После выборов Лукашенко распрощается с ярлыком европейского изгоя?

Из столицы «последней диктатуры Европы» Минск незаметно превратился в место, запросто посещаемое политиками и функционерами ЕС…

Исподволь, буднично из столицы «последней диктатуры Европы» Минск превратился в место, запросто посещаемое политиками и функционерами Евросоюза. 29 июня здесь прошел очередной, пятый неформальный министерский диалог в рамках программы ЕС «Восточное партнерство».

Для участия в этой встрече без галстуков (так ее называли, но на самом деле все оказались при параде) к нам прилетели два еврокомиссара и другие важные птицы. И если ранее отрицать внешнеполитическую изоляцию было для здешних пропагандистов весьма неблагодарной задачей (приходилось воспевать связи с третьим миром), то теперь и впрямь появились поводы заливаться соловьями.

Минск хочет прервать «цикличность»

«Беларусь всегда продвигала идею сделать «Восточное партнерство» по-настоящему прагматичной инициативой с сильным бизнес-компонентом», — отметил на нынешней встрече с коллегами глава белорусской дипломатии Владимир Макей.

В свою очередь, комиссар по европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнес Хан подчеркнул: Евросоюз уважает выбор тех стран, которые не собираются подписывать соглашение об ассоциации или экономически интегрироваться с ЕС.


Йоханнес Хан и Владимир Макей

Этот месседж при желании можно прочитать так: Брюссель принимает Беларусь такой, как она есть. Во всяком случае, отечественная оппозиция склонна трактовать минский раунд министерского диалога как этап признания режима Европой.

По итогам же намеченных на 11 октября президентских выборов Александр Лукашенко может и вовсе распрощаться с ярлыком изгоя.

Власти хотят за счет декоративных изменений добиться более снисходительной оценки кампании наблюдателями БДИПЧ ОБСЕ. Тот же Макей на пресс-конференции 29 июня эвфемистично заявил, что Минск в связи с выборами надеется избежать «той цикличности, которая всегда возникала ранее».

Цикличность же, напомню, выглядела так: разгон манифестации — аресты — посадки в тюрьму — западные санкции.

Проблема политзаключенных: ну, если сам наместник Бога попросит…

Юрий Дракохруст«Сама по себе неформальная министерская встреча означает немного, но это безусловно знак, показатель: ранее подобные мероприятия обходили находящийся под санкциями Минск стороной. Это совещание встраивается в поток многочисленных гостей из Европы, которые в последнее время навещают Беларусь, что свидетельствует о желании Евросоюза нормализовать отношения», — отметил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

Его прогноз таков: если выборы пройдут без больших эксцессов, «без мордобития с последующим заключением десятков людей» (как это было в 2010 году), то такого итога, вкупе с освобождением политзаключенных, для нормализации отношений будет вполне достаточно.

К слову, еврокомиссар Хан по итогам нынешней министерской встречи отметил, что надеется на прогресс в решении проблемы политзаключенных в Беларуси.

Несколькими днями ранее экс-министр иностранных дел Словакии, ныне политический аналитик Павол Демеш в интервью радио «Свобода» предположил, что Лукашенко может выпустить белорусского политзаключенного № 1 Николая Статкевича перед своей поездкой к папе римскому в сентябре (или сразу после нее).

Денис МельянцовСтарший аналитик Белорусского института стратегических исследований Денис Мельянцов в комментарии для Naviny.by подтвердил: да, визит готовится, «службы протокола работают над деталями», необходимо только согласовать сроки. Вполне возможно, что это будет именно сентябрь.

По мнению эксперта, у белорусских властей большого интереса держать политзаключенных давно нет, это скорее вредит имиджу режима, но вопрос в том, чтобы сохранить лицо, не показать слабости.

При этом как раз в контексте поездки к понтифику освобождение политзаключенных можно было бы логично подать как гуманный жест, отмечает Мельянцов.

Дракохруст тоже не исключает такого шага Лукашенко перед визитом к папе или сразу по возвращении из Ватикана: «Так сказать, сам наместник Бога на земле попросил».

Другой вопрос, добавляет собеседник Naviny.by, «насколько сама белорусская власть заинтересована в снятии всех барьеров на пути нормализации отношений с ЕС с учетом болезненного внимания к этому процессу со стороны России».

Имя Статкевича не объединит оппозицию

Тем временем Владимир Некляев, кандидат на выборах-2010, отсидевший после них за решеткой и не так давно громко вышедший из оппозиционных структур, призвал всех нынешних претендентов на участие в выборах сняться и поддержать символическое выдвижение кандидатом Статкевича.

Понятно, что власти зарубят процесс уже на стадии регистрации инициативной группы. Но сторонники идеи считают, что это для оппозиции сегодня единственный подлинно нравственный выбор, любой иной сценарий (идем на выборы пиарить партийные программы и пр.) означает лишь подыгрывание режиму.

В свою очередь, те деятели и силы, которые уже запрограммировали свое участие в кампании, упирают на то, что выдвижение Статкевича — только красивый жест, которым прикрывается слабость оппозиционных структур, уход от вызовов. Обыватель, мол, об этой инициативе не узнает, а пропаганда скажет, что непопулярные в народе оппозиционеры просто побоялись соперничать с Лукашенко.

«Корень проблемы — в общественной атмосфере, в запросе на перемены или в его отсутствии. На мой взгляд, сейчас в белорусском обществе он довольно слаб. А в этой ситуации все варианты по большому счету стоят друг друга», — считает Дракохруст.

Если бы ЕС договорился с Лукашенко, что Статкевича освобождают и он участвует в выборах, предложение Некляева действительно было бы весьма удачным, рассуждает аналитик.

«А так инициативная группа политзека зарегистрирована не будет и его выдвижение превратится в криптоним бойкота. Мне представляется, что коммуникация политиков с народом в рамках избирательной кампании более продуктивна, чем бойкот», — заключил Дракохруст.

Права и свободы — это проблема самих белорусов

В любом случае можно уверенно говорить о двух вещах. Во-первых, призыв Некляева останется гласом вопиющего в пустыне.

Оппозиция уже провалила проект единого кандидата, точно так же не способна она объединиться и вокруг идеи символического выдвижения Статкевича. Хотя любая консолидированная стратегия была бы предпочтительнее сегодняшнего раздрая.

На раздробленность политических оппонентов режима работают априори заниженные цели кампании (никто и не заикается, что способен победить осенью Лукашенко); фатализм и инертность электората; нежелание Запада раскачивать белорусскую лодку (и, соответственно, вбрасывать в это дело ресурсы). Наконец, можно предположить, что недаром едят свой хлеб спецслужбы, типичная задача которых в авторитарных странах — методично инфильтровать, фрагментировать оппозицию.

И второй момент: если Лукашенко все же решит выпустить политзаключенных, то не под влиянием какой-то оппозиционной кампании, а потому, что нужны деньги и в силу этого следует и далее размораживать отношения с Западом.

Проблему же получения прав и свобод на Запад возлагать глупо. Во все времена и во всех странах эти ценности отвоевывал сам народ. Но для начала нужно, чтобы свобода стала ценностью для многих.