быть выделено служебное жилье. Но тут простой рационализм — ведь это дешевле, чем снимать депутату гостиницу».

«Единственная льгота, которую имеют депутаты, — поставить нужный вопрос в нужном месте. А так все же знают: когда мы принимали закон о льготах, то поотменяли всё, что касается нас. Как таковой нет даже депутатской неприкосновенности. В случае совершения каких-либо правонарушений со стороны депутата он будет подлежать такому же наказанию, как и все остальные граждане».

Правда, иногда депутаты все же проговариваются. Так, депутат Лариса Кузнецова в интервью газете «Советский район» рассказала, что зарплата у нее — 9 миллионов рублей. И добавила: «Деньги — вполне достаточные, чтобы не пользоваться представительными расходами». Но посетовала: «У депутатов нет льгот для проезда в транспорте, нет скидок на коммунальные услуги. А платить, между прочим, приходится по двум адресам: основного места жительства и за служебную квартиру».

Заместитель председателя постоянной комиссии Палаты представителей по государственному строительству, местному самоуправлению и регламенту Александр Зозуля в интервью «Народной газете» раскрыл и еще кое-какие секреты: «У нас одна служебная машина на всю комиссию. Иногородние живут в служебных квартирах, которые должны освободить в течение месяца по окончании срока действия депутатского мандата. На работу многие ездят на метро или в трамвае. Размеры командировочных такие же, как у обычных граждан, на разговоры по мобильному телефону действует корпоративный тариф, но если лимит разговорного времени превышен, то перерасход оплачиваешь из своего кармана… Ходим в обычные магазины. В парламенте есть буфет, где комплексный обед — салат, первое, второе — стоит 25-35 тысяч рублей. Личного секретаря у меня нет. Правда, каждому депутату полагается по пять помощников, но ставка только одна, остальные работают на общественных началах… Зарплаты далеко не запредельные, начисляют 6,5 миллиона рублей. Насколько мне известно, многие мастера на заводах получают столько же».

Но Евгений Прейгерман не верит в столь бедствующее положение депутатов. «Сведения об их зарплатах противоречивые, — говорит он. — Судя по тому, что я слышал, они получают порядка одной-полутора тысячи долларов. Хотя если посмотреть декларацию господина Андрейченко, который пока еще спикер Палаты представителей и вновь баллотируется, то у него там указан доход меньше тысячи. Но думаю, что в любом случае в материальном плане депутаты не обделены, даже если не имеют «левых» доходов. Плюс они получают квартиры в хорошем районе в центре Минска, плюс по завершении депутатской карьеры у них формируется соответствующая пенсия».

В то же время, как замечает Сергей Калякин, белорусские депутаты зарабатывают меньше своих коллег в других странах и даже «живут хуже, чем самый плохой поляк»: «К примеру, в Европарламенте зарплата депутата составляет порядка 15 тысяч евро в месяц, и это нормально. Потому что если депутаты на самом деле избраны народом и представляют интересы народа, то они должны быть материально защищены и независимы от лоббистов, от подачек исполнительной власти. У нас же, к сожалению, и министры получают нищенскую зарплату. А ведь есть такая поговорка: как нам платят, так мы и работаем. Вот у меня такое впечатление, что это как раз о работе нашего госаппарата в целом и о работе депутатов в частности. Правда, за ту работу, которую они выполняют, я бы вообще ничего не платил…»

В то же время Евгений Прейгерман утверждает, что кресло депутата само по себе уже является своеобразным бонусом: «В рамках установившейся в Беларуси системы работа депутата является неким поощрением за хорошее служение делу отечества и партии, скажем так. В основном туда попадают люди, которые хорошо и идеологически правильно зарекомендовали себя на своих предыдущих должностях. В рамках бытующей у нас кадровой политики это воспринимается как статусность».

 

Жулики есть везде

В одном и сами депутаты, и эксперты едины: воспользоваться своим статусом в личных целях депутату весьма непросто. «В парламенте всегда идет борьба: одни отстаивают одни интересы, другие — другие, — говорит Николай Чергинец на тему лоббизма в белорусском парламенте. — В Палату представителей избираются депутаты от округов, и бывает так, что они отстаивают интересы конкретного региона страны. Но когда закон готовится, Совет Республики проводит его экспертизу с точки зрения общегосударственных интересов. Так двухпалатный парламент позволяет уйти от принятия неверных законов. И тот факт, что нередки случаи, когда Совет Республики отклоняет законопроекты — подтверждение этому».

Отвечая на вопрос, может ли депутат помочь родственнику, например, с жильем, Владимир Зданович уверяет: «Только если это в рамках закона. То есть, к примеру, кто-то уже стоит в очереди на получение жилья и что-то там нарушается, то, конечно, депутат дает запрос в соответствующие органы. А просто дать кому-то жилье — родственнику или знакомому — это, извините, будет нарушение закона, и человек попадает под статью Уголовного кодекса. Таких прецедентов не было».

У экспертов же иное видение причин, почему белорусские парламентарии не могут защищать или продвигать чьи-то интересы: ведь они сами ничего не решают. «Они штампуют то, что им дает исполнительная власть», - отмечает Сергей Калякин. Лоббизм в белорусском парламенте сейчас «наименее возможен», вторит и Евгений Прейгерман: «Законопроект в основном рождается в Совете министров или в Администрации президента, там он уже полностью согласованный. И, к сожалению, роль парламента заключается лишь в том, чтобы нажать кнопку и проголосовать за. Какие-нибудь второстепенные решения они могут продвинуть, но не более того».

Да и, чтобы просто помочь ближнему, вовсе не обязательно быть депутатом.

«Любой человек может постараться заставить власть выполнять закон, — считает Калякин. — И депутат, если он будет добросовестно относиться к своим обязанностям, может заставить власти на местах решать вопросы людей, в том числе проблемы для «своих». Не думаю, что помочь, например, своей матери отстоять права, если они нарушаются, это что-то плохое. А если человек занимается каким-то жульничеством… Для этого не надо быть обязательно депутатом, жулики есть везде».

Белорусский парламентарий может воспользоваться своим положение лишь в том смысле, что благодаря этому статусу у него много полезных знакомств, а у нас ведь «все делается через знакомства и по блату», говорит Прейгерман: «Понятно, что если ты депутат, то ты уже наработал какую-то хорошую «социальную сеть» по всей стране, не зря ведь крутился в высоких коридорах. Ну и плюс сам факт депутатства позволяет тебе кому-то позвонить напрямую, куда-то приехать не в приемный день, и это увеличивает шансы на то, чтобы продвигать свои личные интересы. Но происходит такое, конечно, закулисно».

 

Ни ответственности, ни выгод

Так чего же больше в работе депутата — плюшек или плюх? На этот вопроса затрудняются ответить даже сами депутаты.

О сомнительной выгоде депутатства говорит Владимир Зданович: «Если кто-то рассчитывает придти в парламент и использовать депутатское удостоверение для того, чтобы улучшить свое материальное благосостояние, то он глубоко ошибается. Когда я слышу фразы о том, что они (депутаты. — Naviny.by) пошли туда, чтобы свои дела улучшить, чтобы обеспечить родственников, - это несколько смешно и обидно».

«У нас депутаты почти ничего не делают — они же законы не инициируют, они не избраны народом, а назначены, сидят там, ждут пенсии и получают «пособие» за то, что нажимают нужные исполнительной власти кнопки», — считает Сергей Калякин.

«Пока парламент не является тем органом, который играет важную роль при действующей политической системе, о его ответственности говорить не приходится, — делает вывод Евгений Прейгерман. — Что же касается материальных выгод, то, если сравнить должность парламентария и руководителя даже среднего звена исполнительной власти, то у руководителя какого-нибудь исполкома возможностей, в том числе и для продвижения личных интересов, куда больше».